November 23rd, 2017

gunter

Довесок к предыдущему

Я представляю себе римлянина из времён империи, который попал бы в позднесредневековую Италию. Наблюдал бы за возложением лаврового венка на поэта-лауреата, присутствовал бы на публичных дискуссиях о классической литературе с цитатами на латыни. Грустил бы, глядя на руины Колизея. Заучивал бы арабские цифры (вот идиотская система, кто её выдумал?). Я думаю, Венеция ему бы понравилась, красивый город. И вот он бы размышлял вслух, сам с собой: местный язык чудовищно исковерканный, хотя в нём можно разглядеть осколки настоящей речи. Да и сама настоящая речь не забыта, хотя произношение у них всех, конечно, кошмарное. Какие-то ритуалы и бытовые привычки кажутся до боли знакомыми. Но почему они все христиане?! А как же почитание римских богов? Где митраисты? Куда исчез культ Изиды? Потом бы он увидел деревенский крёстный ход в честь Богородицы, и последний вопрос у него бы больше не возникал.
.

Я читал о позднеримском поэте Клавдии Рутилии Намациане и его поэме "О моём возвращении" (De reditu suo), которая дошла до нас только частично. Поэт рассказывает о своём путешествии из Рима в Галлию (и, видимо, о возвращении обратно в Рим).

Помимо прочего, он описывает, как итальянские крестьяне устраивали праздничные шествия во славу Осириса, в честь пробуждения в земле зерён нового урожая.

Et tum forte hilares per compita rustica pagi
  mulcebant sacris pectora fessa iocis.
Illo quippe die tandem revocatus Osiris
  excitat in fruges germina laeta novas.


В поздней империи действительно был популярен занесённый из Египта синкретический культ Осириса и Исиды, по крайней мере, он был популярн среди простонародья. Представьте себе, было время, когда крестьяне, жившие на территории нынешней Италии, почитали ту же Исиду и устраивали шествия в её честь. И куда всё делось? А с другой стороны, некоторые вещи не исчезают, потому что исчезнуть не могут.

А непосредственной причиной для написания предыдущего поста стала ссылка на христианскую викку, которую мне прислала волшебная arishai.

"Христианские и тринитарные виккане не фундаменталисты и не ортодоксы. Тринитарная викка прославляет христианскую Троицу – Бога, Богиню и Сына, солнечного Бога Иисуса".


И я тогда сказал: какая жалость, что эти американцы ничего не слышали про В.В. Розанова или Даниила Андреева! А то бы они порадовались. И хотя я не могу рассказать об этом им, я рассказал вам.
gunter

Одна из Двенадцати богов

Русская повесть о споре жизни со смертью (XVI век).

***
СПОР ЖИЗНИ СО СМЕРТЬЮ

Некий человек, удалой воин, ездил по полю чистому, по раздолью широкому. И пришла к нему смерть, и был вид ее страшен, как у рыкающего льва, ужасен он для человеческой природы. Носит смерть с собой всякие орудия: меч, ножи, пилы, рожны, серпы, топоры и другие неведомые предметы, которыми по-разному вершит свои злодеяния.

Увидав ее, смиренная моя душа сильно устрашилась. И я спросил смерть: «Кто ты, лютый зверь? Очень уж страшен облик твой: вид у тебя человеческий, а поведение звериное».

Ответила ему смерть: «Пришла к тебе, хочу тебя взять».

Говорит тогда человек тот: «Да я не хочу, а тебя не боюсь».

Смерть же ему в ответ: «О человече, почему меня не боишься? Цари и князья, и воеводы, и священнослужители меня боятся. Я славлюсь по всей земле, а ты меня не страшишься».

Говорит ей человек тот: «Ведь я удалой воин, в ратном деле многочисленные полки побеждаю, а в одиночку ни один человек не может со мною сразиться, ни выйти против меня. А ты ко мне одна пришла и всяких орудий с собой много носишь. Нет в тебе удали, только страшна: облик твой пугает меня, и все во мне трепещет, когда смотрю на тебя. Уходи от меня прочь, пока не пронзил тебя мечом своим».

