November 24th, 2015

gunter

О чести, начало

Так вот.

Честь :).

Я хотел поговорить о свойствах "чести". Что мы вообще знаем о ней и о принципах её функционирования? Этот вопрос мне нравится, потому что я любопытен, мне нравится докапываться до сути.


Например, я считаю, что честь относится к "горизонтальным", а не к "вертикальным" понятиям.

Условно говоря, патриотизм - это "вертикальное" понятие, потому что оно связывает всех людей сверху до низу. А профессиональная солидарность - "горизонтальное", потому что она объединяет всех людей одной профессии, независимо от того, где они работают. Можно представить себе картину, когда элита, одновременно, транслирует вертикальные ценности для своих подчинённых - "ненавидь врага, люби начальство!" - и разделяет горизонтальные ценности, связывающие элитные группы разных стран между собой - "не мир тесный, прослойка тонкая, мы тут все приличные люди, граждане мира".

(Житель горианского города разделяет те ценности, которые объединяют город в единое иерархичное целое, сверху донизу, от правителя до последнего мусорщика. И за свою город он готов жизнь отдать, а другие города он презирает и ненавидит. При этом подавляющее большинство жителей "высоких" городов принадлежит к той или иной касте. И представители одной касты считаются братьями, даже если они из разных городов. Все воины братья, потому что у них один Кодекс.)

Так вот, честь завязана на отношения между равными (ergo, это горизонтальное понятие). Люди чести могут занимать разные позиции в обществе и обладать разным достатком, но в той степени, в какой они признают друг друга людьми чести, они равны между собой. Мнение низших форм жизни их, при этом, не волнует.

--------------------------

И ещё раз. В этом контексте, вертикальные связи объединяют разных людей и разные группы людей, проживающих на одной территории. Горизонтальные связи объединяют людей и группы людей, которые разнесены в пространстве, но, при этом, схожи по какому-то важному признаку. Самоорганизация людей, проживающих на одной территории, в подавляющем большинстве случаев приводит к образованию строгой социальной иерархии. В этой иерархии выделяются люди и группы, берущие на себя отыгрыш каких-либо конкретных ролей. Эти роли, как правило, аналогичны между иерархиями разных территорий. Людям свойственно испытывать солидарность с другими людьми, которые попали в аналогичную ситуацию или исполняют аналогичную роль. Верхушка территориальной иерархии может бороться с этими чувствами, навязывая своим подданным жёсткую групповую (пространственно-обусловленную) идентичность по принципу "наш разведчик, их шпион". С другой стороны, люди, исполняющие одну и ту же роль, пусть и в разных иерархиях, в определённом смысле заинтересованы в совместном отстаивании своих прав и в признании своих групповых интересов со стороны начальства. Типа, все разведчики всех держав входят в один неофициальный профсоюз, и для друг друга они "свои", посвящённые, а не цивилы, профаны, магглы.

Честь, повторюсь, это горизонтальное понятие.
gunter

Настоящий Кутузов

Кстати, о горизонтальных связях.

wyradhe написал огромную серию постов о Кутузове, которым он восхищается. Как я понимаю, помимо прочего, он хотел раскрыть людям глаза на настоящего Кутузова, который в жизни был совсем не похож на карикатурный образ из советского патриотического лубка. И повязку на глазу не носил.

Например, классическое:

"Из записок адмирала Шишкова (1870, т.1, с.176 слл.). Речь идет о беседах, которые он имел с Кутузовым в Польше в начале февраля 1813 г.

