November 27th, 2017

gunter

Всё ещё о поршневе в контексте ксенологии

Критерий "поршневости", вкратце.

1. Сильная "поршневость":

В своём становлении в качестве разумной жизни формы жизни данный <или каждый> вид прошёл через бутылочное горлышко отбора, когда особи данного вида регулярно становились жертвами собственного вида (адельфофагия по терминологии Поршнева), близкородственного вида или мимикрирующего под жертву хищника.

Конкретный механизм неважен, вместо поршневских палеонатропов вполне могло быть что-то вроде вампиров Уоттса или неандертальцев Вендрамини.

[Замечание в сторону. Так как описание эволюции "вампиров" в "Ложной слепоте" содержит в себе определённые противоречия, arishai высказала обоснованное мнение, что вампиры - это искусственно выведенный сильным ИИ, для общения с сильным ИИ вид генномодифицированных людей. А их сомнительная эволюционная история - это легенда прикрытия.]


Очевидно, что сильная "поршневость" вызывает сомнения даже в отношении людей, модельного вида. (Проще говоря, ничего такого не было, людям вполне хватало человечности, чтобы самостоятельно убивать других людей и прочих близких родичей.)

2. Слабая "поршневость":

Данный <или каждый> разумный вид демонстрирует склонность к ксенофобии, агрессии, экспансии, самопожертвованию, доминированию/подчинению в рамках жёсткой вертикальной иерархии. Представители данного вида регулярно ведут или вели войны, иначе говоря, совершали массовые убийства особей собственного вида, отказывая им в праве считаться частью популяции (по тем или иным критериям приравнивая их к опасным животным, подлежащим истреблению). Если мы говорим о разумном расе, создавшей планетарную цивилизацию и приступившей к космической экспансии, у этой расы имеется проработанная система культурных норм, нацеленных на подавление и смягчение вышеупомянутых наклонностей. [Базовый Миф.]

Эволюционный механизм возникновения данных психологических особенностей не имеет значения. В то же время, агрессивность может считаться неизбежным следствием развития высшей социальности и перехода от борьбы за выживание генов к борьбе за выживание мемов.

***

Вывод. Сильная "поршневость" - это бинарный критерий, да/нет (было/не было). Слабая "поршневость" допускает качественную оценку, больше/меньше. Например у Толкиена орки безусловно превосходят людей по степени "поршневости".
big_brother

Курии, как раса

Теперь я хотел взять курий и попытаться поговорить о них с точки зрения предыдущих пунктов (1, 2, 3, 4).

Курии. Сразу скажу, что в оригинале это Kur, множественное число Kurii. Поэтому русские переводы шатаются от "кюров" до "курий". Мне больше нравятся "курии", потому что по-гориански это слово означает "тварь", "зверь", "бестия". И это не самоназвание, мягко говоря: сами курии называют себя "Народом", т.е. людьми (а людей они называют "двуногое мясо"). Короче, курии - это бестии, а кюры - что-то из "Кин-дза-дза". 

Курии - здоровенные, мощные, покрытые шерстью твари, похожие на помесь крупных бесхвостых приматов с волками и медведями, но с кошачьей грацией и свойственной куньим кровожадностью. Короче, когда человек видит курию, у него в голове сразу загорается предупредительный сигнал: "Опасность! Крупный хищник!" Курия это: подозрительно земная морда, где человеческий взгляд сразу различает зубастую пасть-глаза-нос-уши; сутулое тело, способное быстро передвигаться как на двух, так и на четырёх конечностях; шесть когтистых пальцев на руках и на ногах, причём на руках пальцы длинные, многосуставчатые, "напоминающие щупальца", центральные пальцы кисти попарно срослись первыми фалангами (при беге на четырёх лапах, пальцы, видимо, подгибаются и сворачиваются в кулак). Голова крупная, глаза умные и "светятся разумом" - иначе говоря, курии смотрят людям в глаза и пытаются отслеживать их мимику. У самих курий, надо полагать, морды тоже выразительные. Люди не в состоянии произнести большую часть звуков курийской речи, но распознают в их рычании упорядоченную речь разумного существа. У курий с человеческими языками тоже проблемы, но отдельные курии умеют говорить на сносном горианском (возможно, для этого им потребовалась хирургическая перестройка гортани).

