January 18th, 2016

gunter

Простые вещи

Ладно, я обнаружил, что у меня проблемы со сложными текстами, потом я обнаружил, что у меня проблемы с простыми текстами, тогда займёмся самыми простыми.

***

И это я написал вчера. Или позавчера.

***

Но всё равно есть пара вещей, которая мне покоя не даёт. Как заноза.

Например, коммент emerhweid:

"Кстати, пришло в голову - как можно описать татибы в отрыве от конкретной политической ситуации. Каждая из них по своему отвечает на вопрос, что является источником власти, вроде вот этого:
http://gest.livejournal.com/1123443.html

Белые: Традиция (какая бы она ни была)
Синие: Народ (ну, в идеале)
Красные: Идея (что не соответствует Учению, должно исчезнуть)
Желтые: Великий Хан! (ну или Сила)
Черные: Деньги (или другая, принятая в обществе система отображения личных заслуг)"


Собственно, я об этом уже пытался писать:

"Ассиметричность" татиб, как и их способность к заключению союзов, вытекает из того, что у каждой из них есть своё представление о том, какая сфера в социуме является самой важной.

Например, синяя татиба делает упор на политику. Ей нужна демократическая политика и сменяемость властей. При наличии демократической политики с постоянными выборами, парламентской борьбой, агитацией, коалициями, публичными дискуссиями, любые другие проблемы является не более чем "временными трудностями" или "особенностями переходного периода на пути к демократии". А вот если демократии (или хотя бы движения в эту сторону) не обнаруживается, тогда вердикт однозначен: "гори в аду, страна-дьявол, отвергшая свет истины!"

Чёрная татиба делает упор на экономику. Опять же - должен быть свободный рынок, должен быть частный капитал, вмешательство государства должно быть минимальным, всё остальное некритично.

Белая татиба помешана на культуре, понимаемой в крайне консервативно-традиционном ключе. Окружающая реальность должна быть соразмерна, прилизанна, благообразна и благопристойна, а главное - соответствовать заветам предков.

Жёлтая татиба фанатеет от силовых структур, причём в большей степени от спецслужб, а не от армии. Спецслужбы стоят выше армии, потому что в армии слишком много "белого". (Лучше быть клериком Тетраграмматона, чем гусарским офицером.) Эстетика для "жёлтых" не так важна, как для "белых" - они способны спокойно переходить от имперской пышности, в случае союза с белой татибой, к аскетической строгости, в случае альянса с красной, и наоборот. (...)

Красная татиба, вроде как, концентрируется на производстве: промышленности и науке, производстве вещей и производстве знаний. И производстве средств производства вещей и знаний, естественно. Но со стороны они кажутся дикими фанатиками и схоластами, готовыми удавиться "за единый аз". Что для них всё-таки важнее - идеология или власть рабочих? Видимо, суть в том, что они эти вещи не разделяют - в центре их вселенной находится теория, но теория практическая, единственно истинная и научная. "Учение всесильно, потому что верно". Эта теория и позволяет научно перестраивать реальность с опорой на научно-преобразованную промышленность и науку. В общем, главное - это наука.


Вкупе с замечанием arishai: "Культура, наука, политика и проч. должны соответствовать [идеологии]. Да и кажется больше, что [красные] считают её не столько научной в смысле "научной", сколько научной в смысле "логичной" и "подкреплённой доказательствами".

Так вот, возвращаясь к комменту emerhweid'а.

Там есть два пункта, которые я хотел бы уточнить. Один практичный, а другой философский.

Практичный состоит в том, что для чёрной татибы утверждение вида "источником власти являются деньги" => "власть должна быть у того, у кого больше денег", фактически неверно.