"...Я не могу удержаться, чтоб не поместить здесь некоторого весьма неприятного для меня происшествия. Однажды случилось мне разговаривать с почтенным в прочем, но приверженным к иностранным нравам и обрядам вельможею [из переписки Шишкова с женой еще в XIX в. выяснилось, что речь идет о Мих. Илл. Кутузове], который, может быть, слишком разгоряченный моими ему прекословиями, хотел меня уверить, что если мы бросим Французский язык, перестанем отдавать детей наших на воспитание им и прогоним от себя театральные Французские зрелища, то впадем в прежнюю неуклюжесть и невежество. Вскоре после сего сей самый вельможа - я из уважения не хочу назвать его по имени - за столом у государя стал тож самое утверждать, ходатайствуя за Французский театр, чтоб, невзирая на военные обстоятельства, позволить ему в Петербурге - для чего уже и не на пепле сожженной Москвы?! - продолжаться по-прежнему [18.11.1812 Александр своим указом распустил Франц. театр в Спб как непатриотическое в условиях войны явление; как видно, ему долго это не приходило в голову], приводя в доказательство сей необходимой надобности то, что спектакель их в совершенстве, что мы давно привыкли им услаждаться и что русские наши актеры никогда не могут сравниться с Французскими"".


wyradhe, естественно, пишет к этому свой классический комментарий, для тех, кто не понял или не знает, что именно Кутузов имел в виду:

"Кутузов, как видим, находил, что в прошлом имела место некая отсталость ("невежество и неуклюжесть"), от коей, позаимствовавшись и продолжая заимствоваться вещами, изложенными на французском языке, и ранее избавились, и впредь оно для вящего развития смысле полезно (естественно, не французский язык должен был ему представляться таким ценным не сам по себе, - чем это он грамматически лучше русского? - а постольку, поскольку владение им дает доступ к французским текстам. Что же это во французских текстах можно найти такого, без доступа к чему впадешь в невежество и неуклюжесть, - то есть в русских текстах пока аналогов этому чему-то нет, утрата доступа к французским оказалась бы невосполнимой потерей этого чего-то? Что такого "анти-невежественного" существовало на французском, чего не существовало на русском? Только две вещи могут тут прийти в голову: изящная литература, тогда более гибкая и богатая по темам, подходам и знаменитым произведениям во Франции, чем в России, и идеи Просвещения насчет прав и свобод, - всякие Вольтеры и Монтескье, - каковым идеям Кутузов, как мы знаем независимо и в самом деле был весьма привержен, и именно противопоставляя их старине, - привержен настолько, что эти его чувства с силой прорвались в письме к Сиверсу, разбиравшемуся нами ранее, хотя такие прорывы вообще были у него, исключительно скрытного человека, редчайшими)".


Но я отвлёкся.

Так вот, про горизонтальные связи и соответствующие ценности. Очень интересный пост, интересный во всей своей полноте, но я хотел процитировать один кусок:

"В довершение ко всему [во время посольства в Константинополе, Кутузов] сдружился с Ахмедом Хуршидом - лазом (группа грузин)-янычаром на турецкой службе, который через 20 почти лет стал визирем и с которым Кутузов воевал в 1811 на Дунае, пересылаясь с ним по ходу дела подарками и дружественными письмами (когда Ахмед прибыл на фронт, Кутузов ему отписал, понятно, по-французски: "Благороднейший и прославленный друг! Его императорское величество, мой августейший государь, благоволил доверить мне командование своей армией, находящейся в этом краю. ...Мне было весьма приятно, по моем прибытии в армию, узнать о почти одновременном возвышении вашей светлости в ранг первых особ Оттоманской империи. Я спешу в связи с этим принести вам мои искренние поздравления и пожелания. К этому побуждают меня давность нашего знакомства, начавшегося около девятнадцати лет тому назад. Я вспоминаю то время с истинным удовольствием и радуюсь счастливому обстоятельству, которое ставит меня теперь в непосредственные отношения с вашей светлостью и позволит мне иногда выражать чувства, которые я сохранил к вашей светлости с того времени, ибо я осмеливаюсь считать, что несчастные обстоятельства, разделяющие обе наши империи, ни в коей мере не повлияли на нашу старинную дружбу. Она не находится в противоречии с тем усердием и той верностью, которые мы оба должны испытывать к нашим августейшим монархам. Прошу вашу светлость соблаговолить принять выражение этих моих чувств, а также заверение в моем глубочайшем почтении. Ваш искренний друг")".