Одно из лучших изображений курий, которые я смог найти в сети:

Collapse )

Не то, чтобы оно было идеальным, но оно хорошо передаёт настроение и не содержит совсем уж очевидных ошибок. Главное, тут хотя бы чувствуется попытка показать инопланетную природу самого существа и особенности устройства его хватательных конечностей. Хотя традиция изображать курий в сценах с горианскими рабынями забавна сама по себе. И то, как оно её держит, это отдельный вопрос к художнику. [А вот это уже совсем плохо, хотя я видел и хуже.] Чиби-курия - не то, чтобы автор собирался изобразить именно это, но получилось оно.

В целом же, курия - это Грендель, так их и надо изображать. С точки зрения горианского канона, "исторический" Грендель как раз и был попавшей на Землю курией.





***

Итак, пойдём по пунктам.

Крутость. Курии официально круче людей. Они крупнее, сильнее, быстрее и выносливее, они намного более живучи, быстрее размножаются и, по собственному мнению, превосходят людей в морально-нравственном плане.

Выраженность процессов сапиентизации, по шкале от "разум, как надстройка над неразумной тварью" до "живые неотонические эмбрионы, которые относятся к неразумной предковой форме, как померанец к волку, и имеют такие же шансы на выживание в естественной среде". Курии очень "дикие" - это покрытые шерстью существа с когтями и зубами. Сильно выраженный половой диморфизм доминантных особей, способность бегать на четырёх лапах, любовь к сырой еде, морда с вытянутыми вперёд мощными челюстями - всё это воспринимается людьми, как признак звериной, доразумной природы курий. Среднестатистический курия способен выжить в богатом дичью лесу в одиночку, без инструментов и одежды. Курии вообще быстро дичают.

Эволюционная близость к людям. У курий и у нас не было общего сухопутного предка, они явным образом не млекопитающие и даже не рептилии. У предка всех земных сухопутных позвоночных было пять пальцев на передних и задних лапах, у курий - шесть. Тем не менее, если использовать земные термины, то курии - это, безусловно, хордовые, и произошли они от той же кистепёрой рыбы. У них четыре конечности, два глаза, череп с нижней челюстью, уши (возникшие, надо полагать, в результате конвергентной эволюции, как шерсть, теплокровность, гетеродонтизм и остальные "маммальные" признаки). У них одно сердце и "понятная" кровеносная и пищеварительная система.

Прочие биологические критерии, которые приходят в голову...

Шкала хищность-травоядность. Тут всё ясно, курии - это классические, популярные в западной фантастике разумные хищники. Хотя я лично считаю, что возникновение цивилизации и переход к оседлому образу жизни вынудил их перейти на всеядную диету, как это произошло с собаками.

Шкала precocial-altricial - как это ни странно для крупного хищника, ярко-выраженные precocial: детёныш способен видеть, ходить, питаться взрослой пищей и даже охотиться на мелких животных вскоре после появления на свет; курия с рождения обладает необходимыми для выживания навыками, хотя, естественно, ещё не умеет говорить и по-настоящему думать. 

***

Базовая ценность господствующей культуры (1, 2) - слава. Вернее, это курийское понятие, которое автоматический переводчик передал горианским словом, которое Тарл Кэбот перевёл на английский, как glory. "Слава" описывается так: представьте себе двух чемпионов (доминантных особей), сошедшихся в смертельном бою, в то время как весь народ на них смотрит. Слава - это то, что объединяет того-кто-убивает и тех-кто-смотрит.

***

"Поршневость" - охренительная у них поршневость, это раса каннибалов и людоедов. Курии биологически адаптированны для убийства и поедания других курий. (Невооружённому человеку убить другого человека очень непросто: это только в кино тренированный боец сворачивает врагам шеи, как цыплятам.) Поглощение мяса и крови поверженного доминанта действует на доминанта-победителя, как афродизиак, повышающий его репродуктивную активность. Собственно, именно убийство доминанта превращает курию в доминанта в полном смысле слова: в того-кто-убивает-и-спаривается.

