November 7th, 2011

gunter

Мир третий, мечта неоантропов

(...)

Здесь, конечно же, речь пойдёт о Мире Полдня Стругацких. Вернее, об их настроениях того времени, когда Аркадий писал Борису: "Для меня (и для тебя тоже) коммунизм - это братство интеллигенции, а не всяких там вонючих садовников. На солженицынских матрёнах коммунизма не построишь".

Может ли существовать общество чистых диффузников? Первый же случайно попавший к ним суггестор или суперанимал станет богом. Как там было...? "In the Land of Pig, Butcher is the King"?
Может ли существовать общество чистых суггесторов? До первого суперанимала, ага.
А общество чистых суперанималов? Во-первых, в таком обществе у неоантропа будет слишком много преимуществ... а во-вторых, вряд ли там вообще будет какое-либо общество. Суперанималы у нас ЛП, человеческая социальность у них минимальна.

А общество чистых неоантропов, коль скоро оно возникло, будет довольно устойчивым, по крайней мере, его сложно будет развалить изнутри. При наличии численного превосходства неоантропы могут не бояться даже диффузников (согласно изначальной модели, два 0П чуть сильнее одного 00). К тому же, специально против диффузников можно прикормить несколько суггесторов, они погоды не делают...

И опять же, доминантой творчества Стругацких того времени будет ненависть именно к быдлу, диффузникам:

"Было в них что-то общее для пришельца с Земли. Наверное, то, что все они почти без исключений были ещё не людьми в современном смысле слова, а заготовками, болванками, из которых только кровавые века истории выточат когда-нибудь настоящего гордого и свободного человека. Они были пассивны, жадны и невероятно, фантастически эгоистичны. Психологически почти все они были рабами - рабами веры, рабами себе подобных, рабами страстишек, рабами корыстолюбия...

Протоплазма, думал Румата. Просто жрущая и размножающаяся протоплазма".

А почему "заготовки"?

Потому что: "Когда АБС употребляли термин «учитель», они всегда имели в виду именно воспитателя, педагога, Учителя с большой буквы. Человека, который не только даёт образование, но и – прежде всего! – воспитывает: превращает человеческого детеныша в Человека Воспитанного".

Таким образом, всё упирается в "технологию-икс". Человеческим детёнышам (будущим взрослым 00), прививается ментальный вирус, который превращает их в 0П. Так недочеловеки становятся людьми в полном смысле слова (т.е. неоантропами).

Collapse )

(продолжение следует...)
gunter

Мир четвёртый, стратегия диффузников

(...)

Этот пост, надеюсь, будет самым коротким. Я уже перечислил три возможных варианта - мир суперанималов, мир суггесторов, мир неоантропов.

Самыми опасными врагами суперанималов (ЛП) являются неоантропы (0П). Поэтому суперанималы должны создавать систему, нейтрализующую неоантропов руками диффузников (00).
Самыми опасными врагами суггесторов (Л0) являются суперанималы и другие суггесторы. Поэтому суггесторы должны научиться договариваться друг с другом, а заодно с неоантропами, которые будут защищать их от суперанималов.
Самыми опасными врагами неоантропов являются диффузники. Поэтому диффузников не должно быть; по крайней мере, их должно быть мало, а неоантропов - много.

Хотелось бы, конечно, рассмотреть стратегию для диффузников. Но зачем им стратегия? И в державе суперанималов, и в обществе суггесторов простых диффузников всегда будет большинство. Они кормовая база хищных видов, а значит, с биологической точки зрения, выживание им обеспечено. Для них смертельно опасен только коммунизм Полдня.

Но если бы у них всё-таки была стратегия, какой бы она была?

Самыми опасными врагами для диффузников являются их "естественные защитники" - суперанималы и суггесторы. Если диффузники не хотят становится рабами и пищей, им стоит завести при себе неоантропов - те, хотя бы, смогут нейтрализовать суперанималов.

Но остаются суггесторы. Да, неоантропы выносят суггесторов при численном превосходстве. Но во-первых, это численное превосходство нужно ещё обеспечить, а во-вторых, суггесторы могут усиливаться за счёт "заражённых" диффузников. А диффузники сильнее неоантропов.

Получается, нужно завести суперанималов, которые против суггесторов и диффузников что Гамельнский крысолов против крыс. Понимаете проблему, да?

А почему не сразу суггесторов? А потому что, как я только что сказал, неоантропы не способы эффективно контролировать суггесторов, но неоантропы легко побеждают суперанималов. Таким образом, диффузники способны контролировать суперанималов хотя бы косвенно, через неоантропов. Дело за "малым" - нужно придумать мотивацию для неоантропов и разработать технологию "приручения" суперанималов.

