January 26th, 2013

gunter

Если речь пошла о кино...

Да, я сейчас перебираю в голове, про что бы такое киношное написать. По крайней мере, большинством голосов эта тема ("анализ фильмов и мультов") была признана самой актуальной :).

Год назад у меня был план - разобрать пару-тройку произведений массовой культуры по политическому аспекту. А именно, с точки зрения "универсального анализатора", помните такой? Суперанималы, суггесторы, "мир без Героя"? (Фильм о змеюках был проанализирован в рамках этого проекта.)

В принципе, к этому всегда можно вернутся.

Даже, как залог этого возвращения, изложить короткую мысль, которую я как-то пересказал mortulo.

Представьте себе персонажей, которые сидят по клеткам, определяющим их роль и функции в сюжете. И все упираются друг в друга боками, как в той монструозной картинке из "All Tomorrows" Немо Рэмджета:



Считайте, что это у нас текст в лучших традициях "реалистичной русской прозы". Или плохой советский производственный фильм, где моральный облик каждого персонажа написан у него на лбу, и по подлецу сразу видно, что он подлец, назначенный на роль подлеца, а положительные персонажи верят ему лишь потому, что они фантастически наивны. Это мир, состоящий из одних диффузников.

А теперь представьте, что среди них есть персонаж, способный свободно переходить из клетки в клетку. И передвигать других, по собственному желанию. Даже таких, как он сам. Он кидала, разводила, Остап Бендер - короче, суггестор. Даже если он один - это уже авантюрный роман. Если их хотя бы двое, они способны развести кого угодно, и целый мир застрявших в своих раковинах дураков не сможет им помешать. А если их хватит на целую команду? На организацию? Они общими усилиями создадут такую разводку, из которой никто никогда не выберется. "Несколько человек, способных сговориться между собой за спиной всех остальных (то есть общества как такового) по поводу того, что они будут с обществом делать, имеют все шансы добиться своего – этот кошмар терзал общество с момента его появления".

А что, если они начнут бороться друг с другом? О чём, в конечном счёте, "Граф Монте-Кристо"? Данглар и Фернан решили, что Эдмон Дантес им мешает, так же думал и Вильфор, общими усилиями они убрали Дантеса с доски. Но, как выяснилось, не до конца. Дантес вернулся - и убрал с доски их. Весь вопрос в том, кто окажется выше в пищевой цепи.

...Но кто будет сидеть на самом верху? Представьте себе существо, способное двигать других - но которое никто не сможет передвинуть против его воли. Вершину пищевой цепи, вершину пирамиды. Суперхищника. Кайзера Созе, если вы смотрели "Обычных подозреваемых". Он способен уничтожить любую систему или возглавить её. Если несчастные обитатели своих клеток, в сущности, обычные люди, такие же, как мы с вами, то он не совсем человек. Там где суггесторы - ворюги, он - кровопийца. Да, существует традиция изображать его в виде желтоглазого социопата, она, видимо, на чём-то основывается.

[Хотите сделать банальный сюжет про суперанимала? Придумайте, как он бежит из места, где его насильно удерживали, а по пути крошит бесполезных охранников. (Здесь уместна шутка про страшного и ужасного Бармалея, он пародирует именно такое существо.) Я бы мог вставить пару сцен из разных фильмов, но думаю, вы и так понимаете, о чём я.]

Да, выше этих драконов в человеческом обличии могли бы быть Герои - любимцы богов, над которыми не властны правила. Но Героев у нас нет.

У нас остался только последний возможный вариант - персонаж, не способный двигать других, но располагающий свободой действий, которую у него нельзя отобрать. Способный распознать иллюзию, распутать нити обмана. Неоантроп даже может победить суперанимала - правда, это ещё ничего не значит. Массе диффузников ему противопоставить нечего. Такие сюжеты обычно грустные... истинные зрячие опасны для пастуха, но стадо легко их затопчет.

Это понятно?

(Хех, mortulo, если ты скажешь, что в жизни я это объяснял образнее, ярче, понятнее и лаконичней, ты разобьёшь мне сердце! :))
gunter

Страх перед ревизией, или разница между хулиганом и bully

Но в целом...

У меня остался недописанным один кинопост. Из старых. Я выкладывал только его куски. Тема - "Каникулы Петрова и Васечкина", первая серия.