Так как курии едят друг друга, у них нет никаких табу насчёт поедания других разумных существ. Более того, курии находят человеческое мясо весьма вкусным, а человеческая кровь их пьянит (и в ряде случаев даже может привести к возникновению зависимости). Всё это, понятное дело, не улучшает отношений между нашими расами.

...В одной из книг Нормана люди, поубивав курий, начинают в отместку жарить их мясо и пить их кровь. Как говорится, только в книгах Джона Нормана: добро победило зло и съело его. 

***

Способ размножения. Более извращённый, чем у людей, но в конечном счёте сводящийся к самцам, самкам и стерильным рабочим особям (на базе самцов). С точки зрения человеческих извращений, помимо всякого гуро, курии - это типичные cuckhold-фантазии (1, 2). Не знаю, как это по-русски - каколд? Куколд? Короче, альфа жёстко трахает престижную самочку, а бета-самец (омега, если уж на то пошло) подлизывается к ней с подарками, всё для неё делает, растит её детей от альфы, но никогда не получает доступа к телу. Потому что она более высокоранговая особь. (В то же время, альфа её нагибает, как хочет, и она это с готовностью терпит, потому что статус альфы выше любой самки.) Вот это то, что что происходит у курий в треугольнике из доминанта, яйценоса и недоминанта.

Наконец, то, что я называю "обратная ксенология". Что мы, как аналитики-ксенологи, можем сказать о культуре, представитель которой выдумал именно таких вот инопланетян (а не каких-нибудь других)?

Теоретически, курии - это инопланетяне, выдуманные горианами, в рамках горианской культуры, как реакция на сведения о Земле. Доминант - это гипертрофированное олицетворение качеств, которыми должен обладать идеальный горианский мужчина-воин. Позорный стерильный недоминанант - горианские стереотипы о земных (т.е., американских белых) мужчинах, которые терпят абсолютно позорное обращение со стороны женщин. По крайней мере, именно это Тарл вкладывал в свою историю, когда он месяцы спустя по памяти записывал разговоры с Зарендаргаром Пол-Уха.
gunter

Что в нас заложено, эволюция человека и половой отбор (материалы)

(...)

Естественно, нас больше всего интересует вопрос, кто мы такие, и что наша биология и эволюционная история (насколько мы её понимаем) о нас говорит.

"От хищников гиббоны без труда улепётывают, главное вовремя заметить. Основная опасность угрожает им с воздуха - от хищных птиц - и во время сна от змей и леопардов. Лишь отяжелев и спустившись с деревьев на землю, африканская (именно африканская - орангутан по образу жизни во многом так и остался гиббоном-переростком) ветвь гоминид вынуждена были наращивать размеры, агрессивность и силу, объединяться в группы, способные действовать и противостоять врагу как единое целое, а значит, сменить семейное равноправие и беззаботность на сложную социальную структуру с иерархией и всем, что к этому причитается. Под "тонким налётом культуры" в человеке кроется не одна обезьяна, а несколько разных.

Стадное чувство, коварство, жестокость, властолюбие, промискуитет - всё это досталось нам от более поздних предков, и без этих качеств наш и предшествующие виды бы не выжили, а мы не стали бы теми, кто мы есть - людьми. Но при этом любовь и верность, взаимное уважение и влечение к музыке, потребность в независимости и личном пространстве - не изобретения новейшего времени, они еще более исконны и естественны. Так что мы есть? Мы и то, и другое :)".


Наш любимый ардипитек:

"Новые данные позволяют уверенно интерпретировать ардипитека как переходное звено между общим предком человека и шимпанзе (жившим около 7 млн лет назад) и австралопитеками, появившимися около 4 млн лет назад. Ардипитек жил в лесистой местности (но не в непролазном лесу), был всеядным и передвигался по ветвям на четвереньках, опираясь на ладони, а по земле — на двух ногах. Отсутствие полового диморфизма и маленькие клыки, возможно, свидетельствуют о пониженной внутригрупповой агрессии. Исследование показало, что наши предки были гораздо меньше похожи на шимпанзе, чем считалось...