Во-первых, потому что если у какого-нибудь человека вдруг окажутся все деньги на свете (всё золото мира), то у него не будет ничего, ни денег, ни власти. Потому что мировой экономике всё равно потребуется какой-то эквивалент стоимости для заключения сделок, и это значит, что в связи с утратой старых денег, переместившихся в тумбочку к одному единственному субъекту, Рынок создаст новые деньги. И люди будут менять на них товары и использовать их для взаиморасчётов. А старые деньги при этом не будут стоить ничего. А вот если человек производит нужные товары и полезные услуги, и при этом обладает запасом собственных денежных знаков, удобных для взаимных расчётов и трудных для подделки, то хотя бы он эти деньги штамповал из бумаги, а не из золота, люди всё равно будут их брать и использовать для сделок в между собой, пока этот человек будет сам их принимать, и пока его услуги будут чего-то стоить.

Во-вторых, чёрная татиба вообще не считает власть чем-то сакральным. Это тоже нужно понимать. Власть не у тех, кто смог её купить, а у тех, кто смог свою власть кому-то продать. Если власть нужна, значит, есть кто-то, кто готов за неё платить. Люди сами наймут того, кто готов поддерживать порядок, того, кто станет осуществлять арбитраж и того, кто способен написать или отредактировать свод правил и служебных инструкций для данной территории. А люди и организации, оказывающие такие услуги, конкурируют на свободном Рынке по соотношению цена-качество-бренд. Представьте себе коммерческую ролевую игру для серьёзных господ. Люди скинулись и заплатили организаторам взносы, организаторы наняли Главмастера и выдали ему бюджет на проведение игры. Кто главный на полигоне? Главмастер. Потому что у него больше всего денег? Нет, потому что люди были готовы купить у него эту услугу. Богач слушается личного врача не потому, что врач - богач, а потому что богач платит личному врачу приличные деньги как раз для того, чтобы его слушаться.

Да, в следующей части я хотел бы разобрать вопрос о том, почему не совсем правильно говорить, что для синей татибы источником власти является народ: дело в том, что на народ, при необходимости, могут ссылаться четыре татибы из пяти (кроме чёрных, которые иногда любят бравировать своей "антинародностью"). Просто в каждом случае это будет разный народ.
gunter

Игральная доска

Один из тупиков, в которые я упёрся, можно попытаться описать так.

Я дошёл до сложных, комплексных вопросов, которые меня самого волнуют - это теории конфликта и управления. Да, я понимаю, что звучит это абсурдно. По отношению к этим вопросам часть обычных вопросов выступает, как частные.

Я могу писать об этом только обрывочные тексты в ЖЖ.

Эти обрывочные тексты не позволяют увидеть картину в целом. В этом преимущество книги - я сейчас говорю о нон-фикшине, простите меня за эту ублюдочную кальку. Книгу читают целиком, чтобы получить в голове образ-схему того, что хотел сказать автор.

Казалось бы, в чём проблема? Садись и пиши книгу.

Но для книги нужно желание, умение, возможность - а главное, план и содержимое. Я сам крайне смутно представляю себе итоговую картину, которую я хотел бы получить. И у меня нет плана, того ствола, на который можно было бы насаживать зелёные листья отдельных глав. Нет плана - это означает, что вообще нет. Нет даже представлений о том, что это такое, и откуда оно берётся. Это как с сюжетом. Как придумывают сюжет?

Благодаря общению с чудесной arishai, я сталкиваюсь с такой формой, как художественный рассказ. Казалось бы, это выход - рассказ это форма искусства, а искусство позволяет брать большие объёмы информации и сжимать их, архивировать. С другой стороны, это не рисование или музицирование, искусство текста более доступно, все мы, так или иначе, создаём тексты. Обезьяну можно научить писать рассказы.. И всё же... чтобы написать рассказ, и вложить в него смысл, нужно иметь в голове схему, знать свою цель. Как придумывают сюжет, а? Я хотел бы выразить асимметричное отношение пяти татиб к войне, к конфликту. Как это сделать при помощи сюжета?

Да, это общие слова.

Но возьмём вопрос с татибами.

Меня просили рассказать о татибах. fortunatus просил (а я ему обещал дать ссылку на сайт Eyezmaze - но чего стоит ссылка без моих трактовок?).