Знаете, есть одна тема, из тех, которые меня всегда волновали - перевод смыслов.
Как можно передать смысл? Объяснить культурный контекст человеку, который с ним не знаком?

Допустим, мы говорим о "Ревизоре". (Если кто не в курсе, первая серия "Каникул..." цитирует "Ревизор", вторая отсылает к "Дон-Кихоту" и является очередной деконструкцией рыцарского романа.)

Базовый комизм в комедии Гоголя понятен любому. Та самая идея, подаренная Пушкиным - нечистое на руку городское начальство живёт в страхе перед проверкой; случайного человека принимают за очень важного и пресмыкаются перед ним. Есть вещи, которые смешны всегда, и эта одна из них. Я решил проверить эту мысль, залез на Википедию, и убедился, что фильмы по мотивам "Ревизора" снимались и в Гонконге, и в Индии, и во множестве других стран.

Теперь. В первой серии "Каникул Петрова и Васечкина" действие перенесено в пионерский лагерь, а ревизор стал хулиганом.

"...да он же может нам разрушить план учёбно-воспитательной работы!"

Если у нас есть американец, который никогда не слышал о Гоголе (фантастика, правда?), и я перескажу ему сюжет "Ревизора", он сразу поймёт, почему это комедия.
А как объяснить ему, почему советские пионеры в фильме начинают угождать и прислуживать тому, кого считают хулиганом, зачем? В чём здесь соль, где логика? (Хотя, наверное, очевидно, почему в "хулигана" сразу же влюбляются девочки, заменяющие в сюжете жену и дочь городничего. :))

Вводные слова для проекта "Каникулы Петрова и Васечкина" в целом (это я как бы объясняю гипотетическому американцу). С точки зрения подобных произведений советской массовой культуры, коммунизм как бы уже построен. На самом деле коммунизма нет, но все делают вид, что он есть. Если уж мы говорим о фильмах, рассчитанных на детей, то им можно приписать следующую позицию: дорогие дети, коммунизм ещё не построен, но это взрослые проблемы ваших родителей, которые вас не касаются; вы-то можете считать, что живёте при коммунизме, так как к тому времени, когда вы станете взрослыми, он уже будет построен. Так говорил дедушка Ленин. "Тому поколению, представителям которого теперь около 50 лет, нельзя рассчитывать, что оно увидит коммунистическое общество. До тех пор это поколение перемрёт. А то поколение, которому сейчас 15 лет, оно и увидит коммунистическое общество, и само будет строить это общество". Ведь Ленин никогда не ошибался.

Таким образом, детям предстоял плавный переход от наивных детский фантазий о коммунизме к полноценной жизни в реальном коммунистическом обществе.

Из этого вытекало следующее. Бытие определяет сознание, поэтому взрослым людям, живущим при коммунизме, как и коммунистическому обществу в целом, чужды сюжеты, зародившиеся в условиях классового общества, социального неравенства и эксплуатации человека человеком. Но они продолжают оставаться актуальными для детей-подростков и для их микросоциумов, ибо развитие личности повторяет развитие общества. Именно подросткам достаются сюжеты про рыцарей, мушкетёров и пиратов, а с ними и Шекспир, Сервантес, да Пушкин с Гоголем. Потому что лишь в подростковой среде эти сюжеты по-прежнему могут воспроизводится. [Отсюда пролог "Трудно быть богом" - Пашка и Антон в детстве играют в арканарско-ируканских дворян, поэтому впоследствии способны сыграть эту роль уже по-настоящему.]

...Итак, первая серия "Каникул Петрова и Васечкина" пересказывает на подростковом материале базовый русский сюжет ("Ревизор"), а вторая - базовый европейский ("Дон-Кихот", рыцарский миф). Васечкина-Хлестакова все принимают за опасного хулигана, и только он знает, что это не так; Васечкин-Дон-Кихот считает себя благородным рыцарем, но все остальные видят в нём всего-лишь Васечкина. Отечественное здесь сравнивается с общемировым, в той степени, в какой европейское всегда считалось универсальным.


Первая серия "Каникул Петрова и Васечкина" начинается с того, что учительница читает ученикам "Ревизор" - видимо, перед нами занятия внеклассного театрального кружка. Ученики заявляют учительнице, что сюжет "Ревизора" в новом советском обществе больше неактуален.

