May 5th, 2020

gunter

Auch der Gasinde hat seine Ehre: – sie heißt die Treue

предыдущему.)

Теперь о самой фразе "честь моя зовётся верность", которая Meine Ehre heißt Treue.

"Казарму экипажа украшает герб: белый полярный волк, натянув тетиву лука, готовится пустить в цель ракету-торпеду. А ниже девиз: «Честь моя зовется верность». Они, подводники, действительно в большом и малом верны присяге, долгу, флоту, Родине и Гитлеру".




Это ключевая фраза для всего дискурса "чести, как понятия, наделённого определёнными свойствами". И да, я про это уже писал, много раз.

1, 2, 3

Речь шла не о том, что "надо быть человеком чести". Кому надо? Речь шла о том, что отсутствует само понимание, что такое честь и как она гипотетически должна работать. Люди не отрицают идею чести, они просто ничего о ней не знают, хотя само слово слышали. Идеалы уровня: "выживает армия, которая выполняет приказы, даже если они преступные", и это у военных. Не на той стороне деды воевали, видимо!

Итак, традиционная честь (в том понимании, которое сложилось в первой половине 20 века - Г.Н.) = готовность не выполнять преступный приказ. Логика очевидна: человек, которого волнует собственная честь, не станет совершать бесчестные поступки, даже если ему приказали их совершить. Иначе он утратит честь.

"Честь моя зовётся верность" = честь в понимании эсэсовца, готовность выполнить любой приказ начальства = отрицание чести, "античесть".


Ещё раз, с пониманием этих вещей в нашем культурном пространстве, по моим субъективным ощущениям, всё очень-очень плохо. Отсюда реплики в комментах к новости о нацистском девизе, в духе "а чё такого?" и "пацаны вообще ребята" (1, 2, 3, 4, 5, 6).

"Честь моя зовется верность

Прекрасный девиз!
Верность воинскому долгу,Родине!
Кстати, верность составная часть чести.
Остальные бредовын рассуждения в этом посте нужны, чтобы поглумиться над девизом.Полный идиотизм и дебилизм".

"Я, полковник запаса, военный летчик, горжусь этим девизом. И не важно, кто первым его придумал. Кстати, организация немецкой армии тех лет доведена до абсолютного совершенства. Такой армией гордилась бы любая страна. Такая армия бывает один раз в 1000 лет. И неважно, какой идеологии служит эта армия. Я рассуждаю, как военный профессионал, и не более. Лично я гордился бы, если бы полк, которым я командовал имел такой девиз".


Английскую Википедию я уже цитировал, процитирую немецкую:

"Durch die Gleichsetzung der Begriffe „Treue“ und „Ehre“ wurde ein Treuebruch zu einem Ehrverlust. Der Begriff „Ehre“ verlor dadurch seinen traditionellen moralischen Inhalt. Denn die Ehre eines Soldaten etwa, der sich aus Ehrgefühl weigern könnte, an einem Kriegsverbrechen teilzunehmen, spielte im Ehrbegriff der SS keine Rolle mehr. Es zählte allein der blinde Gehorsam."


Примерный перевод:

"Когда "верность" отождествляется с "честью", нелояльность означает бесчестье. Как следствие, понятие "честь" теряет своё традиционное нравственное содержание. В эсэсовском понимании "чести" больше не было места для чести солдата, который из благородных соображений отказывается выполнять преступный приказ. Имело значение только слепое повиновение". (Забавно, что немецкая и английская Википедия копируют друг друга, а в русской Википедии именно этого куска нет. Видимо, понятие "честь" у нас уже слишком давно утратило своё "traditionell moralisch Inhalt".)

Но зато русская Википедия справедливо указывает, что источник цитаты (до того, как её присвоил Гитлер и подарил эсэсовцам) нужно искать в творчестве немецкого историка и романиста Феликса Дана (1, 2). А именно, в его повести "Die Freibitte", "Просьба об освобождении" или "Право на помилование" (?). (По контексту — привилегия, право просить у короля помиловать одного из преступников, приговорённого к смертной казни.)

Сразу скажу, немецкого я не знаю, пользовался помощью Гугломашины. Контекст и цитата. 8 век от Рождества Христова. Князь подписался на что-то нехорошее и самоубийственное (лангобардское восстание против Карла Великого, судя по всему). Но он не может отказаться, он крест целовал. И он говорит своему дружиннику — уходи, спасайся, ты-то слова не давал. А тот в ответ говорит, что и у дружинника есть честь, она заключается в верности.

«Merk' auf! Allein war ich zu schwach, ich habe deshalb mich mit Herzog Hrodgaud von Friaul fest verbündet, – mit dem Bruderkuß der Ehre! – loszuschlagen auf seinen ersten Ruf. Auch von meinen Nachbarn von Spoleto, von Melfi, Asculum, Bovinum hab' ich feste Zusage, zu mir zu stoßen: soll ich all' diese Getreuen, die auf meine Ehre und Waffentreue bauen; schnöde im Stich lassen? Lieber sterben! (...) Laß mich das Wort der Ehre halten und d'rüber untergehen. Du aber: – rette dich! – Flieh zu deinem Bruder: du bist nicht wie ich gebunden an Hrodgaud.»

«Aber an Euch, Herr, mit jeder Herzensfaser. Auch der Gasinde hat seine Ehre: – sie heißt die Treue. An Eurer' Schildseite steh und falle ich.»

— Послушай. Одному мне было не справиться, а потому я заключил союз с герцогом Ротгаудом Фриульским, поклявшись с братским целованием, что по первому же зову выступлю ему на подмогу. Соседи мои, правители Сполето, Мельфи, Асколи и Бовино твёрдо обещали присоединиться ко мне; неужто я оставлю верных, тех, кто рассчитывал на мою честь и моё оружие? Нет уж, лучше умереть! (...) Позволь мне сохранить верность клятве и погибнуть. Но ты — спасайся! Вернись к своему брату, ведь тебя с Ротгаудом ничего не связывает.
— Но с вами, господин, я связан каждой жилкой сердца. И у дружинника есть честь: верностью она зовётся. По одну сторону щита нам с вами стоять и пасть.


(Ссылки на понятие "газинд", дружинник-"спутник": 1, 2, 3.)

Этот изначальный смысл фразы является для меня иллюстрацией к "чести, как горизонтальному понятию" (+ довесок). Князь не равен дружиннику, но они оба — люди чести. Честь дружинника, который следует за князем, не меньше чести князя, который верен данному слову. Благородный Финрод пошёл за Береном, потому что клялся его отцу; но честь эльфов, которые пошли за Финродом на верную гибель, значила для них не меньше, и весила не меньше. А вот девиз про слепое повиновение приказам начальства — он как раз сугубо "вертикальный", причём в самом плохом, одностороннем смысле: ты обязан начальству всем, начальство не обязано тебе ничем.