У нас получается мир игры в "камень" - "ножницы" - "бумага". Диффузники держат под прицелом неоантропов, те - суперанималов, суперанималы - диффузников. Каждый человек либо занимает место в предназначенной ему категории, либо... нейтрализуется, так или иначе. "Своим" суггесторам в этом мире места нет - если при суперанималах будут суггесторы, суперанималы смогут усилиться за их счёт, взять под свой контроль диффузников и покончить с неоантропами.

"Итак, в чатуранге фигуры (точнее, только пешки) движутся по кругу. В силу этого каждый игрок может активно атаковать только одного игрока (во фланг!). Если А атакует В, то В ослабит атаку С, что позволит С усилить атаку на Д. Но если С слишком преуспеет в своей атаке, он проведёт свои пешки и усилится за счет Д. И станет трудноотразимой угрозой. Поэтому атака на В должна проводиться умеренно. Добивание может быть самоубийственно (это вопрос понесенных при этом жертв)".

Если диффузники задавят неоантропов, диффузники сами станут мясом.
Если неоантропы позволят "своим" суперанималам" жрать и подчинять диффузников, неоантропы быстро превратятся в покойников.
[Ну и суперанималы живут до тех пор, пока неоантропов меньше, чем диффузников и они не имеют возможности заключить союз с пришлыми суггесторами - против суперанималов и диффузников.]

Получается крайне экзотичная и неустойчивая модель, которую сложно представить в действии.

Конечно, мне на память приходят идеи поздних Стругацких:

"...в романе, который никогда теперь не будет написан, потому что братьев Стругацких больше нет, а С. Витицкому в одиночку писать его не хочется, – так вот в этом романе авторов соблазняли главным образом две свои выдумки.

Во-первых, им нравился (казался оригинальным и нетривиальным) мир Островной Империи, построенный с безжалостной рациональностью Демиурга, отчаявшегося искоренить зло. В три круга, грубо говоря, укладывался этот мир.

Внешний круг был клоакой, стоком, адом этого мира – все подонки общества стекались туда, вся пьянь, рвань, дрянь, все садисты и прирожденные убийцы, насильники, агрессивные хамы, извращенцы, зверье, нравственные уроды – гной, шлаки, фекалии социума. Тут было ИХ царствие, тут не знали наказаний, тут жили по законам силы, подлости и ненависти. Этим кругом Империя ощетинивалась против всей прочей ойкумены, держала оборону и наносила удары.

Средний круг населялся людьми обыкновенными, ни в чем не чрезмерными, такими же как мы с вами – чуть похуже, чуть получше, еще далеко не ангелами, но уже и не бесами.

А в центре царил Мир Справедливости. «Полдень, XXII век». Теплый, приветливый, безопасный мир духа, творчества и свободы, населенный исключительно людьми талантливыми, славными, дружелюбными, свято следующими всем заповедям самой высокой нравственности.

Каждый рожденный в Империи неизбежно оказывался в «своем» круге, общество деликатно (а если надо – и грубо) вытесняло его туда, где ему было место – в соответствии с талантами его, темпераментом и нравственной потенцией. Это вытеснение происходило и автоматически, и с помощью соответствующего социального механизма (чего-то вроде полиции нравов). Это был мир, где торжествовал принцип «каждому – свое» в самом широком его толковании. Ад, Чистилище и Рай. Классика.

А во-вторых, авторам нравилась придуманная ими концовка. Там у них Максим Каммерер, пройдя сквозь все круги и добравшись до центра, ошарашенно наблюдает эту райскую жизнь, ничем не уступающую земной, и общаясь с высокопоставленным и высоколобым аборигеном, и узнавая у него все детали устройства Империи, и пытаясь примирить непримиримое, осмыслить неосмысливаемое, состыковать нестыкуемое, слышит вдруг вежливый вопрос: «А что, у вас разве мир устроен иначе?» И он начинает говорить, объяснять, втолковывать: о высокой Теории Воспитания, об Учителях, о тщательной кропотливой работе над каждой дитячьей душой... Абориген слушает, улыбается, кивает, а потом замечает как бы вскользь: «Изящно. Очень красивая теория. Но, к сожалению, абсолютно не реализуемая на практике»".

По крайней мере, все три составляющих подобного общества названы верно:

"садисты, прирождённые убийцы, извращенцы, зверьё" - суперанималы;
"обычные люди, похуже, получше" - диффузники;
"люди Полдня" - неоантропы.

Другое дело, что логику нашей схемы авторы себе явно не представляли :). У нас-то получается, что люди будущего защищают простой народ от зверья, а зверьё не даёт простому народу покончить с людьми будущего. Подобное общество хорошо только тем, что минимизирует психологический террор (или мемоцид) в отношении обычных 00-людей, а значит, только они в нём по-настоящему заинтересованы.