Тогда говорит ему смерть: «Я ни сильна, ни хороша, ни пригожа, а вот сильных и пригожих забираю. Вот что скажу я тебе, человече, послушай меня. От Адама и до сегодняшнего дня сколь много было богатырей удалых, а ведь никто не осмелился со мной сразиться, да и не знаю я никого, кто бы со мной сразиться мог. Да еще скажу тебе, послушай меня: от Адама и до сегодняшнего дня сколь много было людей, царей и князей, и священнослужителей, женщин и девиц, — всех их я забрала. Самсон сильный, не богатырь ли был, не сильнее ли тебя был? Так говорил он: “Если бы было кольцо в землю вделано, то я бы весь мир повернул”. А я и его взяла. Александр, царь македонский, удал и храбр был и всему подсолнечному миру царем и государем стал, а я и его взяла, как одного из убогих. А царь Давид, среди пророков пророк, — а я и его взяла. О человече, не мудрее ты царя Соломона — царь Соломон разумным и мудрым был, да и тот со мной не смел поспорить, и его я взяла. Акир Премудрый в Алевитском царстве, не было под солнцем другого такого мудреца, да и тот со мной не смел поспорить, а я и его взяла. Да знаешь ли ты, человече, что я, смерть, — не взяточница, богатства не коплю, а нарядных одежд не ношу, а земной славы не ищу, потому что немилостива — с детства не приучилась миловать: и я не милую, не делаю отсрочки ни на минуту, а как приду, так и возьму».

И говорит человек тот: «Госпожа моя смерть, будь благосклонна ко мне».

И говорит ему смерть: «Невозможно это, человече, потому что ко всем моя благосклонность одинакова: какова к царю, такова и к князю, и к священнослужителю, и к богатому, и к бедному. О человече, если бы я собирала богатства, то столько набралось бы у меня богатства всего мира, что и сказать нельзя! Потому так, человече, что хожу я, аки тать в нощи, никого не предупреждаю, ибо, человече, слышала, что говорит Господь в Евангелии: “Остерегайтесь, ни один из вас не знает, когда тать придет в дом его; если бы знал, крепко бы стерег и не дал бы проникнуть в дом свой”. Так и ты, человече, знай: берегись смерти каждый час, пока я не пришла за тобой. А теперь, человече, неоткуда ждать тебе помощи, потому что, человече, — “В чем тебя застану, в том и сужу”, — говорит Господь».

Сказал тогда человек тот: «Госпожа моя смерть! Разреши мне, госпожа, пойти в город и покаяться».

Ответила ему смерть: «Нет, человече, не пущу тебя, потому что многие люди так же говорят. Когда я прихожу к ним, то они говорят: “Господи, отпусти меня, чтобы покаяться”, — и я отпущу, чтобы покаялся, и он, освободившись, поступает по-прежнему, а про меня забывает, думает, что с ним ничего не случится. Уже, человече, жизнь твоя пресекается, близок конец твой, а солнце твое зашло».

Тогда человек этот начал рыдать, плакать взахлеб и много жалобных слов произнес. И говорит он: «Госпожа моя смерть! Разреши, госпожа, пойду и приготовлю сорочку и саван и все другое необходимое для погребения тела моего».

Говорит ему смерть: «Нет, человече, не отпущу тебя».

И начал человек рыдать и стенать в сердечной тоске, так говоря: «Ох, ох, ох! Смерть-злодейка, кто тебя может избежать? Увы, увы мне, не готов я, о горе мне, грешному, пришел за мной неумолимый злодей! По праву дано ей имя смерть, о, немилосердная злодейка!»