Татибы - это логика, стоящая за татибами, с одной стороны, и отношение татиб к разным вещам, к другой. Например, их подход к конфликту. Иначе будет непонятно.

Но для этого нужно писать о самой идее конфликта, как таковой, какие проблемы связаны с конфликтом, как их предлагали решать в тех или иных системах.

Но чтобы говорить о конфликте, мало говорить о реальной стратегии, которая, в свою очередь, завязана на позицию и учение о позиции, надо ещё осветить вопросы конспирологии. Иначе будет непонятно. Это как с математикой: нельзя ограничиться только "реальными цифрами", надо разобрать все умопостижимые ситуации, включая "невозможные".

И это не новое, это старое, это то, о чём я пытался писать и в 2013, и в 2011, и вообще... давно.
gunter

Ветвящаяся логика Каутильи

В этом смысле, я очень понимаю автора "Артхашастры", индийского трактата об управлении.

Допустим, он там рассматривает вопрос о войне.

Сначала надо ответить для себя на вопрос, какую войну мы собираемся вести - чисто оборонительную, когда мы вынуждены просто реагировать на чужую агрессию, или наступательную войну за возвышение своей державы и завоевание короны императора всей Индии.

Если первое, мы первым делом должны определить, с каким типом завоевателя мы столкнулись - с благородным, с корыстным или с кровожадным. На каждый случай есть свои советы, начиная с чисто дипломатических инструментов. Например, благородный завоеватель стремится к гегемонии, но от других царей требует только покорности и признания своего главенства. Такому завоевателю можно и покориться, это один из возможных вариантов.

Если мы сами вступили в борьбу за гегемонию, мы должны первым делом проанализировать сложившуюся вокруг нас международную обстановку. Здесь возможно четыре варианта, в зависимости от того, существует ли круг держав или нет. При отсутствии упорядоченного круга держав у нас может быть либо хаос (война всех против всех), либо устойчивый трёхсторонний конфликт. При наличии упорядоченного круга государств, мы либо находимся в центре, и тогда мы уже стали самой сильной державой Ойкумены, либо мы не в центре и хотели бы туда попасть. Эти варианты могут перетекать друг в друга. Сложившийся тип международных отношений определяет нашу стратегию.

Независимо от того, боремся ли мы с завоевателем или сами выступаем в качестве завоевателя, мы должны уметь работать с тремя видами войны. Это явная война, скрытая война и невидимая война. Явная война - это война, которая ведётся правильными методами, и, в целом, сводится к генеральному сражению. (Раздел про то, как надо готовиться к генеральному сражению и как его надо идеологически оформлять.) Генеральное сражение надо давать, только если мы уверены в своей победе и всё для этой победы сделали; иначе говоря, это то, что сильный навязывает слабому. В отсутствии явного превосходства мы ведём скрытую войну, состоящую из внезапных нападений и диверсий против армии противника, с целью изменить баланс сил в нашу пользу. (Раздел про то, какие существуют хитрости на войне, позволяющие одолеть армию противника "нечестно".) Невидимая война - это война, которую мы ведём руками своих агентов на территории противника, против руководства и населения противника. (Раздел про политические убийства, интриги и всевозможные провокации, направленные на то, чтобы поссорить вражеских руководителей между собой или поднять народ неприятельской страны на бунт против собственного начальства.) "Невидимой" такая война называется потому, что в ней нельзя сознаваться.

Всё это время мы должны тщательно собирать и анализировать информацию о собственном государстве и обо всех остальных государствах Ойкумены, представляющих интерес. Государства оцениваются по семи параметрам - правитель, советники, казна, войско, земля, крепости, союзники. О том, что идёт дальше, я уже писал:

"Правитель, советники, казна, войско, земля, крепости, союзники" - это пассивные факторы, то есть те признаки, обладание которыми делает государство суверенным государством, и которые необходимо учитывать при планировании. От состояния этих факторов зависит благосостояние государства в мирной жизни. Победу в войн приносит взаимодействие трёх других элементов: "Возможности заключаются в силах, а достижение есть счастье (победы). Силы бывают трёх видов - сила знания, т.е. возможности, представляющиеся в виде совета; силы, состоящие в казне и в войске, - это возможности, которыми располагает государь; и сила героизма - возможность, заключающаяся в энергии (воинов)".