Collapse )

Скорее всего, это касается не только физического строения, но и поведения наших предков. Возможно, мышление и социальные отношения у шимпанзе — не такая уж хорошая модель для реконструкции мышления и социальных отношений у наших далеких предков".


Модель Лавджоя, которую сам Лавджой пропагандирует с начала восьмидесятых семидесятых, и которая по-прежнему актуальна в свете новых находок (я не перестаю радоваться тому, что человека, который отстаивает ведущую роль любви и секса в эволюции человеческого разума, зовут Lovejoy):

"Американский антрополог Оуэн Лавджой (C. Owen Lovejoy) разработал модель эволюции гоминид, основанную на новых данных по ардипитеку. Центральное место в модели занимает объяснение трех уникальных человеческих особенностей — двуногости, редукции клыков и скрытой овуляции. По мнению Лавджоя, эти признаки, появившиеся гораздо раньше, чем большой мозг и изготовление каменных орудий, развились в связи с переходом к моногамии и увеличением вклада отцов в заботу о потомстве, что, в свою очередь, было связано с особенностями пищевой стратегии наших далеких предков.

Collapse )

Если самцы ранних гоминид не грызлись друг с другом из-за самок и не ввязывались в спермовые войны, значит, они нашли какой-то иной способ обеспечивать себе репродуктивный успех. Такой способ известен, но он довольно экзотический — его практикует лишь около 5% млекопитающих. Это моногамия — формирование устойчивых брачных пар. Самцы моногамных видов, как правило, принимают активное участие в заботе о потомстве.

Лавджой полагает, что моногамия могла развиться на основе поведения, встречающегося у некоторых приматов, в том числе (хотя и нечасто) у шимпанзе. Речь идет о «взаимовыгодном сотрудничестве» полов на основе принципа «секс в обмен на пищу». Такое поведение могло получить особенно сильное развитие у ранних гоминид в связи с особенностями их диеты. Ардипитеки были всеядными, пищу они добывали как на деревьях, так и на земле, и их диета была намного разнообразнее, чем у современных человекообразных. Нужно иметь в виду, что у обезьян всеядность не является синонимом неразборчивости в еде — как раз наоборот, она предполагает высокую избирательность, градацию пищевых предпочтений, рост привлекательности некоторых редких и ценных пищевых ресурсов. Гориллы, питающиеся листьями, могут позволить себе лениво блуждать по лесу, перемещаясь всего на несколько сотен метров в день. Всеядные ардипитеки должны были действовать энергичнее и преодолевать гораздо большие расстояния, чтобы раздобыть что-нибудь вкусненькое. При этом возрастала опасность угодить в зубы хищнику. Особенно тяжело было самкам с детенышами. В таких условиях стратегия «секс в обмен на пищу» становилась для самок очень выигрышной. Самцы, кормившие самок, тоже повышали свой репродуктивный успех, поскольку у их потомства улучшались шансы на выживание...

Collapse )

Снижение внутригрупповой агрессии создало предпосылки для развития эффективной кооперации. Отсюда нетрудно вывести последующее освоение потомками ардипитеков совершенно новых типов ресурсов — в том числе переход к питанию падалью в саванне (это было, несомненно, весьма рискованным делом, требующим высокого уровня кооперации самцов), а затем и к коллективной охоте. Последующее увеличение мозга и развитие каменной индустрии в модели Лавджоя предстает как побочное — и даже в известной мере случайное — следствие того направления специализации, по которому пошли ранние гоминиды. Предки шимпанзе и горилл имели те же исходные возможности, но их «повело» по другому эволюционному маршруту: они сделали ставку на силовое решение матримониальных проблем, и в итоге так и не стали разумными. Ранние гоминиды «избрали» нестандартное решение — моногамию, довольно редкую стратегию среди млекопитающих, — и это в конечном счете привело их к развитию разума".


(...)
gunter

Что в нас заложено, эволюция человека и половой отбор

(...)

Итак, женские особи у наших предков стремились быть привлекательными для мужчин, потому что нуждались в ресурсах и помощи для выращивания детей ("секс в обмен на продовольствие"). И это, собственно, создало "секс", как категорию, способную существовать отдельно от репродуктивных процессов.

