?

Log in

No account? Create an account
Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Приключения кроликов (часть 2) [Dec. 13th, 2005|11:58 pm]
Григорий
Надо дать более подробное описание нашего героя, его способностей и характера. Но с чего начать? Его природа двойственна. Разумных кроликов мы себе представляем себе достаточно хорошо. Спасибо Кэрроллу, он создал традицию. Слабые нервы, врожденная интеллигентность, эрудиция, тяга к соблюдению внешних приличий. Характерные интонации. На нашего Кролика влияет ещё то, что он постоянно осознаёт себя офицером и дворянином, и это заметно, вплоть до комического эффекта.
По крайней мере, часть черт должна быть напрямую списана с Белого Кролика. У нас же сплошной постмодернизм и цитирование, не забыли?

Безусловно, у него должны быть Часы, золотые и на цепочке.
«Часы отменные, со звоном», - как говорил Белый Кролик на пластинке.
Часы – это важный аксессуар. По ним Феликс всегда сможет узнать, что опаздывает («Ай-ай-ай, терпеть не могу опаздывать!»). Во-вторых, они могут работать в качестве пейджера, по которому его будут срочно вызывать на службу в случае непредвиденной ситуации. Часы начинают звонить, Феликс достаёт их, откидывает крышку, смотрит, на какой позиции замерли стрелки, и… «Ой-ой-ой! Уже опоздал. Убегаю, убегаю, убегаю!»
А при желании на фон-кроликовских часах можно будет и вовсе оторваться в стиле ретро-Джеймс Бонда. В конце концов, кто знает, может, у него на противоположном от часов конце цепочки ниндзюшный крюк привинчен, или гирька?

Впрочем, барон фон Кролик не нуждается в подобных дешёвых трюках, он сам и есть своё оружие последнего шанса. Какие же вампирские способности ему можно накидать с точки зрения моего мира? Опять же, тут я не собираюсь лезть вглубь, просто в очередной раз скажу, как сильно повлиял на меня этот текст.

Невероятная скорость. Сверхъестественная сила. Способность «стряхнуть» с себя практически любые повреждения. Опасный противник.
И унаследованное от человеческой… кроличьей ипостаси мастерство фехтовальщика делает его ещё опаснее. Острый клинок, помноженный на мгновенную реакцию – в руках бойца, который может себе позволить пропустить ответный удар. 
Добавьте к этому способность ползать по стенам и бегать по наклонным плоскостям, идеальную координацию движений и чувство равновесия.

Как это нужно изображать? Допустим, Феликсу фон Кролику нужно с разбегу вбежать по широкой лестнице на второй этаж. При этом, что бы не отвлекаться на ступеньки, он побежит по перилам, да ещё под небольшим углом к горизонту.
Да, конечно, стоять на шпиле громоотвода, венчающем высотное здание, он тоже сможет.

Про живучесть я уже сказал, уязвимость традиционна. Заостренные деревяшки, в первую очередь, конечно, осина; серебро, религиозные символы, отделение головы. Лучше всего – в комбинации, по отдельности всё это может отправить вампира в нокаут, но без гарантии. Агрессивное неприятие чеснока, запах кажется непереносимым.
Сложные отношения с водой. Одни говорят, что вода для вампиров как кислота для людей, другие – что только освященная, святая вода, третьи – что вампирам сложно пересекать бегущую воду, даже по воздуху (но по мостам и над ними, видимо, можно). Одним словом, воду вампиры не любят и не доверяют ей, хотя, возможно, эта неприязнь больше психического, чем физиологического характера. В воде вампиры не отражаются.

(Ах, какой можно сделать финальный кадр! Старинный парк, пруд, в воде отражаются стоящие вместе на берегу кролик с крольчихой/вампир с вампиршей. Камера отъезжает, и мы видим, что на берегу никого нет, только руины фамильного поместья. Когда они были там, они не отражались в воде, теперь отражение есть, а их уже нет.)