Англоязычные переводы соглашаются, что речь идёт о противостоянии на трёх классических уровнях - физическом, интеллектуальном и моральном (психологическом). Государства сравниваются по уровню "штабной работы" (интеллектуальной состоятельности царских советников); по имеющимся у них материальными ресурсам - размерам войска и финансовым средствам, которыми располагает тот или иной царь; и по таким нематериальным компонентам, как доблесть, боевой дух и т.д. Соотношение этих трёх сил и делает государства сильными или слабыми в военном отношении. Особенность Каутильи была в том, что он, вопреки существовавшей традиции, ставил материальные факторы выше моральных, но интеллектуальные - выше материальных.

Стратегическое планирование военной кампании должно было учитывать силу государств (интеллектуальную, материальную, моральную), время и место конфликта. Опять же, традиция спорила о том, какой элемент важнее - сила, место или время, но Каутилья пишет, что все три одинаково важны. Итого, у нас три главных элемента, из которых сила сама состоит из трёх элементов.

Затем надо было назначить время начала кампании, время сбора войск, проанализировать возможность беспорядков в тылу, ожидаемые потери и приобретения, а также случайные факторы, которые могут повлиять на ход компании.

На уровне "большой тактики" следовало научиться работать с "maula-bhrita-sreni-mitra-amitra-atavi", то есть с шестью типами войск, от лучших к худшим - элитными, призывными, территориальными, союзными, недружественными (но временно сражающимися на нашей стороне) и лесными (имелись в виду племена недисциплинированных дикарей, подчиняющихся своим вождям).

И наконец, на тактическом уровне война состоит из взаимодействия четырёх элементов - пехоты, конницы, колесниц и слонов. Чтобы это проиллюстрировать, индийцы даже шахматы изобрели ("чатуранга" - игра "четырёх частей"), где у каждого игрока, помимо царя и советника, имеются слоны, всадники, колесницы и пешие воины.


(См. генеральное сражение.)

В итоге, получилась книга. Вернее, толстый раздел о войне и борьбе государств в ещё более толстой книге обо всём, что связано с государством и управлением. 

Да, это безумие. Но в самой чёткости подобной постановки вопроса что-то есть.
gunter

Текстолитовые мечты (эпизод)

Много лет назад, в районе парковой зоны МГУ, я наблюдал за разговором между h_factor и её подругами-толкинистками. Текстолитовые мечи на сцене присутствовали.

И одна из этих подруг пересказывала какой-то свой глюк, что ли... Это был длинный прогон о том, что вот, когда нолдоры жили в Валиноре, они не знали, что такое оружие, но они ковали мечи (их научил этому Мелькор), и они не догадывались, для чего это, думали, что это просто такие красивые штуки, с которыми нужно соблюдать технику безопасности, и потому танцевали с ними на праздниках, отрабатывая всевозможные прыжки, пируэты, и выпады с оружием, и так у них сложилось собственное боевое искусство, хотя и они и не знали, что однажды им придётся применять эти навыки против друг друга. (Дальше подруги h_factor начали спорить о том, могли ли нолдоры в принципе ни о чём не подозревать, ведь наверняка же в парных "танцах" случались несчастные случаи и т.д.)

Да, это была фигня какая-то. И учитывая, как работает человеческая память, наверняка видеозапись этой беседы выглядела бы не так, как я её запомнил.

Как бы то ни было, я подшил этот эпизод в умственную папку "Настоящий толкинизм".

В 2012 году к Земле приблизилась комета JRRT, я в очередной раз перечитал "Сильмариллион" и решил искусственно вызвать у себя такое состояние. И вызвал :).

Но это уже другая история.