С точки зрения отношений, описанное напоминает мне "Хеллсинг", причём как раз первый мультфильм, не мангу. Организация "Хэллсинг" состоит из профессиональных "драконоборцов"-неоантропов. И у них есть свой прирученный "дракон", Алукард. Без него им было бы сложно бороться с обычной нечистью, "оборотнями"-вампирами, которые превращают людей в своих слуг. Бойцы "Хэллсинга" способны побеждать вампиров, но только за счёт огневой мощи и с неизбежными потерями. Алукард же давит подобную нечисть, как мух - а при желании, мог бы расправиться и с британской армией. Британская армия, в свою очередь, способна в любой момент закрыть "Хэллсинг", чисто силовыми методами.

Более того, в финале первом мультфильма появляется ещё один "дракон" - Инкогнито. Они с Алукардом долго мочат друг друга, без особого успеха. (ЛП способы драться с ЛП, но малоэффективны в этой роли. Как там Алукард говорил? "Монстр не может победить монстра. Только настоящие люди способны уничтожить монстра!") Да, было бы круто, если бы в конце появлялась Интегра и побеждала Инкогнито за счёт "драконоборческого" ноу-хау семьи Хэллсинг, но увы. Ну ладно, может быть, не круто, но по хотя бы идейно...

P.S. А собственных, покорных ему вампиров Алукарду при таком раскладе создавать не разрешили бы. Это по-любому нарушение конвенции.
gunter

Вечная история



Одни идут за звездой Вифлеемской, а другие выбрали звезду Утреннюю.

"Как упал ты с неба, денница, сын зари! разбился о землю, попиравший народы.
А говорил в сердце своем: «взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера;
взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему».
Но ты низвержен в ад, в глубины преисподней.
Видящие тебя всматриваются в тебя, размышляют о тебе: «тот ли это человек, который колебал землю, потрясал царства,
вселенную сделал пустынею и разрушал города ее, пленников своих не отпускал домой?»
Все цари народов, все лежат с честью, каждый в своей усыпальнице;
а ты повержен вне гробницы своей, как презренная ветвь, как одежда убитых, сраженных мечом, которых опускают в каменные рвы, — ты, как попираемый труп,
не соединишься с ними в могиле; ибо ты разорил землю твою, убил народ твой: во веки не помянется племя злодеев".

(Ис 14:12-20)
gunter

Постинг, который должен был появиться гораздо раньше

Я говорил, что я верю поэтам?
Я верю художникам.
И я верю безумцам.

Конечно, не всем :).
Я давно хотел поговорить об одном стихотворении. Оно давно ходит по ЖЖ...
Снаряды

Лейтенант Александр Чурин,
Командир артиллерийского взвода,
В пятнадцать тридцать семь
Девятнадцатого июля
Тысяча девятсот сорок второго года
Вспомнил о боге.
И попросил у него ящик снарядов
К единственной оставшейся у него
Сорокапятимиллиметровке
Бог вступил в дискуссию с лейтенантом,
Припомнил ему выступления на политзанятиях,
Насмешки над бабушкой Фросей,
Отказал в чуде,
Назвал аспидом краснопузым и бросил.
Тогда комсомолец Александр Чурин,
Ровно в пятнадцать сорок две,
Обратился к дьяволу с предложением
Обменять душу на ящик снарядов.
Дьявол в этот момент развлекался стрелком
В одном из трех танков,
Ползущих к чуринской пушке,
И, по понятным причинам,
Апеллируя к фэйр плэй и законам войны,
Отказал.
Впрочем, обещал в недалеком будущем
Похлопотать о Чурине у себя на работе.
Отступать было смешно и некуда.
Лейтенант приказал приготовить гранаты,
Но в этот момент в расположении взвода
Материализовался архангел.
С ящиком снарядов под мышкой.
Да еще починил вместе с рыжим Гришкой
Вторую пушку.
Помогал наводить.
Били, как перепелов над стерней.
Лейтенант утерся черной пятерней.
Спасибо, Боже - молился Чурин,
Что услышал меня,
Что простил идиота…
Подошло подкрепленье – стрелковая рота.
Архангел зашивал старшине живот,
Едва сдерживая рвоту.
Таращила глаза пыльная пехота.
Кто-то крестился,
Кто-то плевался, глазам не веря,
А седой ефрейтор смеялся,
И повторял –
Ну, дают! Ну, бля, артиллерия!

С точки зрения моего мира, это произведение является значимым.

Главный вопрос - почему ангелы помогли герою?

Collapse )