December 7th, 2017

gunter

После Потопа

Так, я не могу, я завис.

Демография.

"It seems surprising that there are many Kurii," I said.
"Not at all," he said. "The egg-carriers can be frequently impregnated and frequently deposit the fertilized egg in a blood-nurser. There are large numbers of blood-nursers. In the human species it takes several months for a female to carry and deliver an offspring. In the same amount of time a Kur egg-carrier will develop seven to eight eggs, each of which may be fertilized and deposited in a blood-nurser."


Два острова. На первом острове высадились три сыновья Ноя с жёнами - Иафет, Сим и Хам. Шесть человек, трое крепких мужчин, три фантастически здоровые женщины, все в идеальном репродуктивном возрасте и с предельно длинным гарантийным сроком.

На втором острове высадились шесть представителей народа курий. Доминант, два яйценоса, два недоминанта, носитель. Чтобы всё было по-честному, считаем носителя за курию. Всё остальное - как у людей.

Правила такие. Это современные окультуренные курии, чтобы выводить новых носителей, им нужен хотя бы один взрослый носитель. (Протокурии могли запустить колонию без начального носителя, но это было давно и неправда.) Допустим, самка откладывает мелких пиявкообразных носителей-зародышей на взрослого носителя (или ему под кожу), они сосут его кровь, разбухают и отваливаются, и затем их уже доводят до взрослых размеров обычной перетёртой пищей, подобно тому, как зародыш в носителе пьёт кровь своего кормильца, пока не отрастит когти, челюсти, зубы и не научится есть мясо. Поэтому носитель на курийском, горианском и английском называется blood-nurser, его главная задача - производить вкусную питательную кровь. [Содержащую, надо полагать, необходимые бактериальные культуры, которые детёныш получает от носителя, через кровь, а носитель - от предыдущего носителя, тоже через кровь.] Рождение созревшего детёныша из носителя, когда маленька курия tears its way free - у меня это травматический, и, в подавляющем большинстве случаев, фатальный для носителя процесс. Норман, вероятно, думал о многоразовых носителях, но у меня носители одноразовые (но не всегда одноместные) для детёнышей, многоразовые для задачи выведения новых носителей. Этот вариант соответствует интуитивному ощущению, что мелкие носители должны отпочковываться от крупных носителей (1, 2) - тут они тоже отпочковываются, но всё равно используют генетический материал самки и оплодотворившего её доминанта.

Самка производит носителя за счёт механизма, схожего с производством потомства, потому что изначально это один механизм. Так что следует ожидать, что если за месяц в самке может созреть яйцо с зародышем, за сопоставимый срок в ней может созреть и яйцо с носителем. Но не одновременно, а или-или.

Допустим, что на то, что выкормить носителя до взрослого состояния, у курий уходит год. [Это, на самом деле, очень щедро, поросёнка можно за полгода до 100 кг довести, а тут носитель, просто кусок мяса, который вообще ничего не делает, только выделяет CO2, пассивно поглощает пищу, гадит (неизбежно) и растёт.] Допустим, детёныш формируется в носителе в течении года с момента кладки, потому что на выходе мы должны получить маленькую жизнеспособную курию, способную самостоятельно передвигаться и в меру своих сил охотиться на мелких зверьков. Но опять же, цифры совершенно условные.

Каждая пара людей рожает по ребёнку в год. "А если, по счастью, и двое прибудет, никто с вас не спросит, никто не осудит".

Курии тратят первый год на производство носителей. Второй год - на выкармливание носителей до нужных параметров и закладку в них детёнышей по мере готовности. Третий год - на сбор урожая детёнышей. При этом, теоретически, на третий год, пока в носителях созревают детёныши, самки снова могут начать производство носителей. Третий, пятый и каждые два года после этого, если я нигде не сбился, к нам приезжают детёныши со всех яиц, на которые нам хватило готовых носителей, но не больше двадцати (каждый яйценос может отложить до 10 яиц в год). Лимитирующим фактором для нас является, во-первых, еда, а во вторых, рабочая сила яйценосов и недоминантов. Способности яйценосов по добыче продовольствия не безграничны, способности недоминантов по обеспечению бесперебойного функционирования колонии, кормёжке и уборке за носителями, пригляда за детёнышами - тем более. Но к тому году, когда у курий недоминанты из первой партии детёнышей достаточно вырастут и поумнеют для того, чтобы, фигурально выражаясь, поставить их к станку, курии начнут сборку демографического катка, который вынесет вообще всё. Так у меня получается.