Да, они готовы были закопать в землю тысячи и тысячи мужиков с обеих сторон, но это не значит, что они не могли быть друзьями, правда? Их связывали общая профессия, общие воспоминания, схожие интересы, наконец, один язык (французский, понятное дело).

И тут уже вопрос о том, какой тип отношений вам кажется более естественным - "горизонтальность" европейского правящего класса 18 века, который своими осколками дожил и до века 19-го, или тотальная "вертикаль" глобального противостояния 20 века, с железной советской логикой "чужак-враг".
gunter

Джон Ле Карре, певец британского криптоколониализма

(Чтобы отвлечься, мне скучно писать на одну и ту же тему.)

"Трилогия Карлы" из цикла про английского разведчика Смайли известного писателя Джона Ле Карре ("Шпион, выйди вон", "Достопочтенный школяр", "Люди Смайли"), посвящённая противостоянию Смайли и Карлы, его неуловимого советского противника, может рассматриваться в рамках конспирологической концепции Галковского о криптоколониальном статусе СССР.

Карла - это "смотрящий", приставленный к советской разведке из метрополии. Это человек без имени (женское имя "Карла" - кодовое имя первой созданной им разведсети) и с чудовищной карнавальной биографией. Загибайте пальцы. Отец Карлы - царский жандарм, Карла - сын полка на красном бронепоезде в ходе борьбы дальневосточных красных партизан с японской интервенцией во время Гражданской войны. В тридцатые годы Карла работает в Испании, судя по всему, под началом Орлова. Параллельно он то ли учится, то ли работает в Англии, в одном из престижных английских университетов, где вербует студентов-коммунистов, нацеливая их на карьеру в британских спецслужбах. В годы Великой отечественной Карла работает с партизанским подпольем, и, одновременно, ведёт сложнейшую радиоигру, осуществляя операцию по стратегической дезинформации немецкой разведки. После войны он разворачивает шпионскую сеть в США, где его ловят американцы. (Карлу подвела техника - американцы перехватили и расшифровали радиопередачу, с тех пор Карла принципиально не доверял технике и радиосвязи.) Американцы выдают Карлу англичанам, и молодой Смайли предлагает Карле остаться в Англии, но Карла выбирает возвращение в сталинский СССР. Там его арестовывают, как вражеского шпиона, и отправляют в лагеря. После смерти Сталина Карлу реабилитируют, и он возглавляет советскую внешнюю разведку.

...В восьмидесятые годы старый Карла сначала вывозит свою дочь в Швейцарию, а затем и сам перебирается на Запад, перейдя границу между Восточным и Западным Берлином. С той стороны его встречает седой Смайли ("Люди Смайли"). Кстати, в многосерийной постановке Би-би-си Карлу играет Патрик Стюарт (капитан "Лысый" Пикард), а Смайли - Алек Гиннесс (Оби-ван Кеноби).

["Мёртвый сезон" по-английски, концовка телефильма.]

Короче, Ле Карре явно входил в число посвящённых (тм).

Так вот, "Шпион, выйди вон" (Tinker, Tailor, Soldier, Spy), в этом контексте - это история про то, как английский агент Карла, который курирует советскую разведку в интересах Лондона, пытается использовать ресурсы советской внешней разведки, чтобы играть в политические игры в метрополии. И пытается расчистить путь к руководству британской разведки для своего человека, которого он завербовал ещё в тридцатые годы, когда изображал советского шпиона в Англии. Но тут, конечно, товарищ Карла был неправ (Тень, знай своё место) и его поправили.

telserg мне на это сказал, что когда люди метрополии в колонии пытаются повлиять на политику метрополии за счёт подконтрольных им ресурсов колонии, это как раз хорошо. Это значит, что их интересы всё ещё связаны с Центром. Плохо, когда их личные интересы начинают совпадать с интересами колонии, а борьба за власть в метрополии становится им неинтересна. (См. историю американской борьбы за независимость.)