December 1st, 2017

gunter

А в наши дни многие люди носят военную форму, но не знают ответа



"Раз уж ты считаешь себя воином, о царь павлинов, позволь задать тебе простой вопрос - вопрос, с которым и новичок справится. Какое самое важное оружие для воина - меч ли это, копьё или лук?"

Из тех вещей, о которых я мечтаю написать, и не знаю, напишу ли. Был такой индийско-американский комикс, "Меч воина: Кшатрия". Он был порождением комиксного издательства-однодневки с амбициозными планами - связать Восток и Запад, индийскую и американскую комиксную культуру, с привлечением в качестве сценаристов творческих людей из разных стран и сфер деятельности, не обязательно связанных с комиксами, и всё это в современной и актуальной обёртке. Естественно, вскоре эти планы накрылись медным тазом, но оставили после себя след, заставляющий мечтать о том, что было бы, если...

"Меч воина: Кшатрия" вышел всего в двух номерах из запланированных четырёх, для которых уже были нарисованы обложки и заявлены даты выхода. Потом издательство йокнулось. Мы никогда не узнаем, чем должна была закончится история. (Знал индийский автор, я пытался найти его е-мейл, но безуспешно, он какой-то малоизвестный человек.) И при этом сам комикс - прекрасен. Гениален. Это выражение идеи бога войны моего мира, настолько полное и корректное во всех деталях, что в моём мире это повествование могло бы существовать в качестве легенды, священного писания. Там всё правильно. Безумно, но правильно. И то, что рассказ оборвался - тоже знак. Никакая возможная в этом мире концовка не смогла бы сравниться с тем, что уже было сказано. Куда дальше рулить? Что делать с сюжетом? Вот олицетворение выражения "слишком хорош для этого мира".

Как начинается этот комикс? Александр Македонский, олицетворение гордого и забывчивого Запада, ведёт свои непобедимые войска на завоевание Индии. Он скачет вперёд на своём верном коне, бросая вызов опасности и стихии. Но начинается гроза, и среди вспышек молний ему встречается странный старик со шрамом на пол-лица, отшельник, который предлагает молодому царю укрыться от дождя в окрестных руинах. Отшельник говорит, что очень давно ждал непобедимого македонца, что им суждено было встретиться. Он показывает царю выцветшие росписи на стенах забытого храма, и предлагает рассказать Александру легенду о "величайшем воине, который когда-либо жил в этом мире", о том, что такое - быть воином. Он намекает, что сам Александр, несмотря на все свои победы и бесспорное бесстрашие, ещё далёк от истинного понимания пути воина.

Рассказ отшельника с изуродованным шрамом лицом - это история о жизни Кшатрии, в честь которого потом назовут целую варну. Она о конце Золотого века, о том, как тёмный бог посылал своих эмиссаров, чтобы захватить и разрушить мир. Она о царском сыне, воспитанном Скандой, богом войны, о юноше, в котором текла кровь тигра.

И пока отшельник рассказывает историю, его возраст становится всё менее и менее определённым, а в его тоне появляется насмешка. Наконец, он задаёт тот самый оскорбительный вопрос, ответ на который должен знать любой первогодок, только начавший постигать воинское искусство.

Это оно.

97-й афоризм Кодекса имеет форму загадки: "Что невидимо, но прекраснее бриллиантов? Что бесшумно, но заглушает раскаты грома? Что невесомо на весах, но перевешивает золото?"


Это всегда загадки - простые, очевидные, традиционные загадки.

Вы спросите: а какое это имеет отношение к делу?

А я скажу - но ведь это цитата из Кодекса Воинов! И именно Кодекс делает воина воином (так сказано в Кодексе). (...)

Или вы можете сказать: но ведь горианские воины, в принципе, отстой, они и воевать-то по-настоящему не умеют, зачем мы вообще должны обращать на них внимание?

А я скажу - сам бог войны уважал бы горианских воинов. (...) А почему бог войны уважал бы горианских воинов, при том, что они отстой, и т.д., и т.п.? Потому что они знают Кодекс наизусть.