Помимо прочего, это я решил умозрительно проверить следующую гипотезу от gcugreyarea:

"Вполне возможно, что это гормонально регулируемый механизм. Как у людей в кризисы рождается больше мальчиков, так и у курий - когда много опасности и еды, рождается больше доминантов, а когда мало опасности и мало еды - преимущественно недоминанты"

+

"Незрелые доминанты - это массовка, солдаты, расходный материал. При наличии внешнего врага они выпиливаются об этого врага".


В рамках моей схемы очевидно, что пока колония молода, а еды много, необходимо производить недоминатов, стерильных рабочих, потому что "most work, including the care of the young, is performed by nondominants", а значит, они необходимы для дальнейшего развития колонии и развёртывания соответствующей инфраструктуры. И конечно же, надо производить яйценосов. Доминант пока что здоров и силён. (Даже если с ним что-то случится, не беда. Имея на руках кучу недоминантов, мы можем рассчитывать, что хотя бы один из них окажется крипто-доминантом, который без доминанта перекинется, станет развиваться, как доминант и отрастит себе функционирующие половые органы. Проблема решена.) И наоборот, доминантов (и яйценосов, конечно же) имеет смысл массово рожать, когда ресурсы постепенно начинают заканчиваться. В условиях голода недоминантов производить почти что бессмысленно, о чём они будут заботится и кто их будет кормить?

***

...А на третьем острове высадились трейвы. Тоже шесть особей с идеальным здоровьем и максимальным репродуктивным потенциалом. Искр, декстр, два мельда, два кэрри. Декстр стал строить гнездо. Искр привёл мельдов и кэрри к декстру. После чего искр ушёл исследовать остров и стал играть в "Робинзона Крузо", а декстр остался в гнезде с двумя кэрри стал играть в "Таинственный остров". Мельды курсировали между искром и декстром, разнося новости и играя уместные, но различные роли и в том, и в другом сюжете. Кэрри помогали декстру с обустройством гнезда и постепенно рожали зачатых в брачном танце детей, одного за другим. Дети со временем вырастали, покидали матушкино гнездо и уходили на воспитание к мельдам. А потом, по мере взросления, рассыпались на группки по половому признаку и будущим функциям. Мельды копировали своих родителей-мельдов, Искры уходили к искру-Прародителю. Молодые декстры закладывала новые гнёзда, а кто-то из них вернулся, чтобы помогать дяде-декстру расширять и совершенствовать самое первое гнездо. Главное, чтобы искрам было куда приводить новых кэрри, чтобы жизнь могла продолжаться.

***

А на четвёртый остров высадилось шесть гномов, детей Ауле - четверо мужчин и две женщины. Гномы принялись с энтузиазмом копать и строить, не подозревая, что с такой демографией они в полной заднице.
gunter

Курии, как вид, ч.7

Оуэн Лавджой и эволюция прямохождения у курий.

Один из самых спорных моментов в изначальной модели Лавджоя - это связь эволюции прямохождения с необходимостью носить еду самке. (Другое дело, если вы самец человекообразной обезьяны, и вы хотите принести своей самке еду, вам придётся использовать для этих целей передние лапы, тут уж без вариантов. И по мере развития прямохождения, руки очень пригодились самке, чтобы держать детёныша, который больше не мог удержаться на ней самостоятельно.)

Но почему курии способны передвигаться как на четырёх, так и на двух лапах? Для быстрого бега они опускаются на четвереньки, и их предки, видимо, именно так и охотились. Четыре лапы были нужны им, чтобы карабкаться по скалам (а до этого - по деревьям). Почему у них развилось и сохранилось устойчивое двуногое перемещение? Им не нужны были лапы, чтобы носить еду в логово, курии отрыгивали еду из внутренней сумки.