С зеркалами та же история, что и с водой. До конца этот феномен не изучен, хотя и понятно, что он должен означать – вампиры уже не существа этого мира. Тут возможны разные вариации, в том числе и временное рассогласование для достижения романтического эффекта – смотри предыдущий абзац. Теоретически, вампир также не должен отбрасывать тень, но иногда это просто технически сложно изобразить. Больше всего мне нравился вариант из фильма «Дракула Брэма Стокера», где у Дракулы была тень, но эта тень двигалась с ним вразнобой и существовала как отдельный объект, зримая манифестация его воли.

Да, с точки зрения визуальной подачи материала, надо сильно пограбить разные вампирские фильмы. От того же «Дракулы» до «Хэллсинга». К примеру, на пике вампирской силы уши кролика могут отрастать, становясь похожими на две белые ленты, тянущиеся и извивающиеся, как волосы у истинной формы Алукарда. А рот превратится в глубокую щель, полную острейших зубов, которая рассечёт голову на две части…. Хотя, нет, до глубин хэллсинговского манчкинства наш ушастый вампир ещё не дорос и дорастёт очень не скоро. Он вообще очень молод по вампирским меркам, даже не успел сильно отстать от своего реального возраста. Впрочем, людям сложно определить возраст разумного кролика по его внешности. Главное, ему есть, куда расти, и если тех или иных способностей у него пока нет, то они могут проклюнуться по ходу сюжета, вслед за экспой, объёмом выпитой крови и количеством загрызенных людей.

Что там ещё? Управление туманом, частичное превращение в туман – это, наверное, слишком жирно для него. Способен лишь на некоторые фокусы в этой области. Гипнотические способности по вампирским меркам очень слабые, потому что кролик. Они обычно объекты гипноза, а не наоборот. Умеет превращаться в летучую мышь. В здоровенную ушастую летучую мышь с печальными красными глазками.

Феликс фон Кролик быстро проглядел сегодняшние газеты.
«Так… состоялось награждение офицеров… отличившихся в … так… так…. В полночь свидетели видели на Главной часовой башне огромную летучую мышь… эм… которая пыталась спеть… нечто похожее на Государственный Гимн. (пауза) Проклятые писаки! Вечно они все врут!»

Из зала прозвучал вопрос, «есть ли у него крыл-сы?» Может ли он летать, не превращаясь в летучую мышь, а просто отращивая огромные перепончатые крылья? И если может, то как, по первому варианту, или по второму? Думаю, может, если нет, то скоро научится. В классическом варианте, «трюк с плащом».
С волками у него совсем плохо. Потому что кролик. Зато достигает потрясающих успехов в дрессировке грызунов. Если бы в этом мире водились фаланксы (крысы, занявшие нишу волков), он смог бы управлять ими, даже перекинуться в одного из них. Но фаланксы там не водятся.
Может превращаться в обычного кролика. Для некоторых миссий кролик полезней, чем летучая мышь, у него хороший обзор с земли и он умеет забиваться в разные щели. К тому же, на это можно нанизать целый ряд шуток.

Сова давно заметила этого странного белого кролика. А теперь она резко спикировала вниз, метя своими страшными когтями в спину беззащитного зверька. У него не было ни единого шанса. Вдруг, в последний момент, кролик совершил невозможный манёвр уклонения, и, распахнув зубастую пасть, бросился на сову.
…«Проклятая курица!» - выругался фон Кролик, выплёвывая изо рта перья.

Или так.
Ночь, лес, костёр. У костра сидят охотники и травят типичные охотничьи байки.
«Вот, значит, иду я. Сегодня, значит. Тут, прям из-под ног, как прыснет заяц! Белый, жирный! Я, не будь дураком, в ружьё и…. БАЦ! Значит, дробь. Он тикает. Я со второго ствола – БАЦ! Он в кусты».
«Да ты промазал!»
«Я промазал? Да я в упор стрелял, почти что, значит. Он же дёрнулся, прям пух из него полетел, перекувырнулся, пополз, потом – опять бежать. И на траве – ни кровинки. Во как».
И тут в темноте появляются два алых огонька. В следующий момент становится ясно, что это всего лишь отражение костра в глазах крупного двуногого кролика. Кролик подходит к рассказчику и берёт его двустволку – тот слишком оторопел, чтобы сопротивляться. Глядя в глаза охотнику и скаля свои далеко не кроличьи зубы, кролик сгибает ружьё в дугу, возвращает его владельцу и исчезает так же внезапно, как появился.