"Давайте лучше что-нибудь современное поставим!"
"Значит, вы считаете, что эта история несовременна?"
"Совершенно несовременна!"

Учительница коварно улыбается: "А вот представим себе такие предлагаемые обстоятельства... лето, каникулы, пионерский лагерь. И скажем ты - ответственный дежурный по лагерю. Энергичный, честолюбивый, очень дорожащий своим авторитетом..."

Ответ учительницы, по сути, таков. Эта история уже неактуальна для взрослых, но всё ещё актуальна для детей, так как уровень морально-нравственного и интеллектуального развития советского пионера примерно соответствует уровню российских чиновников 19 века. Я об этом как раз говорил.

Дальше начинается основное действие фильма. При этом, дети как бы одновременно участвуют в ролевой игре по предложенным обстоятельствам, являются действующими лицами в сюжете про пионерлагерь и в спектакле по "Ревизору", а также смотрят фильм в качестве зрителей и вместе со зрителем. Постмодернизм!

Первое и главное, что нужно объяснить нашему условному американцу - это многозначительность советского слова "лагерь". Например, "лагерь" - это тюрьма, зона.

Collapse )

(продолжение следует...)
gunter

Страх перед ревизией, или начальство, самозванец, ревизор - кто настоящий злодей?

(...)

Но тут я хотел бы поговорить о самом сюжете "Ревизора". Алан Мур учит нас всегда обращаться к источнику сюжета, к его основе и архетипу. Уж Алан Мур в сюжетах разбирается! Всякий город - это архетип Города, а Город, как символ, в том числе обозначает душу и внутренний мир человека.

Кем же был первый упомянутый в литературе ревизор, путешествующий инкогнито?

"И сказал Господь: вопль Содомский и Гоморрский, велик он, и грех их, тяжел он весьма;
сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю.
И обратились мужи оттуда и пошли в Содом...
И пришли те два Ангела в Содом вечером, когда Лот сидел у ворот Содома".


...Это был городок, затерянный посреди пустоши. Владыки его погрязли во зле. Но однажды в город приехал незнакомец на усталом коне и с револьвером на поясе. Этим револьвером он в конце-концов вынес справедливый приговор мэру, судье, шерифу и всем тем, кто перешёл на сторону зла. Потому что это была проверка. "Нет Бога, кроме Бога, а рядовой Пиньков - Проверяющий Его".

Сколько раз этот сюжет воспроизводился в западном кинематографе? Помните "Догвилль"? Сам Акира Куросава так восхитился этим американским сюжетом, что снял на его основе своего "Телохранителя".

А помните, я шутил насчёт выдуманного мной "американского "Ревизора""? Но ведь американский "Ревизор" существовал. Это американский фильм "Inspector General" 1949 года, музыкальная комедия по мотивам Гоголя.

Сюжет. Действие происходит в окрестностях городка Бродны, в неназванной восточноевропейской стране, которая только-только попала под власть императора Наполеона. "Хлестаков" - голодный бродяга Георгий, воспитанный цыганами, но изгнанный ими за бездарность и глупость. Когда Георгий попадает в Бродны, жестокий и коррумпированный полицмейстер собирается повесить его за бродяжничество. Но столь же подлый и проворовавшийся бургомистр случайно узнает, что в их район направлен Генеральный Инспектор от самого Наполеона, путешествующий инкогнито и обладающий особыми полномочиями. Естественно, вся городская верхушка тут же начинает стелиться перед Георгием. При этом, бургомистр и полицмейстер планируют тайно убить инспектора и замести следы. Но, несмотря на свою наивность, Георгий умудряется разоблачить коррупционеров и сделать их преступления достоянием гласности. В этот самый момент в город въезжает настоящий представитель Наполеона, который, разобравшись в ситуации, приказывает повесить старого бургомистра, снимает с должности всё прежнее начальство, а новым градоначальником назначает Георгия - "как самого честного человека, который встретился мне в этих краях".