Мужчина, очевидным образом, тоже должен быть привлекательным для женщин, чтобы женщина могла выбрать одного из возможных претендентов на серьёзные отношения, ведь на кону и её непосредственное благополучие, и генетическая успешность её потомства (как говорят в таких случаях циники, это две разные задачи).

Наши предки мужского пола не могли похвастаться яркой внешностью, у них даже клыки были небольшими (и имели тенденцию к уменьшению). Но у нас есть все основания предполагать, что те качества, которые отличают человеческих мужчин от ближайших неразумных родственников, были предметом полового отбора. Например, сравнительно длинный член (самцу шимпанзе или бонобо не нужен длинный член, ему нужны огромные яйца: промискуитет приводит к спермовым войнам).

"Предложена гипотеза, согласно которой качественное различие между интеллектом человека и обезьян состоит в отсутствии у последних способности мыслить рекурсивно, то есть применять логические операции к результатам предшествующих аналогичных логических операций. Неспособность к рекурсии объясняется малой ёмкостью «рабочей памяти», которая у обезьян не может одновременно вместить более двух-трех концепций (у человека — до семи).

Мозг человека отличается от мозга наших ближайших невымерших родственников — шимпанзе и бонобо — в основном размером (он втрое массивнее). Структурные различия сравнительно невелики и приурочены в основном к отделам, связанным с решением социальных задач. Этот факт, наряду с результатами исследований обезьяньего интеллекта, позволяет предположить, что различия между интеллектом человека и высших обезьян имеют не столько качественный, сколько количественный характер: обезьяны обладают теми же умственными способностями, что и мы, только все эти способности у них развиты слабее. Впрочем, не исключено, что в ряде случаев количественные изменения могли перерасти в качественные...

Одновременное оперирование тремя понятиями — предел возможностей для современных обезьян, а также, скорее всего, для последнего общего предка шимпанзе и человека, жившего около 6 млн лет назад (иначе пришлось бы предполагать умственную деградацию в линии шимпанзе, а для этого нет никаких оснований)".


Вот это явно было фактором полового отбора, как и мелкая моторика, и артикуляция. И в конечном счёте, чувство юмора.

"According to this theory, some human capacities such as language, creativity, art, music, and humor evolved at least partly to signal intelligence. These abilities are sexually attractive because they are hard to fake indicators of intelligence, and potentially could also indicate that the person showing them carries good genes."

"Согласно этой теории, некоторые человеческие способности, и в том числе язык, творчество, искусство, музыка и юмор развились, помимо прочего, для демонстрации интеллекта. Подобные способности сексуально привлекательны, так как речь идёт о признаках интеллекта, их очень сложно подделать, и потенциально они содержат информацию о том, что человек с такими способностями обладает качественными генами".


Да, есть такие находки, здоровенные обработанные камни, слишком большие, чтобы имело смысл использовать их в качестве инструментов. Они в своё время свели с ума Святослава Дробышевского, который предположил существование разумных всеядных гигантопитеков, которые охотились и изготовляли орудия:

"Логичным выглядит предположение о том, что гигантопитеки могли охотиться на разных зверей. Более того, иногда в тех же слоях обнаруживаются огромные каменные орудия труда. В руке их держать неудобно, а размеры руки у питекантропов и прочих древних людей были не больше, а то и меньше наших. Не орудия ли это гигантопитеков?"


По одной из гипотез, подобные штуки были просто демонстраторами технологий для наших далёких предков - они показывали на них своё мастерство (естественно, чтобы произвести впечатление на женщин, зачем же ещё!). Тут вопрос не в практичности, а в умении бить камнем о камень, делая аккуратные сколы. И это тоже явно было способностью, поддержанной половым отбором. Хотя обезьяны в принципе любят стучать камнями о камни, ведь это так прикольно.

Что я тут хочу сказать? Есть такой известный принцип:

"Важную роль при выборе партнера играет зрение: самцы каждого вида имеют свой особый наряд, а самки превосходно разбираются в нюансах их окраски. Недавно было показано, что зрение у разных видов цихлид может быть специально «настроено» на спектральные характеристики брачного наряда: например, если самцы у данного вида синие, то и глаза наиболее чувствительны именно к синим оттенкам".