Ещё. Не может войти в правильно освященное здание без приглашения («Я старший лейтенант СБ фон Кролик. Можно войти?»), не может находиться в церкви, при этом способен полезть в любое место, куда проникает лунный свет. 

Ну да, хождение днём. Это сложный вопрос. Но Дракула из «Дракулы Брэма Стокера» ходил днём, и в тексте, на который я ссылался, говорится, что это возможно. Просто днём они гораздо слабее, чем ночью. Скажем так, критическое время для них - часы после рассвета и до заката, в эти моменты они просто отключаются. Обычно на весь день, но сохраняя способность встать и бродить днём, хотя и не до конца проснувшись. А по-настоящему они живут только ночью. Конечно, говорят, что на этот трюк способны только старые и сильные вампиры, но будем считать, что у Феликса хорошая наследственность. Думаю, спать именно в гробу им не обязательно, но в гробу «лучше энергетика». Будем считать, что гроб у Феликса есть.

Как вы помните, климат в столице Империи довольно пасмурный, причём круглый год, что тоже играет вампиру на руку. При этом, отсутствующая у человеческих вампиров шерсть неплохо защищает от солнечного света, но вот уши… уши надо беречь, иначе сгорят – вампиры загорают не просто плохо, а вообще никак. Так что нужна шляпа с широкими полями, которую можно напялить на голову. Добавьте сюда длинный плащ (серый? бежевый? кремовый?), зонтик – на случай, если солнце всё-таки выглянет из-за туч, и большие тёмные очки. 

Примерно так выглядит его костюм для дневных прогулок, в котором он смахивает на настоящего агента КГБ. Собственно, им он и является, со скидкой на местные реалии. А когда в ночном небе восходит полная луна, барон испытывает сильнейшее желание надеть оперный фрак с черным плащом и белыми перчатками! И иногда ему поддаётся.

Я упомянул очки. У фон Кролика, несмотря на любовь к морковке, зрение было плохим, но вампиризм эту проблему снял. Теперь он видит всё, особенно ночью, но часто носит монокль, для солидности. А вот днём приходится надевать тёмные очки. Не могу тут не вспомнить Макса Отто фон Штирлица, который у Семёнова носил тёмные очки, чтобы никто не мог разглядеть выражение его глаз. Он даже выписал себе липовую справку про чрезмерную чувствительность к свету. А Феликсу фон Кролику никого обманывать не приходится, дневной свет для него действительно слишком яркий. Можно немножко с этим поиграть, к примеру, Дракула в «Дракуле Брэма Стокера» носил стильные очки с синими стёклами, а Алукард из «Хэллсинга» - пижонские жёлтые, но, думаю, можно обойтись простыми тёмными.

Конечно, изображающему человека вампиру нужно прятать глаза не только от света, но и от посторонних. Да, иногда к ним возвращается естественный цвет, но большую часть времени глаза красные – от нездорово красных до нечеловечески красных. Особенно, когда кушать хочется. Но Феликсу тут проще, он всегда может выдать себя за кролика-альбиноса.

Раз уж я заговорил об этом, закончим с внешним видом. Уши обычно торчат. Причём, как и положено ушам нервного существа с невероятно острым слухом, они всё время подрагивают (поэтому я был против фиксации ушей в пучке). Если фон Кролик слышит подозрительный шум, его уши тут же становятся в позицию «Стой! Кто идёт?». Если он что-то чувствует, то сначала напрягаются уши, и только потом он поворачивает голову. Короче, уши живут своей жизнью 
Зубы. Острые. Типичные кроличьи резцы, разве что несколько заостренные («на шее девушки обнаружены следы кроличьих резцов», ага). От голода, злости и ощущения себя Зверем зубы заметно меняются. Становятся длиннее, острее, превращаются в зубы хищника.
С коготками та же история. Феликс предпочитает носить перчатки.
«Фон Кролик, вы никогда не пробовали стричь ногти?»
«А вы никогда не пробовали лечиться от полнокровия, фррр?»

