February 27th, 2013

gunter

Мысли вслух

Весь день (но не сейчас) мучился от головной боли. Видимо, это запах краски...

В голове, тем не менее, имеются мысли :). Но, к сожалению, когда их много, они расталкивают друг друга в очереди на реализацию.

В том числе, я думал о производстве добра из зла. К примеру, того зла, которое новое российское кино породило в количествах... Что *полезного* можно сделать со всеми этими фильмами? Я уже рассматривал вариант специального курса для будущих режиссёров, на котором их будут учить, как не надо делать. А может быть, какой-нибудь талантливый и философски настроенный кинокритик будущего напишет интереснейшую книгу "Русское кино: чекистский период". Кто знает?

("Чекистский период" - из-за сквозной фигуры "чекиста" в широком смысле слова, который обычно присутствует рядом с главными героями, но сам по себе главным действующим лицом не является. Условно говоря, "Высоцкий и чекисты", "Белый тигр и чекисты", "Сын Саши Белого и чекисты".)

Да, тут на 23 февраля опять показали Михалковскую "нетленку". Знаете, первый фильм ("Предстояние") по-прежнему неописуемо плох. Но интуиция мне подсказывает, что второй фильм ("Цитадель") имеет хорошие шансы стать культовым - именно потому, что это страшная, нечеловеческая херня. Но при этом, в отличие от первого фильма, это херня с сюжетом (безумным), концепцией (непонятно какой) и запоминающейся актёрской игрой (у Михалкова и Меньшикова).

Мне уже хочется начать разгадывать код "Цитадели". Условно говоря, если взять все возможные трактовки этого фильма, и отбросить те, которые сразу вызывают рвоту (напр., "это история о той особой любви, которую отцы испытывают к своим дочерям, когда те начинают превращаться в женщин..."), то оставшееся и будет концепцией фильма, какой бы невероятной она не была.
gunter

Листая старые страницы

Перечитывал своё, "из неопубликованного" (с целью рано или поздно это всё-таки выложить, естественно :)).

Натолкнулся на фразу:

Представьте, что я загадал вам шараду. Разведчика внедряют в чужое общество. Как и положено профессионалу, сначала он всех ненавидит. Как врагов. Но потом он понимает, что многие из тех, с кем он работает, сами не одобряют политику режима и сомневаются в официальной идеологии. Они выполняют приказы, они сами отдают приказы, но нельзя сказать, что они представляют собой какую-либо однородную массу. Какие чувства разведчик будет к ним испытывать?


Интересно, если бы я у вас серьёзно спросил что-нибудь подобное, что бы вы мне ответили? :)