Если самец рекламирует себя за счёт цветного наряда, у самки будет цветное зрение, так? Иначе это не работает. Самка всегда внимательная к тем признакам, которые характеризуют самца (а самец - к тем, которые характеризуют самку). Если на протяжении двух миллионов лет наши предки становились всё умнее и умнее, то это было потому, что самки отдавали предпочтение более умным самцам. Но чтобы различать умных самцов, самка сама должна быть умной. Глупая самка примет глупого самца за умного, и у них родятся дети-дебилы. А умная отдаст предпочтение умному, и её потомство тоже будет умным. [И так пока умники не изобретут цивилизацию, которая развернёт тренд в сторону "Идиократии" и "Розы и червя", где умнеть будут искусственные системы, а их органические компоненты будут деградировать (1, 2, 3). Но я не думаю, что всё кончится именно этим.]

(...)
big_brother

Что в нас заложено, эволюция человека и половой отбор: Homo Gorensis, 100.000 лет в каменном веке...

(...)

И тут я понял, что просто не могу не озвучить мнение своего любимого Джона Нормана, из книги "Imaginative Sex" (1974):

"...Но что мы можем сказать о других составляющих людских характеров, частично эксплуататорских, частично садистских, частично мазохистских, которые являются неотъемлемой частью человеческого характера, как такового?

Было время, когда эти качества могли способствовать выживанию. А если и нет, то они, возможно, были связанны с теми качествам, которые способствовали выживанию: склонность к эксплуатации шла рука об руку с собственничеством, садизм с агрессивностью, мазохизм с покорностью авторитету. Или, действительно, подобные качества могут, в конечном счёте, оказаться случайными признаками, никак не связанными с выживанием. Например, голубые глаза и светлые волосы часто генетически связаны, но с точки зрения выживания, надо полагать, этот признак не имеет никакого значения. В то же время, конечно же, подобная внешность может обладать сексуальной, эстетическая ценностью. Это вторая великая движущая сила эволюции, половой отбор. Возможно, что особи с такой внешностью, женщины, пользовались большим спросом, их чаще похищали или покупали.

Весьма вероятно, пусть это чисто теоретические рассуждения, что все эти "тёмные" элементы человеческого разума, - склонность к жестокости, готовность причинять страдания, а, в некоторых случаях, и готовность принимать причинённые страдания, - на самом деле являются результатом эволюции, либо с точки зрения простого выживания, либо с точки зрения более сложных механизмов выживания-и-половой-селекции. Раз мужчине приходилось бороться за выживание, приходилось охотиться, причинять боль, сражаться с врагами, то весьма вероятно, что умение получать удовольствие от подобной активности, то есть наличие встроенного механизма поощрения, обладало бы для него адаптивной ценностью. Если бы ему не нравилось выслеживать добычу, убивать её, он был бы менее страстным охотником. По тем же причинам он вполне мог искать потенциальных партнёрш, которые были бы для него добычей: приятными на ощупь, прекрасными, желаемыми, испуганными, которых он мог бы поймать, и сделать своими, и приручить; тех, кто, попав в его силки, кричал бы и извивался. Мужчина, являвшийся, вероятно, агрессивной стороной в сексуальных отношениях, без сомнения сформировал биологическую природу женщина, а этим, через неё, и свою собственную. Я полагаю, что у женщины есть биологическая природа. Я полагаю, что она не просто полый сосуд, tabula rasa, пустота, которая только и ждёт, чтобы её наполнили культурой и сформировали воспитанием. Да, действительно, человек не может существовать без культуры, и да, воспитанием можно добиться от человека самых невероятных вещей. Тем не менее, моё предположение исходит из того, что всё-таки существует нечто, являющееся объектом воспитания, и это тело и мозг, ставшие результатом нескольких миллионов лет генетического отбора на выживание и сексуальную привлекательность. Теория "полого сосуда" выглядит неправдоподобно. С другой стороны, даже в нынешние времена мы всё ещё не знаем, что такое женщина, или что такое мужчина, или почему они такие.