С психологической точки зрения есть определённая разница между базовым характером фон Кролика и личностью вампира. Конечно, нельзя забывать о том, что вампир у нас рефлексирующий («грызть или не грызть?») и интеллигентный, но, в целом, он злее и кровожаднее своей кроличьей ипостаси. Как писал мне  ogasawara, «вампир - хищник. И повадки его, в первую очередь в социальном плане - повадки хищника…. Каждая особь существует крайне обособленно, охотится на своей территории и отстаивает ее от соседей. В редких случаях создаются устойчивые, практически супружеские пары».

Но я решил собрать информацию о диких кроликах. Оказывается, пропасть между кроликами и вампирами, по крайней мере, вампирами Огасавары, вовсе не столь глубока. Кролики – настоящие Ночные Хищники!

Выяснилось, что «кролик - стадный и социальный зверек. В естественной обстановке кроличье племя обычно разбито на группы из двух-трех зверьков, у которых есть собственная территория, которую они стойко охраняют и защищают». Огасаваре на заметку – отчаянный индивидуализм и хищные инстинкты не мешает образовывать определенные социальные структуры. Даже кроликам.
 
«В норе кролик живет по нескольку лет и из года в год увеличивает число ходов. Давно обитаемая нора - это довольно сложное сооружение (в центре которого стоит Готичный ГроБъ – Г.Н.). …Человека не очень-то боятся и часто селятся около его построек».
«Кажется, что кролики такие мирные, такие тихие зверьки. Но это только кажется. В их среде царит жесткий иерархический порядок. В жарких схватках самец отстаивает право называться первым. Им, конечно, становится сильнейший…. Потом он выбирает себе крольчиху». И они образовывают «устойчивую, практически супружескую пару», прямо по заветам Огасавары.

«Обосновывается главенствующая чета в той части территории, где растет самая сочная, самая вкусная трава. И заходить сюда строжайше запрещено всем, а в первую очередь самцам».
«Имеет право он иметь и вторую семью. Но живет эта семья где-нибудь по соседству, не смея подходить к его дому, хозяйка не подпустит (я думаю – Г.Н.). А сильнейший не разрешает приближаться самцам-кроликам к территории своей второй избранницы. На ослушавшегося пришельца в бешенстве наскакивает, да так, что летит во все стороны шерсть клочьями, и покусан тот бывает изрядно». Кролики – жестокие звери.

«Свой дом строит крольчиха. И благоустраивает его она. Самец лишь иногда делает вид, что работает (хе-хе – Г.Н.). Но когда все будет готово, они оба заберутся в самую глубокую камеру и мирно будут спать с утра до вечера». С утра до вечера. Ночные Хищники.

Таким образом, можно сказать, что в Феликсе-вампире просто проступает наследие диких кроликов, ранее подавленное человеческим воспитанием.
Всё. Мы закончили с его вампирской и кроличьей сущностью, а так же с аксессуарами – мундиром (3 шт.), катаной, часами, моноклем, зонтиком, плащём, черными очками и вечерним фраком.

Японцам бы этого хватило на 20-25 томов манги, мультсериал, полнометражный мультфильм и две ОВАшки. А у нас бы вышла новеллизация. «Феликс фон Кролик и Имперская Служба Безопасности», «Феликс фон Кролик и Морская Контрразведка», «Феликс фон Кролик и Личный Полк Охраны Его Величества». Книг пять. Минимум.

