?

Log in

No account? Create an account
Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Кролики и Империя (часть 1) [Dec. 13th, 2005|11:39 pm]
Григорий
Нет. Как бы это выразить?
Ивил. сказал. на. каких. условиях. он. готов. сразиться. с. Феликсом.
Проще говоря, он решил задачу по отражению образа ogasawara в моём мире.
До этого я утверждал, что это невозможно, ибо Огасавара не подходит по стилистике. Что правда. И всем об этом говорил.
(Алёнка, Слава, Полли... это были такие, небольшие "все". И все они со мной соглашались. Ещё одно замечание. "Поединок с моим тёмным альтер-эго" и "Отражение образа в моём мире" - это две разные задачи, но одна вытекает из другой. Если невозможно представить первое, второе отсутствует, как класс.)
Так вот. Мне казалось, что у задачи не было решения, но моё тёмное альтер-эго её решило. Решение несколько кривоватое, слегка нездоровое, но адекватное поставленной задаче. Решение корректно, что сегодня признал тот же Слава Макаров.


А также Полина и *кхм* сам Феликс.
Суть. Если кратко (а это и не было длинной фразой), то Гекс, Ивил, Убийца (как ни назови) сказал: "Я готов сразиться с Огасаварой... если он будет кроликом-самураем и вампиром! По крайней мере, я ещё никогда не убивал кролика-вампира, я заинтригован".
Хочется пошутить про то, что никто ещё не убивал кролика-вампира, в принципе, и не факт, что это вообще возможно. Но это не совсем мой стиль. Главное, вы поняли – моё тёмное альтер-эго хочет повесить над камином такую голову.

А теперь можно и поподробней.
Юзер  ogasawara не отражался в моём внутреннем мире по целому ряду очевидных и неочевидных причин. Я просто не мог работать с его образом. Назовём это неразрешимыми стилистическими противоречиями. Давеча мы с ним спорили о вампирах – этот спор важен для сегодняшней темы, поэтому, думаю, я к нему ещё вернусь – и Феликс начал отстаивать точку зрения, которая показалась мне модернистской, ревизионистской, типичной для нашего гнилого времени и так далее.
Сейчас я не буду излагать свои взгляды на этот вопрос, тем более что я их уже касался, важно другое. Стоило бы Феликсу произнести в моём мире что-нибудь вроде: «Нет! У вампиров есть рефлексия… своя, нечеловеческая, я бы даже сказал, гипертрофированная рефлексия», и всё бы кончилось, не успев начаться.

Ивил (или, всё-таки, Гекс? Ладно, для простоты везде буду называть его Ивилом) выхватывает из кармана карту (ряд персонажей в моём мире всегда носят при себе колоду карт, считайте это художественной условностью) и кладёт её Феликсу на лоб. «Шут», «Повешенный», «Башня» или «Смерть», неважно. И, прежде чем карта успеет упасть, она будет прижата к голове стволом пистолета, который Ивил выхватит той же рукой, таким же движением. Выстрел. Всё.

Надо сказать, я с самого начала зашёл не с того конца. Я пытался работать с тем образом, который Феликс транслирует в жизни и с помощью своего ЖЖ. Такой персонаж в моём мире появиться просто не мог, не было предпосылок, ну а если бы он всё-таки появился, то смотрите выше.

Да и не люблю я эти вещи. Ни Буджольд, ни модерновых вампиров, ни много чего ещё. Серьезно работать с ними я бы не смог, максимум в стиле «как они все мучительно умрут, оглашая окрестности жалостливыми воплями».
Но, как я уже сказал, Ивил нашёл решение. А что если забыть о серьёзности, оставить в покое Феликса-человека?

Кролик. Самурай. Вампир.
Во-первых, речь сразу пошла о фурре. Или фурике. Фурры – это разумные антропоморфные животные, или зооморфные гуманоиды. Покрытые шерстью говорящие существа, у которых человеческие пропорции сочетаются с характерными чертами животного-прародителя. У нас речь о кролике-фурре, что достаточно экзотично, но не уникально. Безусловно, на меня повлиял образ кролика-самурая Миямото Усаги, из комикса «Усаги Ёдзимбо». Мне не понравилось только одно – решение проблемы ушей, которая, безусловно, является одной из важнейших для отрисовки разумного кролика. У Усаги уши растут из самурайского пучка, но, думаю, ходить с ушами, завязанными на макушке, не очень удобно. Мягко говоря. Уши должны расти из ушей.