Для американцев Хлестаков - положительный персонаж. (Да, они любят суггесторов-разводил, но это отдельная тема.) И для них "Ревизор" - это по-прежнему тот самый сюжет о проверке, а вовсе не его инверсия. Да, Хлестаков дурак, обманщик и самозванец. Но разве он занимался рэкетом от имени государства и нарушал закон, прикрываясь своей должностью? Это он расхитил выделенные средства, обложил данью предпринимателей и превратил городскую администрацию в организованную преступную группировку? Нет, не он тут главное зло. Зло живёт в таких вот маленьких городках, затерянных посреди Большого Ничто. Но, пусть их жители и забыли Бога, Бог их не забыл. А пути Господа неисповедимы. Ревизор может не осознавать, что он ревизор - и всё равно оказаться им.

Кстати, у нас ведь есть авторская трактовка. В "Развязке "Ревизора" Гоголь предлагает рассмотреть "Ревизор", как аллегорию:

Collapse )


Итак, царь - Бог, город - душа, чиновники - страсти. Немая сцена - смерть и Страшный суд, когда ничего уже нельзя изменить. Человек подчиняется бесам, бесы заставляют его пресмыкаться перед очередным "Хлестаковым", но рано или поздно за всё придётся отвечать. В следующем мире.

В советское время "Ревизор" трактовался понятно как: как приговор прогнившей царской России и её порядкам. Но суть "Ревизора" не в старинных мундирах. И в этом смысле, да, "Каникулы Петрова и Васечкина" предлагают последовательно советскую версию пьесы. Если перевести сюжет обратно с "детского" языка получается следующее. Узнав, что в город приехал настоящий ревизор, Хлестаков понимает, как сильно он согрешил против города. И тогда он идёт в гостиницу, берёт нож и режет ревизора, чтобы сорвать проверку и выиграть время. Жертвует собой ради города!

Потому что коллектив - это самое важно. Нельзя с коллективом шутить. В СССР убили царя и отменили Бога, поэтому проверка никогда не придёт. А если придёт, советские люди костьми лягут, но нейтрализуют проверяющего, во имя Города и его Властей (Лавра Федотовича, Хлебовводова и Фарфуркиса, надо полагать).

Итак, в рамках этого базового мифа, американский сюжет будет следующим: жалкий и никчёмный человек может оказаться в роли ангела, даже если он сам этого не хотел. И суд свершится, рано или поздно.

Советский сюжет сводился к тому, что советские люди готовы целовать в попу бесов, если бесы - это местное Начальство. А платить по счетам не придётся никогда.

"...Итак, когда придёт хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями?
Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои".


P.S. В качестве эпилога.
gunter

Есть и на силу укорот

Возможно, я, по своему обыкновению, оказался излишне многословным.  Но основное содержание двух предыдущих постов сводится к реплике leonid_b:

"Виталий Каплан рассказывает:

Вспомнил одну притчеобразную историю, мне её рассказывали в 80-х годах. Под Москвой был некий дачный посёлок, где участки получали то ли отставники МВД, то ли КГБ (не высокие чины, а так, мелочь не выше майоров). Все такие правильные советские люди, члены партии. И вот в середине 80-х на месте этого посёлка решили то ли дорогу строить, то ли ЛЭП тянуть - деталей не помню уже. А дачи, соответственно, снести. Дачники-ветераны, естественно, начали борьбу, куда только ни писали - всё без толку. Дошли наконец до ЦК КПСС - им и там отказали. И тогда, согласно легенде, лидер дачников заявил референту из ЦК:
- В таком случае мы будем жаловаться выше!
- Куда ж выше-то? - засмеялся референт.
- Рейгану! - сурово сказал правильный советский дед.
Посёлок не тронули. То ли дорогу, то ли ЛЭП провели в стороне.

Правда это или миф? Выяснить невозможно. Имён, явок и паролей не знаю.

Раньше я считал, что это грустная история со счастливым концом. А сейчас и конец мне не кажется таким уж счастливым.


Счастье, я думаю, тут не очень чтобы при чём. Это - некультурная реакция на некультурную ситуацию, с тех пор большевики отменили Бога как высшую инстанцию в общественных делах.

Исконные представления народа таковы: над собственным начальством должен обязательно быть кто-то, кого оно побаивается и к кому можно апеллировать. Кто это может быть? При отмене Бога как руководящей инстанции это, конечно, западные товарищи, и наша пропаганда была просто пропитана страхом и ненавистью к ним. Но это - пропаганда. А отношение народа к "стране святых чудес" было всегда более сложным".