Смерть же, подступив к нему, подсекла ему ноги косой и, взяв серп, схватила его за шею, взяла маленький топор и начала отсекать ноги, а потом и руки. И иными орудиями стала дробить все части тела моего, одними одни, а другими другие члены тела моего, и окоченели жилы мои, и вырвала она двадцать ногтей моих. И отняла язык, и омертвело все тело мое, не мог никак пошевельнуться от страха перед всеми орудиями, которыми терзала она меня. Потом взяла она топор острый и отрубила голову мою. После этого налила чего-то в чашу, а чего — не знаю и не ведаю, и дала мне пить против моего желания. Так ведь, братья, столь было горько и тошно в это время, что и описать нельзя беду эту великую.

И исторгнула мою душу, и стремительно вылетела душа из меня, из тела моего, как птица из тенет. И тотчас прекрасные юноши взяли душу мою на руки свои и держали ее, а я оглянулся назад и увидел тело мое, лежащее бездушно и неподвижно, как если бы кто-нибудь снял с себя одежду свою и бросил ее и стоял бы и смотрел на нее. Так и я видел тело свое очень гнусным, от которого, как от трупа, исходил ужасный смрад. Так же как кто-нибудь испустил из себя нечистоты и, гнушаясь их, отбежал прочь, так и мертвая человеческая плоть омерзительна. Аминь.
gunter

Наши позорные новостники как всегда

Vesti.ru радуют:

"Кстати, по одной из версий, именно на раскопках в Лидни-парке было найдено кольцо, известное нам как Кольцо Всевластия из эпопеи Толкина "Властелин колец"".


Вот же дураки, а. Кольцо Всевластия они там нашли.

Если же они имеют в виду Кольцо Сильвана, то оно было найдено в Сильчестере, в конце 18 века. Это две совершенно разные точки на карте Британии.
big_brother

Земля - это мир мяса. Да и мясо так себе

Наверное, мой любимая ксенобиологическая и ксенопсихологическая сцена в фантастике. Это Джон Норман, "Звери Гора" (Beasts of Gor), разговор Тарла Кэбота и Зарендаргара Пол-Уха: первое настоящее знакомство читателя с расой курий. Курии - одна из моих любимых фантастических разумных рас, и я ещё надеюсь о них когда-нибудь написать. Для пущей жести (трудности контакта, ненадёжный рассказчик), разговор ведётся через автоматический переводчик, и это двойной перевод. Сначала Зарендаргар рычит на своём, на курийском. Компьютер в режиме реального времени переводит его рычание в горианские фразы. Затем, пару месяцев спустя, Тарл Кэбот восстанавливает по памяти этот разговор и записывает его, переводя на английский, одновременно наполняя его своими предрассудками и субъективными интерпретациями.





Главный герой и рассказчик, Тарл Кэбот, находится в плену на базе курий, где его должны скоро съесть, и это все понимают. При этом, Зарендаргар Пол-Уха, командующий базов и главный курия в регионе ("народный генерал"), испытывает к Тарлу то, что американцы называют man crush, и очень надеется на bromance. Проще говоря, он из шкуры лезет, чтобы Тарлу понравится и скрасить его пребывание на базе. А Тарл с ним довольно холоден, по понятным причинам, но в границах вежливости.

***

Collapse )

***

Убогий русский официальный перевод, который у нас издавался; с точки зрения вселенной Нормана, это тройной перевод, после языка курий, горианского и английского. Можно долго говорить о том, что с ним не так:

Collapse )

--------------------------------

Вот по этому тексту я учился анализировать инопланетные расы. Потому что тут целая россыпь полезной информации. Если бы существовала ксенология, как профессия, экспертам-ксенологам (ксенопсихологам и ксенобиологам) пришлось бы регулярно базировать свой анализ иных рас на чём-то подобном. (Тарл со своими вопросами, в данном случае, выступает в роли ксенолога-любителя: Пол-Уха знает о людях больше, чем Тарл о куриях.)