Тем более, я всё равно хотел сдвинуть нашего героя в более поздний период, ибо он плохо ассоциируется у меня с феодальной раздробленностью и сегунатом. Так что никаких пучков. Мундир, мундир и ещё раз мундир (повседневный, парадный и тропический). Самурай, как те самураи, что на свою беду решили «перейти границу у реки». Кролик в офицерском мундире и с фамильной катаной. На мордочке – кровожадное выражение в духе «сотней китайцев больше, сотней меньше… кто их считает?». В общем, нет причин, по которым человекообразный кролик не мог бы быть имперским офицером, это я по японской анимации сужу. Там и так каждый второй – сексуальный маньяк, человек с Неестественным Цветом Волос, или просто… не человек.

Остаётся вопрос масти. Серый цвет – естественен, черный (с красными глазками!) готичен, белый – гламурен, классика, да и просто предпочтительней по целому ряду причин, в том числе - с точки зрения анимации. Скорее всего, наш кролик изначально был серым, а потом побелел – проблемы с пигментом, побочный эффект вампиризма.

Вампир. Как я уже говорил, боюсь, эта тема будет сквозной, и мне придётся к ней возвращаться, возвращаться и возвращаться. Итак, несмотря на звериное наследие, фурры достаточно близки к человеку, ближе целого ряда фэнтезийных рас. В рамках моего мира это связано с тем, что они были созданы искусственно, там такое ДНК, что генетики с ума бы сошли…. Не важно. Важно то, что, в моём мире фурры восприимчивы к вампирскому проклятию, вирусу или дару. Как и люди с эльфами, и в отличие от гномов, орков и всех остальных. Идея фурриков-вампиров тоже, впрочем, не оригинальна. Наш кролик – самый натуральный вампир, укушенный, поднятый, инициированный.
…Ушастый вампир. С гипертрофированной нечеловеческой рефлексией.

Как-то, на семинаре, посвященном фантастике, я начал рассказывать alyonka про виды самураев, добавив, что Огасавара называл себя "кровожадным самураем".
"Он не кровожадный самурай, он Кролик!" - язвительно заметила она.
Сейчас я мог бы ответить: "...он кровожадный кролик-самурай!"
А рогатый шлем с доспехами, фетиш кровожадных… ну и то? В конце концов, мундир и боевые доспехи – это две большие разницы, одно другому не мешает.

Куски мозаики встали на свои места. Тёмное альтер-эго попало в самую точку. Если говорить о моём мире, такой персонаж – разумный гуманоид/мечник/вампир – вполне возможен и корректен, хотя и несколько ненормален. Зверолюд-вампир. Почему бы и нет? В таком полупародийном ключе я могу работать сколько угодно. И там уж пройтись по всему (рефлексирующие вампиры, ау!), благо, персонаж позволяет. Не концепция, а настоящий гимн пост-пост-модернизму.
Итак, что у меня получилось?

Имя. Над именем я долго не думал, обозвав персонажа Феликсом, в честь нашего Феликса. В духе долгой и славной мультяшной традиции, его полное имя должно звучать, как Феликс Кролик, вернее, Феликс фон Кролик (Felix von Rabbit). Феликс фон Кролик, барон Захолмский и Зеленолужский. Да, он аристократ, его пра- пра- пра- собственным телом закрыл монарха от вражеской стрелы во время исторической битвы за очередной населённый пункт, этим заработав дворянский титул себе и своим потомкам. По крайней мере, так гласит семейное предание.
Естественно, речь уже не шла о Японии, исторической или альтернативной. В конце концов, нельзя же сказать, что Огасаваре нравится только Япония? Его классический сюжет – крутые страны объединились, чтобы замочить всех остальных. Крутые страны – это Германия, Австро-Венгрия, Япония, Россия в самые славные периоды своей истории. У него даже был союз Испании с альтернативной Японией в 17 веке. Мне стало ясно, что родиной Феликса Кролика должна стать некая обобщённая монархия, она же, ясное дело, Империя. Мундиры, опять таки.
И японские мечи. Куда нам без них?