Поправка Лавджоя: двуногая походка была необходима недоминантам, чтобы переносить носители с места на места, осуществляя манёвр ресурсами. И это, в свою очередь, позволяло разорять чужие колонии. Доминант прокладывает путь, яйценосы прикрывают, недоминанты тащат чужих носителей в свою берлогу, как воришки-еноты.

celen_me хорошо сказал:

"А еще взрослые курии, очевидно, могут рассматривать носителей как неприкосновенный запас. Люди изобрели консервы в 19 веке. А у курий они, очевидно, были сразу. Когда курии идут на войну, важная часть их фуража - жирные, вкусные, медленно худеющие без еды личинки".


И теперь, из-за этого коммента, мне захотелось поговорить про эволюцию сельского хозяйства у курий. Если бы у курий не было сельского хозяйства, они бы до сих пор так и жили в пещерах, правильно?

Очевидно, курии довольно быстро перешли к примитивному варианту кочевого животноводства. Защищали стада травоядных от других хищников (и других курий), способствовали их размножению, перегоняли их на более тучные пастбища. Я предлагал такой механизм для рапторов Крайтона (и "Юрского парка"), где рапторы, одновременно, и очень умные существа, и слишком многочисленные для того, чтобы существовать за счёт простого бессистемного хищничества. Они должны были каким-то образом повысить производительность вмещающего их ландшафта.

Так вот, начнём нашу гипотетическую модель эволюции сельского хозяйства с недоминанта, который приставлен смотреть за носителями. По общему мнению, три пола курий - это "сильный", "прекрасный" и "умный". Речь уже идёт о разумных существах, это курии раннего каменного века, всё ещё очень примитивные. Неоминанту приносят мясо, чтобы недоминант перетирал его зубами и пихал в носителя. Недоминант заинтересован в том, чтобы жрать это мясо, но если носители прекратят расти и начнут чахнуть, недоминанту придётся иметь дело с самками, а потом с доминантом. Итак, недоминант начинает экспериментировать с различными добавками в питательную смесь, которые сохраняли бы её качество с точки зрения набора веса носителями, при общем уменьшении затрат мяса. На вкусовые качества носителям плевать, у них мозга нет. Недоминат использует ингредиенты, которые можно найти поблизости, но которые сами курии обычно игнорируют - ягоды, семена растений, орехи, корешки, грибы и так далее. Он даже экспериментирует на себе (не может же он предложить эту смесь доминанту или самке, правильно?). Попытки перетирать зубами растительную пищу негативно сказываются на состоянии зубов. Но так как мы говорим о разумных существах, недоминант вскоре начинает растирать ингредиенты камнями, постепенно изобретая ступу, в которой можно заодно дробить кости в костяную муку, и так далее. Короче, много недоминантов, много экспериментов, и постепенно появляются рецепты каши, которой можно выкормить носителя. Зёрна, которые просыпались из лап недоминанта на пути к ступе, дают всходы. Недоминанты замечают ростки и постепенно создают собственную делянку, где растут растения, производящие необходимые компоненты для питательной каши - удобно же, не надо их повсюду искать. Дальше селекция, обмены семенным фондом и так далее.

Выкармливание носителей кашей и возможность их использования в качестве "живых консервов" закладывает основу для перехода к оседлому животноводству, с какими-нибудь местными свиньями, которых тоже будут кормить кашей и отбросами, пока они не наберут необходимый вес.

Запасы зерна привлекут местных грызунов (аналогов грызунов в биосфере курий). Но в случае курий, это даже неплохо, детёныши смогут с ними играть и на них охотится. Вообще, даже самая взрослая курия всё равно будет получать удовольствие от ловли маленьких разбегающихся комков шерсти. Никто из курий не может стать настолько взрослым, чтобы перерасти подобные детские забавы. Я сужу по кабинету Зарендаргара, у которого есть специальная кнопка, сбрасывающая к нему на пол мелкого зверька. И это не еда, еды ему явно нужно гораздо больше, это его тонизирующая утренняя чашка кофе, чтобы окончательно проснуться. Короче, недоминанты будут ставить силки на мелких зверьков, привлечённых пищевыми запасами, ловить их и разводить, чтобы затем выпускать в жилые помещения на радость всей колонии. Ещё одна отрасль животноводства, пусть специфическая.