Сюжеты. Так как мы паразитируем на постмодернизме, то можно процитировать кучу самых вещей. Просто по ассоциациям. Империя, враги империи, розыскные мероприятия, японский колорит? Акунин, Фандорин. Ну, допусим, Фандорин это химера, а у нас настоящий, относительно живой кролик, но пару моментов у Акунина всё равно можно спостмодернистить. Потому что он козёл. Барон фон Кролик будет мучиться от своей гипертрофированной рефлексии по самым разным поводам, кроме одного – как поступать с врагами Империи. Со всяческими революционерами-заговорщиками разговор у него будет короткий. Разговор клинков, так сказать.
Да если бы им только хватало благородства использовать клинки…
«Вот уж не думал, что в охранке служат идиоты!» - обрадовался главарь, глядя на меч в руках Феликса. Подпольщики выхватили пистолеты.
Кролик с грустью посмотрел на них и тяжело вздохнул. «Цельтесь в голову, господа», - сказал он перед тем, как начать движение.

Или сцена задержания очередного заговорщика, который буквально из рукава вытащит маленький пистолетик и успеет высадить обойму в живот фон Кролика.
«Что это?! Дамский пистолетик? Сударь, а вы никогда не пробовали выковыривать из собственной тушки мелкокалиберные пули?» - возмутится тот, упаковывая государственного преступника.

Нет, конечно, такое событие, как разгром целой сети, раскрытие настоящего заговора, случается в жизни героев очень редко. Но когда оно всё-таки происходит – это праздник, который никак не хочет кончаться.
«Господину с автоматическим оружием я хочу сказать следующее», - начал фон Кролик, покачивая катаной, – «если мне придётся регенерировать собственные ухи, он лишится своих».

А обычно, конечно, приходится со всякой мелочёвкой возиться.
Барон быстро пробежал глазами листок, а затем позволил ему упасть на кипу ему подобных. Взгляд фон Кролика упёрся группу задержанных, которые побледнели ещё сильнее.
«Автор прокламации сам убьёт себя об стену, или ему помочь?» - холодно поинтересовался он.

Отлетевший в угол бугай ошалело поднёс руку к лицу, половина которого уже заплыла ярким лиловым синяком. «Свинчаткой пользуетесь, ваш-благородие? Подло. Как вы все».
«Свинчаткой?» - фон Кролик с удивлением посмотрел на свой обтянутый черной замшей кулак. «Нет, если хотите, я и голой рукой могу», - добавил он, сняв перчатку и слегка выпустив коготки.

Стоп-стоп. Тему коготков надо раскрыть отдельно. В русле восточной традиции, несмотря на всю ироничность и эпизодическую пародийность сюжетов, бои будут реалистичными и кровавыми. Местами даже натуралистичными. Катаной будут взаправду рубить. Но без катаны крови будет ещё больше.
Феликс чертыхнулся и отбросил бесполезный обломок меча. Луна стояла высоко, воздух пропитался кровью, он был сыт, и его раны затянулись. Несмотря на всё это, барон впервые чувствовал в своём омертвевшем теле намёк на некое подобие усталости. Их всё ещё было слишком много, и они готовы были расстаться с жизнью ради торжества своего безнадёжного дела. Он не имел права отступить и не мог позволить им уйти.
Фон Кролик медленно согнулся, выставив руки вперёд. Лунный свет лёг на его пятисантиметровые когти нехорошим металлическим блеском. Он не любил подобное, совсем не любил. Это было нецивилизованно. Это было варварство. Это было… не по-человечески. Но они не оставили ему выбора. «Ну? Кто будет первым?» - ухмыльнулся Зверь, оскалив клыки.

…И полетели клочки по закоулочкам.

Ладно. Что у нас ещё есть? Ну, опять же, Империя, расследования… как говорится, врежем по ван Зайчику фон Кроликом. Только у Холм ван Зайчика империя евразийская, с китайским колоритом. А у нас – настоящая, петербургская, европейская империя. Несмотря на элементы Японии. И слоган соответствующий. «Плохих нелюдей нет. А если плохие нелюди есть, хорошие нелюди их находят и убивают».
«Никакие поганые вампи…», - Феликс на секунду запнулся, – «никакие поганые иностранные вампиры без регистрации не имеют права пить кровь честных граждан Империи!»