Страна и эпоха. Империя с самого начала виделась мне некой амальгамой Японии и Британии. По ряду причин. Ну да, во всём виноват один тихий сумасшедший, как-то повстречавшийся мне на жизненном пути. Он доказывал, что в определенном плане Англия и Япония – суть одно, и что в этом Фоменко был прав, хотя и не буквально. Самураи и рыцари, война Тайра и Минамото – война Алой и Белой розы, в этом духе. Я разговаривал с ним всего один раз, но, как видите, он оказал определенное влияние на мою образную систему. Ряд других событий эту ассоциативную связь только укрепил.
Нет, в данном случае речь не идёт о лорде-протекторе Токугаве Иэясу, и о том, в каких именно пропорциях переплелись реалии японской и английской истории. Речь об ощущении. И не стоит забывать ещё об одном ингредиенте нашего коктейля, гулять, так гулять. Недавно slavamakarov заявил, что между русской и японской историей есть что-то общее (если не считать Октябрьскую революцию), а сами японцы очень похожи на русских. Он-то у нас знатный японофил, японофил со стажем.

Но я и хотел бы выразить нечто подобное. Поскреби русского, найдёшь японца, поскреби японца, найдёшь англичанина. Будто бы нашим людям дали задание отыгрывать японскую политику в декорациях Британской Империи. Или японцев наняли рисовать мультфильм про Викторианскую Россию, а они из всей темы «Россия + викторианская эпоха» смогли раскопать только многосерийный отечественный фильм про Шерлока Холмса. А кто скажет, что Холмс Ливанова и Ватсон Соломина не русские?         
Представьте нарисованную японцами Москву, в которой Комитет Государственной Безопасности базируется в готическом соборе неподалёку от Кремля, и у вас будет определенное представление о том, что я имею в виду.

Впрочем, отставить Москву. Основное место действия, город, где работает и, в некотором смысле, живёт Феликс Кролик, больше напоминает смесь Лондона и Санкт-Петербурга. Столица островной Метрополии, сердце Империи. Огромный город доков, разводных мостов, проспектов, переулков, трущоб, площадей, парков и шикарных особняков, с неизбежным зданием Парламента и Императорским Дворцом. Классическая викторианская архитектура соседствует с псевдоготикой и сталинским ампиром. Бывают дни, когда туман скрывает всё на три шага вдаль. Бывают ночи, когда в свете Луны можно читать газету. Такой это город.

Не буду оригинальничать, Империей правит Император. А может и Императрица, в нашей истории это пока не играет особой роли. В недавнем прошлом страна пережила значительные внутренние потрясения, которые помнят люди старшего поколения, хотя до настоящей гражданской войны дело, всё-таки, не дошло. Только что Империя вышла победительницей в затяжном и неприятном конфликте, опять же не дотягивающим до статуса мировой войны. Определённый передел мира произошёл; Империя отделалась генеральным морским сражением (даже двумя) и посылкой экспедиционного корпуса, тем не менее, по итогам получила достаточно много.
Общие реалии, уровень технического развития и политическая культура – первая четверть двадцатого века, точнее сложно сказать. Некоторые малозаметные на первый взгляд детали намекают, скорее, на тридцатые, сороковые и даже пятидесятые. Опять же, многие вещи будто застыли на рубеже веков, долгая викторианская эпоха всё ещё тянется. Наступила ли, наконец, та эра общего процветания и стабильности, о которой говорят на всех международных конференциях? Будет ли время залечить раны и вернуть всё, что было потеряно? Или же планета взорвётся новой, невиданной войной, в огне которой старый порядок сгорит без остатка? Империя сокращает армию и закладывает новые корабли.

На внутренних часах Империи – «Эра милосердия». Прошлый внутриполитический кризис, о котором я уже упомянул, кончился определенными репрессиями, понижением температуры в обществе и усилением полицейского и карательного аппаратов. Более чем умеренная плата в тех обстоятельствах. Ныне же высочайше провозглашён курс на либерализацию. Естественно, из всех щелей тут же поползла всякая нечисть. В том числе и в буквальном смысле – не забывайте, в том мире всякое бывает, там не только люди живут, и фон Кролик тому свидетельством.