Итак, недоминанты не стали есть больше мяса. Они стали есть меньше мяса, потому что теперь они жрали кашу, которую сами же изобрели. Возможно, это даже негативно сказывалось на их общем здоровье, но всем было плевать. Главное, что кормление носителей за счёт продукции сельского хозяйства (и связанные с этим инновации - частичный переход самих курий на продукцию сельского хозяйства, появление мясного скота, который питался продукцией сельского хозяйства), позволило колониям заготавливать намного больше носителей, создавая настоящие стратегические запасы. А это, с учётом демографии курий, позволило им производить на свет любое желаемое количество детей. Численность Народа резко рванула вверх. (Что, в свою очередь, привело к началу первых настоящих войн, войн оседлых аграрных культур, и запустило маховик технологического прогресса.) 

(продолжение следует...)
gunter

Между делом - половой отбор

Я тут застрял слегка. Но не потому, что я не знаю, о чём писать. Я знаю. Проблемы, скорее, с "как", или "успею ли я это написать, в принципе".

fortunatus написал: "Мне кажется, что тема курий раскрыта, НО это наверняка значит, что у тебя заготовлен какой-то совершенно неожиданный поворот. Так что я за курий".

Там нет никакого особого твиста, и получается, что я обманываю вас, делая вид, что он там есть. Но там есть пара неочевидных моментов, о которых я хотел бы поговорить, по мотивам сайта "Элементы".

И я просто подошёл к самой сложной части и важной части - половой отбор, сделавший курий такими, какими они есть. Это то, о чём я хотел поговорить, это текущая тема месяца (после того, как gimli_m заразил меня трейвами). Курии, в этом плане, представляют собой очень интересный модельный вид, пусть и совершенно выдуманный.

Но если выражать это кратко и лаконично, то всё тривиально.

- Доминанты стали такими, какими они есть, в результате полового отбора.
- Недоминанты стали такими, какие они есть, в результате полового отбора.
- Половой отбор, в данном случае, это результат выбора со стороны самок, яйценосов, стремящихся максимизировать свой репродуктивный успех.
big_brother

Бессвязное нытьё

Одна из ошибок, которые люди регулярно совершают - это неверный выбор аналогий. Я не могу сказать, что я выбираю аналогии верно, можно сказать, что любая аналогия, в конечном счёте, порочна. Но я предлагаю хотя бы попытаться посмотреть на вещи под разными углами.

Collapse )
gunter

Арт оф Гор

Хотел вам ещё немного современных изображений курий показать. Это из арт-бука к ролевой системе по Гору, "Art of Gor" Майкла Маннинга:



Collapse )

Критика.

Ну выразительные уши - check, загнутые острые зубы - check, щупальцеподобные пальцы, 6 шт. - check. Рожа слишком человеческая, и поза, и вообще всё. И зачем ему кожаная юбочка? У курий нет наружных половых органов, судя по всему, а на четвереньках в такой юбочке бегать неудобно.

Вторая картинка... рожа слишком человеческая. И господи, эти комнатные собачки. Курии людей едят. Их интерес к людям гастрономический.

А потом до меня дошло страшное. Соски. Художник нарисовал куриям соски. Ну откуда у курий возьмутся соски? Они же не млекопитающие. Курии с сиськами. Нет ничего более безответственного и безнравственного, чем курии с сиськами. И мы уже до этого докатились (и даже не в первый раз).
gunter

Гаремная система курий (материалы-1)

Первое, что обращает на себя внимание при взгляде на курий, как вид - их гаремная система.

Что мы знаем о гаремных системах у социальных видов?

"Сопоставив размеры черепных костей со стертостью зубов у 19 взрослых особей Paranthropus robustus, антропологи пришли к выводу, что у этих представителей вымершей тупиковой ветви гоминид самцы достигали зрелости намного позже самок и сильно превосходили их по размеру. Такая ситуация характерна для приматов с гаремным типом общественной организации. Как и у современных «гаремных» видов, самцы парантропов становились жертвами хищников намного чаще самок...

Дело в том, что у современных приматов, практикующих гаремный тип семейных отношений (например, у горилл и павианов) самки, достигнув зрелости, больше почти не растут, тогда как самцы продолжают расти еще довольно долго. Это связано с тем, что у таких видов очень сильна конкуренция между самцами за право «доступа» к коллективу самок. Молодые самцы почти не имеют шансов на успех в борьбе со старыми матерыми особями, поэтому они «откладывают» решительные действия до тех пор, пока не войдут в полную силу.