Ещё можно пару намёков на Буджольд вставить. На барраярское общество, естественно. Потому что Цетаганда… при мысли о кролике, который мажет свою мордочку тушью, мои мозги виснут сразу и окончательно. В лучшем случае рождаются реплики вроде этой:
«Фон Кролик! Вы не «гем-капитан», вы клоун! Идите домой, и проспитесь, я постараюсь забыть об этом прискорбном инциденте».

Да, наверное, уже ясно, что не все сюжеты должны быть связаны с политикой. Будет мистика, будет чистый детектив или боевик, будет их комбинация. С точки зрения мистики, в этом мире можно натолкнуться на всё, что угодно – от школы для юных магов, до вампира-отморозка в бегах, на которого я уже намекнул в одной из предыдущих реплик.
«Вампиров не существует, и точка!»
«Господа, а вас не смущает, что я… эм… кролик?»

«И да, я не сосу, как вы изволили выразиться, я пью кровь. И ЗАПОМНИТЕ ЭТО РАЗ И НАВСЕГДА!»

Но главное, нельзя забывать ещё об одном, может быть, важнейшем источнике сюжетов для приключений Феликса фон Кролика, барона Захолмского и Зеленолужского. Я говорю о творчестве человека, который и вдохновил меня на всю эту шизу.

Следовательно, фон Кролику придётся решать проблемы капитана, проигравшего в казино корабельную кассу. «Казенные деньги проигранными быть не могут!», именно. «Барон фон Кролик какое-то время спокойно смотрел на директора, а затем полез во внутренний карман и вынул золотые часы на цепочке. В наступившей тишине вдруг резко щёлкнула откинутая крышка...»
И эпизод с разгромом лагеря террористов на южных рубежах империи появится, как же без него. «Длинный бежевый плащ», «очки на пол лица», «мертвенный свет изогнутого клинка». Для офицеров СБ нет ничего невозможного, особенно, если они кролики-вампиры.

А однажды ему поручат невероятно деликатное дело. Старый аристократ, который много лет назад (когда он ещё не был старым) выбрал не ту сторону в сотрясавшей тогдашнюю Империю заварушке; впоследствии отказавшийся сдаться победителям и скрывшийся в родовом поместье вместе с немногочисленными верными слугами. Там, среди непролазных северных лесов, он вёл свою маленькую партизанскую войну, убивая представителей имперской власти и рубя телеграфные столбы. Настоящий последний самурай. У правительства никак не доходили до него руки, то одно, то другое, потом вообще война. Годы сливались в десятилетия. Думали, умер давно, ан нет. Жив реликт.
Вот фон Кролика, как представителя центрального отдела СБ, и пошлют обеспечивать его сдачу. «Вашу шпагу, граф. Вы арестованы».

Даже сюжет с пиратами можно обыграть.
«Знатно его отделало...» – проговорил капитан Джо, разглядывая в бинокль нежданный трофей, - «Похоже, что корабль брошен».

Феликс застыл в позе для медитации. Его губы неслышно шептали то ли мантру, то ли молитву: «Вокруг меня нет моря… вокруг меня нет моря… я не на пустом корабле… посреди открытого моря… моря нет… я не на корабле, я в гробу… в своей уютной норке. Вокруг меня город… люди… много людей… здоровые, крепкие люди…»
Внезапно его уши дёрнулись. «Люди?» Он приоткрыл глаза. «ЛЮДИ!»
Гримаса неподдельного счастья исказила мордочку фон Кролика. Борьба с пиратством, безусловно, входила в обязанности офицера СБ.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: suavik
2005-12-14 02:49 pm (UTC)
это просто улёт, как здорово! :)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: brammator
2006-07-17 12:27 pm (UTC)
Говорят, што главная проблема вампиров-долгожителей -- в том, што [в человеческом организме] вечно растут только волосы, ногти и уши.
(Reply) (Thread)
From: poll_potolkov
2009-10-09 02:58 am (UTC)

Автору на заметку:

По словам кавалеристов 18-19 века, сабельный бой по сравнению с боем на пистолях или револьверах - бескровный.
(Reply) (Thread)