Мы уже предложили возможное объяснение некоторых агрессивных, эксплуататорских, садистских, жестоких наклонностей у мужчины, объяснение, связанное с его эволюционным восхождением в качестве всё более и более сложного хищника. Равным образом мы предположили, что подобное животное может начать предпочитать женщин, которые хоть в чём-то смогут стать для него объектом, жертвой, добычей. Конечно же, уродливая, огромная, опасная, угрожающая женщина будет менее популярна, чем красивая, меньшего роста, менее опасная и представляющая собой меньшую угрозу. Это ни в коем случае не является оценочным суждением. Вполне вероятно, что уродливые, огромные, опасные, угрожающие женщины обладают массой достоинств. Это просто указание на тот факт, что женщины, ставшие результатом непреднамеренного отбора со стороны сексуально агрессивных мужчин, в наши дни редко являются огромными, уродливыми, угрожающими или опасными. В целом, они необыкновенно восхитительные, сексуально привлекательные создания. Это не просто совпадение. Если мужчины были склонны выбирать женщин, которых можно было бы воспринимать в качестве добычи, то этим они, в свою очередь, прививали бы женщинам определённые мазохистские наклонности. Естественно, одновременно они прививали бы те же наклонности себе.

Все люди обладают как садистскими, так и мазохистскими наклонностями. Вероятно, садизм чуть более выражен в мужчинах, мазохизм - в женщинах".


[Дальше Норман целую страницу тратит на то, чтобы рассказать, как мазохизм, в умеренных дозах, способствует репродуктивному успеху у женщин. Такой женщине нравится подчиняться мужчине, нравится отдаваться ему, нравится рожать ему детей. Она мирится с тем, что ей приходится заботиться о детях, о доме, о мужчине. И этим она привязывает мужчину к себе. А другая женщина скорее уйдёт в ночь и умрёт, но не покорится. Туда ей и дорога, её генетическая линия зачахнет.]

"...Одновременно, к добру это или к худу, но умеренно мазохистская женщина является невероятно желанным сексуальным партнёром. Мужчина инстинктивно чувствует её уязвимость, её готовность стать жертвой, и это, к добру или к худу, вызывает у мужчины возбуждение, одновременно, конечно же, повышая его сексуальную производительность.

Но давайте рассмотрим определённые выводы, вытекающие из этих замечаний, которые имеют отношение к нашему проекту.

Похоже на правду, что представители человеческого рода, по тем или иным причинам, обладают набором "тёмных" качеств. Это правда, что у людей существуют эксплуататорские наклонности, садистские наклонности, мазохистские наклонности. Эти качества настоящие, и они здесь. Отрицать их было бы наивно. А презирать - немного глупо. Они такая же естественная часть нас, как наша собственная кожа и цепкие руки, как кровообращение и логические связи в нашем сложном мозгу. Но так же очевидно, что безотносительно того, как это скажется на здоровье отдельного индивида, аморально мучить людей, по-настоящему мучить людей. У нас есть тёмные стремления, которые мы можем либо подавлять, либо выражать. Вероятно, полностью подавлять их вредно, но с другой стороны, конечно же, недопустимо выражать их в тех формах, которые увеличили бы количество страданий в мире. Тот, кто обладает знаниями, не может отрицать существование подобных наклонностей. Более того, вполне вероятно, что тот, кто отрицает их, даёт им возможность проявить себя в иных, более коварных формах: возможно, с ущербом для здоровья, возможно, восставая под маской карающей нравственной праведности. Среди благородных фанатиков наших времён, да и прошлых времён, сколь много нашлось бы тех, кто не называл бы собственную жестокость справедливостью или проявлением достоинства?

В нас есть эти качества.

Будем ли мы причинять боль другим людям, или мы сожмём зубы и будем выжигать себе внутренности кислотой?.."


[Дальше Норман пишет о том, что мы должны признаться себе в том, что в нас это есть, но выход своим наклонностям нужно давать в безопасной форме, которая будет этически приемлемой, доставит нам удовольствие и сделает нашу жизнь лучше.]