У «гаремных» видов матерые самцы гораздо крупнее и самок, и молодых половозрелых самцов; часто они вдобавок отличаются еще и по окраске...

Почему же самцы парантропов попадали в лапы саблезубов или гиен втрое чаще самок? Оказывается, именно такая картина наблюдается и у современных «гаремных» приматов. Самки этих видов всегда живут большими группами, обычно под защитой матерого «мужа», а самцы, особенно молодые, которым пока не удалось обзавестись собственным гаремом, бродят поодиночке или маленькими группками. Это существенно повышает шансы попасть на обед хищнику. Например, самцы павианов в период одиночной жизни втрое чаще становятся жертвами хищников по сравнению с самками и самцами, живущими в коллективе".


"Для видов, практикующих преимущественно полигинные отношения и формирующих постоянные гаремные единицы, типичны небольшие по размеру семенники и значительный половой диморфизм по размерам тела и клыков (павианы гамадрилы, гориллы, орангутаны).

Половой диморфизм ранних гоминин — одна из самых интригующих загадок современной антропологии. Данные палеоантропологии указывают, что ранние гоминины характеризовались значительно более выраженным половым диморфизмом, чем современный человек. Диморфизм, например, у одного из ранних представителей австралопитековых — A.afarensis столь велик, что некоторые антропологи предположили, что в этом случае мы имеем дело с разными видами. Если все же предположить, что особи большого и малого размера — суть представители одного вида, то получается, что самки примерно в два раза уступали по весу самцам. Такой диморфизм сопоставим по своим масштабам с диморфизмом, наблюдаемым у горилл, и существенно превосходит степень диморфизма у обыкновенного шимпанзе и бонобо.

У современных приматов большие размеры тела самцов, как правило, связываются исследователями с половым отбором и половой избирательностью. Наибольший диморфизм отмечается у видов с полигонными системами социальной организации, в рамках которых конкуренция самцов за доступ к самкам принимает особо выраженные формы. Однако замечено, что конкуренция между самцами сопряжена не только с увеличением общих размеров тела, но и однозначно ведет к увеличению размеров клыков. Collapse )".
gunter

Гаремная система курий (материалы-2)

То, что мы видим у курий, имеет определённые параллели в живой природе:

"У орангутанов есть две морфы самцов: крупные, с характерными выростами на лице (доминанты), и более мелкие, напоминающие самок (субординанты). Обычно на данном участке леса главенствует один крупный самец, он является отцом большинства детенышей. А несколько других самцов обеих морф занимают подчиненное положение и редко становятся отцами. При старении или ослаблении патриарха место главного самца постепенно занимает другой самец доминантной морфы с выростами на лице. Такая смена может сопровождаться периодом нестабильной иерархии, длящимся иногда до нескольких лет. В это время шанс размножиться получают и субординантные (самкоподобные) самцы.

Биматуризм — это наличие в популяции двух морф, различающихся периодом роста (фактически, это частный случай полиморфизма). К примеру, у ряда насекомых период личиночного развития больше у самок, и в результате этого они крупнее самцов. Среди млекопитающих биматуризм чаще всего встречается у приматов. Наиболее известный вариант биматуризма в этой группе животных — половой биматуризм (Sexual bimaturism): самцы растут дольше и значительно превосходят самок размерами. Например, это хорошо известно и очень ярко проявляется у горилл (Gorilla gorilla)...

Для самцов орангутанов (Pongo spp.) также характерен биматуризм: одни самцы (доминанты) имеют характерные выросты на лице и размерами превосходят других — субординантов, которые таких выростов лишены (этой особенностью, а также размерами, они напоминают самок). Особенности биматуризма орангутанов очень необычны, а возможно, даже и уникальны для млекопитающих.