Но, как говорится, «пусть откроется сто школ и расцветёт сто цветов. Кроме ядовитых». Поэтому у Феликса сотоварищи работа не переводится.

Да, работа. Юный баронет мечтал о карьере на флоте. Может, даже предпринял какие-то шаги в этом направлении. Но… «опоздать боялся и от страха поседел». Вампиру эта дорога закрыта. Хуже вампира на корабле может быть только вампир на подводной лодке. От качки и (кто бы мог подумать!) боязни замкнутых пространств вампиров пробивает на жор.

С нашим – та же история. Феликс – существо достаточно нервное (кролик!), а когда он нервничает, ему страшно хочется есть. Вернее, не так. От нервов пропадает аппетит у той части нашего героя, которая всё ещё является кроликом. Но в нём живёт ещё один зверь, и это не травоядное. Чем сильнее нервничает, тем сложнее ему контролировать Зверя, а Зверю – свой Голод.
Если бы Феликс фон Кролик был персонажем настольной ролевой игры, это обязательно было бы отражено в его характеристиках.

Но я отвлёкся. Итак, молодому (а с некоторых пор – вечно молодому) барону пришлось выбрать иную стезю. Он стал сотрудником Имперской Службы Безопасности. Или Морской Контрразведки, уж не знаю. У «моряков», наверное, форма красивей, а у «жандармов»-эсбэшников – название. 
Как бы то ни было, а в таком качестве Феликс мог принести державе наибольшую пользу. Спецслужбы нуждаются в сотрудниках с несколько… необычными способностями, и им там обеспечивают гибкий график работы.

Старший лейтенант СБ Феликс фон Кролик, барон Захолмский и Зеленолужский.
Чистокровный человекообразный кролик, характер, близкий к нордическому.
В связях, порочащих его, не замечен.
Беспощаден к врагам Империи.
(…)
Второй фехтовальный разряд (по состоянию на … год), школа … . Вампир с … года. Тайным предписанием за номером … фон Кролику запрещено участвовать в дуэлях и фехтовальных турнирах.
(Из личного дела)

Где-то так.
Вот и приходится Феликсу бегать и пропалывать сорняки на славной имперской грядке. Иные сорняки так вымахали, что без катаны не разберёшься.
«Прости, Додо, опять спешу, так много разных дел! У нас в Стране Чудес, попробуй что-то не доделать, вот и ношусь я взад-вперёд, как заяц угорелый!» - пел Белый Кролик на пластинке «Алиса в Стране Чудес» (замечательная вещь, обязательно на неё ещё сошлюсь). Наш Кролик с тамошним вполне бы согласился. Действительно, Страна Чудес, где «кто-то, кое-где, у нас порой» (причём всё время). Дела там не доделывать нельзя. Упустишь заразу, она распространится, пустит корни, потом будешь бегать в два раза больше.

А в свободное от работы время он, грустно вздыхая, проектирует Невероятно Красивые Корабли. И с ещё более грустным видом просматривает краткие отзывы из Морского министерства, куда регулярно шлёт свои чертежи.
А можно обыграть эту тему, поручив фон Кролику расследование дела о похищение секретных чертежей новейшего линкора.
«Они украли чертежи линкора? СВОЛОЧИ!»

Нет, лучше так. К Феликсу в кабинет неожиданно зайдёт начальник, бросит взгляд на его рабочее место и увидит там чертежи чего-то хищного и многопушечного.
«Да, как говорится, чего-то только не выдумают наши конструкторы, чтобы избежать отправки в Южные колонии, хе-хе! Вы со мной согласны?»
«Это я чертил», - смущенно пробурчит фон Кролик, быстро смахивая наброски в ящик стола.

Не исключено, что его величественные линкоры попадут к вражеским шпионам в ходе сложной операции по дезинформации, за которую Феликс с начальником получат по ордену.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: brammator
2006-07-17 12:16 pm (UTC)
Не исключено, что его величественные линкоры попадут к вражеским шпионам в ходе сложной операции по дезинформации

И будут там построены. Ибо куда без декаданса-то?
(Reply) (Thread)