December 2nd, 2015

gunter

Человечки Лефевра, героическое поведение

(...)

Теперь поговорим о героическом поведении.

Сразу скажу, что у Лефевра всё намного сложнее. Многоэтажная рефлексия, то, как человек воспринимает себя, свои отношения и свой этический статус, четыре категории этических субъектов - "лицемеры", "обыватели", "герои" и "святые". Я сейчас собираюсь рассказать о сильно упрощённой версии этой концепции, с одним "этажом" и всего с двумя категориями. Хотите подробную и более точную версию, читайте "Азбуку совести" Владимира Лефевра :).

Как я уже говорил, цель этической рефлексии состоит в том, чтобы обеспечить себе "0" на первом уровне рефлексии, чтобы иметь возможность при необходимости отрефлексировать собственную неправоту и вовремя исправиться. Теперь добавим к этому рефлексию собственных отношений ("^", "логическая степень", рефлексия). Для простоты скажем, что данный человечек воспринимает себя и свои отношения адекватно реальности. Тогда:

m + n^(n + m) = 1; n^(n + m) = 3/4
m * n^(n * m) = 1/2; n^(n * m) =1


Понятно, почему так?

В первом случае, чтобы n^(n + m) = 0, необходимо иметь n = 0; m = 1; тогда n^(n + m) = 0^(0 + 1) = 0^1 = 0. Остальные три варианта: (n = 0; m = 0), (n = 1; m = 0), (n = 1; m = 1) дают n^(n + m) = 1. Итого три варианта из четырёх возможных, 3/4. Этический субъект "n", адекватно рефлексирующий свои отношения, как (n + m), имеет этический статус 3/4.

Система, которую он при этом образует с m, "разогревается" до 1, даже если субъект m лишён собственной адекватной рефлексии. По очевидным причинам. Во всех вариантах у нас будет либо n = 1, либо m = 1, либо они оба. А если n = 0 и m = 0, то тогда m + n^(n + m) = 0 + 0^0 = 0 + 1 = 1. [Можно заметить, что если n не способен адекватно отрефлексировать m, этическая температура системы заметно понижается: m + n^(n + ¬m) = 3/4.]

Во-втором случае, этический субъект n, рефлексирующий свои отношения, как (n * m) обладает максимальным этическим статусом. Опять же, всё просто. Если n = 1, то n^(n * m) = 1. Если n = 0, то n^(n * m) = 0^0 = 1.

Но что касается системы (m * n^(n * m)) в целом, то при отсутствии у m адекватной рефлексии, она будет давать 0 при m = 0, то есть в половине всех случаев. Этическая "температура" системы = 1/2.

Итого. При переходе (n^(n + m) + m) => (n^(n * m) * m) этический статус n улучшается, ценой вероятного ухудшения обстановки.

Для первой этической системы это означает, что герой, перешедший от конфликта к компромиссу (заменивший "+" на "*") повышает свой собственный статус ценой возможного ухудшения обстановки. Это задаёт для первой этической системы парадигму "героического/жертвенного компромисса": "ты мне не нравишься, но я готов с тобой договариваться". Это подвиг.

Для второй этической системы это означает, что этический статус повышает герой, перешедший от компромисса к конфликту (опять же, заменивший "+" на "*"). Это задаёт для второй этической системы парадигму "героического/жертвенного конфликта": "ты мне нравишься, но я готов тебя убить". Это тоже подвиг.

В обоих случаях, подчёркиваю, герой соответствующей этической системы идёт на принцип, несмотря на возможные негативные последствия для себя и для окружающих. Этим герои отличаются от обывателей, которые хотят существовать в рамках комфортной, "тёплой" системы, и, соответственно, жертвуют ради этого своим этическим статусом. В терминах Лефевра, "обыватель" - это тот, кто выбирая между страданиями (в результате внешнего воздействия) и угрызениями совести (от осознания того, что поступил неправильно) выбирает угрызения совести. Герой выбирает страдания, но зато его не мучает совесть, он всегда знает, что поступил правильно. Иначе говоря, и герои, и обыватели являются носителями одной этической системы.

[Лицемер не испытывает ни страданий, ни угрызений совести. Святой - это герой, считающий себя обывателем, то есть он расплачивается за своё безупречное поведение и страданиями, и угрызениями совести. У всего этого есть выражение в формулах, я их просто не помню.]

При этом, надо понимать, что поведение героя прежде всего расчитанно на отношения с другим героем, в этом его смысл с точки зрения социальной системы.

n^(n * m) * m^(n * m) = 1


У героев первой этической системы отсутствует возможность начать конфликт, не уронив при этом свой этический статус. Достигнутый компромисс, напротив, повышает статус. Поэтому первую этическую систему можно назвать "этикой компромисса".
У героев второй этической системы отсутствует возможности предложить компромисс, не уронив при этом свой этический статус. Развязанный конфликт, напротив, повышает статус. Поэтому вторую этическую систему можно назвать "этикой конфликта".