Дело в том, что различия между двумя морфами самцов необратимы. То есть каждый самец в течение жизни принадлежит лишь к какой-либо одной из двух морф. Различия между морфами самцов проявляются достаточно поздно. Субординантные самцы становятся половозрелыми где-то к 14 годам, в это время по размерам они примерно соответствуют самкам и больше не растут. А у доминантных самцов к этому времени начинают развиваться лицевые выросты, которые со временем увеличиваются. Особенность этой категории самцов состоит в том, что они продолжают расти и после достижения половой зрелости — по сути, на протяжении всей жизни (к старости, конечно, рост замедляется). И в итоге они могут весить до 80 кг, то есть в два раза больше самок.

При этом неизвестно, есть ли какие-то генетические различия между морфами. Таким образом, механизм возникновения биматуризма у орангутанов пока остается загадкой. Тем интереснее узнать, какие еще различия, помимо внешнего вида, существуют между двумя разными морфами самцов орангутанов.

Из полученных данных можно сделать следующее заключение. В период главенства одного самца он является отцом большинства детенышей. После того как он по тем или иным причинам ослабеет, на смену его приходит другой самец. Таким доминантом становится только самец крупной морфы с лицевыми выростами. (В изучаемой группе после 2006 года стал доминировать другой самец, Том. Он сохраняет этот статус и по сей день.) Но смена власти может сопровождаться периодом нестабильной иерархии, вплоть до нескольких лет. В это время субординантные самцы без лицевых выростов получают возможность размножиться, чего почти никогда не бывает в другой ситуации".


Если бы Тарл Кэбот был биологом, он мог бы употребить в своём английском тексте умное слово субординант, вместо неуклюжего "недоминант". Но чего нет, того нет. Так вот, курии - это типа орангутанов; если бы орангутаны разивались в сторону гигантопитеков, сумевших стать хищными пещерными бабуинами в плейстоценовой Европе; если бы они были потомками паразитоидного вида, научившегося откладывать яйца в собственные гипертрофированные личинки; если бы они были разумным эусоциальным хищником мегафауны со стерильными субординантными самцами в качестве рабочих особей. И именно последний момент, наверное, наиболее интересен. 
gunter

Курии, как вид, ч.8

Гаремная система - 1, 2.

Что могло двигать эволюцию доминантов? Очевидно, что это сравнительно поздняя адаптация. Сначала был вид прото-протокурии, а потом у этого вида стал развиваться сильный половой диморфизм, самцы стали крупнее, агрессивнее, с более крупными клыками, создающие гаремы и агрессивно конкурирующие за самок.

Но я хотел бы поговорить даже не об этом, а о том, какой торг (в эволюционном смысле) представляют собой биологические отношения полов. У видов с половым размножением существует определённый антагонизм между интересами полов, который, естественно, выражается и реализуется в общей задаче продолжения рода и распространения своих генов.

Посмотрим, в очередной раз, на ту систему, которая сложилась у людей. Если максимально угрублять, мужчина выступает по отношению к женщине сексуальным паразитом - он хочет использовать её тело, её репродуктивный аппарат, для распространения своих генов. И он способен сделать это, даже помимо её воли. Изнасилования достаточно, чтобы тело сказало "ура!" и запустило программу вынашивания плода. Плод постепенно развивается в женщине, как паразит, присосавшийся к её телу и забирающий всё больше сил. На поздних месяцах беременности женщина, скажем так, ограниченно трудоспособна. Роды у людей проходят тяжело, это расплата за прямохождение и крупный мозг. Женщине в большинстве случаев требуется квалифицированная помощь, нарушения при родах вполне могут привести к смерти матери, ребёнка или их обоих. Потом женщина должна заботится о совершенно беспомощном и агрессивно требовательном младенце, выкармливая его своей грудью. Всё это время, во время беременности и кормления, женщина нуждается в помощи со стороны. Отсюда те вещи, о которых писал тот же Лавджой, мужчина на внешней орбите, женщины на внутренней и в центре, и так далее. Всё это накладывается на свойственный приматам промискуетет, где биологическая задача самца - обеспечивать распространение своих генов и бороться с неверностью самки, вплоть до прямой агрессии и инфантицида. (Пишут, что у людей до сих пор "риск быть убитым приёмным отцом в шестьдесят раз выше, чем в случае с родным".)

Итак, основа системы, с которой мы вышли на финишную прямую эволюции вида, состояла в том, что самец заботится о самке, защищает её, делится едой с ней и её детьми, а самка за это гарантирует ему верность, эксклюзивные права, регулярный доступ к телу и регулярное размножение. Сложность вынашивания детей повышает цену ребёнка для женщины, а заодно повышает ценность женщины для мужчины.