Теперь представим себе нашего, российского военного. Вот ткнёт в него бог войны пальцем, и что? Российский военный расскажет ему про Кодекс? Он хоть что-то знает, вообще, в принципе, или он просто крестьянин, одевший в военную форму?


***

И поэтому в семьях настоящих воинов отцы всегда учили сыновей отвечать на подобные загадки. Потому что, если однажды на перекрёстке дорог им повстречается путник с изуродованным шрамом лицом, и задаст им Вопрос, они должны знать, что ему ответить. Он не любит тех, кто не знает ответа.

"...and he will ask me, 'What is the riddle of steel?' If I don't know it, he will cast me out of Valhalla and laugh at me (с)."
gunter

Повышая связность информационного пространства, или о наших синтетических братьях меньших

Вот это:

К вопросу о роботах

надо увязать с вот этим:

О роботах и хентае

(Или наши честные пролетарские железяки против ихних капиталистических андроидов.)
gunter

Курии - субъективное и личное (космические уроды)

Что меня привлекает в теме курий, если говорить о личном?

Меня цепляет то, что это какая-то аномалия в творчестве Нормана. Из их описания, в принципе, можно достать годные ксенологические концепции. Но сам Норман, обычно, такими вещами не интересовался. Что его заставило вставить в свой мир именно таких курий, с этой специфической схемой размножения? Чем он вдохновлялся? (С точки зрения интересных выдуманных рас, были ещё герулы из "Телнарианской истории", но там всё гораздо слабее).

Норман - это человек, который в 60-е годы выдумал негуманоидных инопланетян по принципу "как пауки, только разумные и размером с человека". Или "как муравьи, только трёхметровые и разумные" (но с муравейниками, маткой, крылатым самцом, умирающим после спаривания, и так далее). Он через всю жизнь пронёс любовь к подобным "разумным лемурам". В шестидесятые годы так ещё делали. Но, как могла бы сказать arishai, даже в шестидесятые так нельзя было делать.

gunter

Жизненный цикл курий

Графическое представление того, что там написано по-русски и по-английски:



Взрослый доминант (т.е., самец в полном смысле слова), инстинкты которого "заставляют его оплодотворять и убивать", оплодотворяет яйцо в организме яйценоса, egg-carrier (т.е., самки).

Яйценос откладывает оплодотворённое яйцо в неподвижного носителя-кормильца, blood-nurser (генетически это тоже курии, но только генетически; они неотъемлемая составляющая биологического вида, но они не Народ, не разумные существа).

Детёныш созревает в носителе и прогрызает себе путь наружу. После рождения у детёныша происходит импринтинг на первую увиденную курию, кроме доминанта (детёныши инстинктивно боятся доминантов). Детёныш, соответственно, может быть маленьким яйценосом, доминантом или недоминантом. Доминанты и недоминанты развиваются, как самцы, но недоминанты неспособны к размножению и у них ослаблен инстинкт убийства, они сидят дома, ведут хозяйство и заботятся о детях (и, надо полагать, о носителях).

Когда я рассказывал arishai о куриях, она сказала, что самый умилительный момент - вот этот:

— Значит, у вас нет матерей?
— В земном смысле этого слова — нет. Между тем выбравшись из кормильца, маленький кюр тут же привязывается к первому попавшемуся взрослому кюру, лишь бы это не был доминант.
— А если доминант?
— Тогда он попытается обойти его стороной, что вполне оправданно, ибо доминант может и убить.
— А если новорожденный тоже доминант?
— Доминант, конечно, никого стороной обходить не станет. Он выпустит когти и обнажит клыки.
— И?
— Взрослый кюр не станет его убивать. Малышам дают подрасти.


Сама эта картина, когда маленький, только-только появившийся на свет доминант становится в угрожающую позу, поднимается на задние лапы, растопыривает коготки и начинает скалить зубы, в меру своих скромных возможностей. И наверняка ещё издаёт злобные звуки. Мозги ещё не развились, говорить не умеет, но при виде другого доминанта инстинкты включились на полную катушку. "Это моя территория! Не сметь! Я бросаю тебе вызов!"

***

И да, у этой схемы есть очевидная проблема, которую я отметил на своём рисунке. Откуда берутся носители-кормильцы? Они одноразовые или многоразовые?