Надеюсь, вы ещё не потеряли нить.

(продолжение следует...)
gunter

Честь и "Илья Муромец"

На самом деле, я ещё думаю о том, как продолжить разговор о чести (и ещё ряд разговоров).

Но честно говоря, мне захотелось немного срезать путь, и вместо очередной реплики о теории просто привести какие-то примеры из художественных произведений.

Есть такой советский фильм "Илья Муромец" 1956 года, очень хороший. Эпическое фэнтези, настоящий отечественный "Властелин колец".

И есть там такой эпизод. Князь Владимир, по вражьему навету, бросает в темницу своего лучшего богатыря - Илью Муромца. После чего весь орден богатырей, во главе с Добрыней Никитичем и Алёшей Поповичем, отказывается служить князю Владимиру и уходит из Киева на богатырскую заставу. Оскорбил одного - оскорбил всех.

Для меня это яркая демонстрация феномена чести. Богатыри - люди чести, поэтому они не могут служить тем, кто репрессирует своих. Так?

Ближе к финалу фильма ситуация разрешается следующим образом. Князь Владимир осознал, каким моральным уродом он был, и вместе с княгиней встал перед Ильёй Муромцем на колени, чтобы вымолить прощение. Илья его простил. (Вообще, как мне кажется, сцены прощения - это важная и уникальная часть русских эпических сюжетов.) В это время богатыри спорят, нужно ли им ехать на подмогу Киеву, если Киев нуждается в помощи, но они поклялись не служить князю Владимиру. Тут появляется калика перехожий и приносит новости - князь раскаялся, Илья Муромец возглавил оборону Киеву, так что всё хорошо, надо спешить на подмогу.

[Надо учитывать, что фильм снимался на волне десталинизации, поэтому он такой, совершенно антисталинский. Сила Сталина была в том, что вокруг него было мало благородных русских людей, и очень много подлых и злых, ну и так далее. В фильме показаны две реальности. Одна - это реальность тугар, местных "орков", которые абсолютные азиаты в плохом смысле слова. У них может быть только Сталин, и поэтому их хан, Калин-царь, это Сталин и есть. Гениальный вождь, параноик, любитель расправ над своими. Вторая реальность - это мир Руси и князя Владимира. Князь Владимир пытается вести себя, как прогрессивный правитель сталинского кинематографа - он суров и непреклонен, он выступает за жёсткую централизацию, он борется с "боярами кособрюхими", мечтающими растащить страну на части. Он хочет стать Сталиным, но у него это получается плохо, потому что он всё-таки русский, а не азиат. "Сталинизм" приводит его к полному краху и моральному падению - он становится объектом манипуляции со стороны врагов, обвиняет в измене лучшего воина Руси, Илью Муромца и ссорится с богатырями. Спасением для Владимира становится унижение, когда он встаёт на колени со словами "ты прости меня, виноватого". Конечно же, сначала он слышит от Муромца жестокое, но справедливое "не охота мне, князь", но повинную голову меч не сечет, Илья и зритель прощают дурака.]
gunter

Феномен чести, очередное

"Среди свитков, висящих на стене у гос­подина Наосигэ, был свиток со словами: «К важным делам следует относиться легко». Увидев этот свиток, мастер Иттэй добавил: «К несущественным делам следует отно­ситься серьезно»" - Хагакурэ.

Ещё одно обрывочное заявление.

Лично для меня самым интересным свойством "феномена чести", как я его понимаю, является следующее.

Не помню где, но когда-то я услышал фразу "честь - это убить человека, чтобы отомстить за бабочку". И это оно.

Честь - это то, что заставляет человека выбирать меньшее, при выборе между меньшим и большим. Потому что бабочка - это нечто совершенно незначительное, а человек - это что-то невероятно значимое.

И именно поэтому честь может проявляться в том, что человек жертвует своей жизнью за какой-то пустяк, или в том, что человек становится на сторону слабых и против сильных.

С технической, функциональной точки зрения, можно сказать о том, что честь учит человека ставить малое выше большего, потому что в критической ситуации может случиться так, что человеку потребуется отдать собственную жизнь за какие-то далёкие обязательства, ради чести. Тот, кто привык жертвовать малым ради большего, в конце концов может пожертвовать всем ради спасения собственной жизни, потому что когда собственная жизнь висит на волоске, она заслоняет человеку весь мир. О чести в этой ситуации говорить уже не приходится.