У курий всё иначе. Глядя на яйценосов курий, надо иметь в виду, что они не являются такими заложниками своей репродуктивной системы. Яйценос способен вести активный образ жизни, и ведёт его, являясь хищником. У него нет человеческой беременности, нет человеческих молочных желез. Носитель по отношению к яйценосу выступает в роли внешней матки, но затраты на носителей делит между собой вся колония. 10 яиц в год - это означает, что для яйценоса затраты на конкретного детёныша невысоки. Там даже особой эмоциональной привязанности может не возникнуть, раз у детёныша происходит импринтинг на любую взрослую особь в колонии, кроме доминанта. Но это всё, в свою очередь, понижает цену отдельного яйценоса для доминанта. Сколько стоит жизнь самки, если измерять её в выкормленных до готовности носителях, какой размен будет рациональным?

Теперь, смотрим с точки зрения доминанта. Его цель - 100-процентная вероятность отцовства, недостижимая для любого земного гаремного вида. Но вся суть в том, что ему необходимо в первую очередь контролировать не самок, а доступ к носителям, это и есть его "золотой запас". Без носителя никто размножаться не будет. Поэтому ему не надо так пристально следить за яйценосами (он даже может их отпускать, допустим, на охоту), ему главное, чтобы никто не отложил "чужое" яйцо в один из носителей его колонии. Человеческая женщина забеременела от "чужого" мужика? Это трагедия. Яйценос с кем-то тайком перепихнулся и отложил яйцо на стороне? Это не такая большая трагедия. Яйценос изобразил кукушку и просунул "наше" яйцо в чужой носитель? Да он герой! 

И вообще, если доминант регулярно спаривается с яйценосом, яйценос готов к размножению только на протяжении нескольких дней после очередной кладки. Пока в самке зреет одно оплодотворённое яйцо, она, надо полагать, не может завести следующее.

Изнасилование, если допустимо использовать настолько человеческий термин, это оружие недоминантного самца, который вынужден "красть" близость самок. Как у тех видов, у которых есть сексуально агрессивные крипто-самцы, умеющие прикидываться самками или детёнышами. Орангутаны достаточно человекоподобны, чтобы в их отношении говорить о "принуждении к сексуальному контакту", и этим, как правило, занимаются мелкие субординантные самцы в отсутствие доминанта. Доминанту самки и так полагаются, он огромный, мохнатый и клёвый.

А теперь посмотрим на протокурий. Допустим, низкоранговый мелкий самец мог изнасиловать самку. И что дальше? Доминантный самец подпускает к носителям только тех самок, которые гарантированно забеременели от него. Да и потом, по отношению к носителю самка играет активную роль, она должна расчехлить свой яйцеклад и вонзить его в плоть. Я уверен, её очень сложно заставить это сделать. И ей ничего не стоит стряхнуть ненужное яйцо на снег, условно говоря. (Я лично думаю, что самки могут прерывать беременность, и неотложенные яйца просто растворяются обратно, но это неважно.) Если у самца нет собственной колонии с носителями, он некачественный и низкоранговый. Какой смысл самке рожать некачественного детёныша от некачественного самца, и при том тратить на это целый драгоценный носитель? Она может спокойно списать в потери 10 процентов своих репродуктивных усилий за год и сосредоточится на качественном размножении.

В результате, случайный внезапный секс со стороны мелких низкоранговых крипто-самцов перестаёт быть эффективной репродуктивной стратегией (хотя является ею для земных видов). Яйценос может "случайно" забеременеть, но он не может "случайно" зарядить носителя. В итоге, таких самцов у курий нет, а субординантный фенотип присутствует только у недоминантов.

Доминанты выглядят так, как они выглядят, потому что в ходе эволюции вида самки протокурий выбирали только таких самцов, сливая и "стряхивая на снег" потомство всех остальных. Лишь такие самцы могли размножаться. Но даже доминант, на самом-то деле, не может изнасиловать самку. Если она откладывает яйцо в носителя, она делает это потому, что это яйцо оплодотворил её господин, которого она любит.

(продолжение следует...)