Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Mood:
  • Music:

"Арменфильм" (начало)

О, мультфильмы от "Арменфильм"... детство... кто их не видел, тому не объяснить, что это такое. Скачал. Посмотрел-пересмотрел. Впечатления - ниже. Да, зачин никогда не был моей сильной стороной. А arishai отказалась придумывать для меня хорошее вступление! Хотя, в значительной степени, этот постинг посвящён именно ей.

1. "Ишь ты, Масленница!" (1985)

Сюжет. Зима на исходе. Нехороший богач-арендатор забирает у деда и бабки их единственный горшок с маслом. Внук обиженных стариков решает вернуть масло и отомстить богачу. Тот тем временем отдаёт масло на хранение своему сторожу, бабе с ружьём, приказав ей сторожить масло, "пока не придёт Масленница". Сообразительный мальчик представляется сторожихе "Масленницей", и та с радостью отдаёт ему горшок с маслом. Богач бросается в погоню за мальчиком на своём коне, но мальчик притворяется снеговиком и говорит, что богачу никогда не догнать пешего похитителя, потому что пока лошадь перебирает всеми четырьмя ногами "раз-два-три-четыре", беглец на своих двоих успевает сделать "раз-два, раз-два, раз-два". Убеждённый подобной логикой, богач просит "снеговика" посторожить своего скакуна и убегает. Мальчик вскакивает на коня, поднимает горшок с маслом и триумфально возвращается к деду и бабке.

Мда... в детстве я как-то пропустил этот мультфильм. Что можно сказать - обычно "Арменфильм" выезжал за счёт потрясающей графики, а тут видимо решили сделать упор на сценарий. Мультфильм производит странное впечатление. Абсолютно бредовый на первый взгляд сюжет, и странный абсурдистский юмор отдельных эпизодов. К примеру, виллу богача охраняет сторожевая собака, но сидит она не в конуре, а на вышке с пулемётом. Ночью собака зажигает прожектор. Баба-сторожиха хлопается на зад, случайно стреляя из своей двухстволки, при этом умудряется дуплетом разбить прожектор и луну, отчего лишившаяся луны собака заходится тоскливым воем.

Но когда я стал об этом думать, я понял, что абсурд тут не причём. Это всего лишь деталь, добавленная ради самой себя. Основной упор делается именно на сюжет, и он не бредовый, а сугубо мифологичный. Даже архетипичный, прости господи.

Что мы имеем? Богач, очевидно, связан с зимой. Масло у стариков он забирает в уплату "налога на снег" - налога на новый снег, потому что за старый, "прошлогодний", старики заплатили. Масло - жёлтое и жирное. Очевидный ассоциативный ряд - солнце, огонь, тепло. Масло хранится в доме, дом охраняет глупая, но исполнительная великанша. Мальчик представляется "Масленницей", воплощением весны; но, по сути, как подросток-юноша, он есть воплощение нового года и весны! Получается, он не обманул стражницу, потому что он действительно пришёл, ознаменовав собой наступление весны. Но весна не может наступить, пока злой зимний дух/божество/демон удерживает в плену солнце. Речь может идти о "солнечной деве" - она либо похищена чудовищем, либо является его дочерью. И теперь герой должен её выкрасть, чтобы вернуть людям тепло и солнце, или, допустим, принести им огонь. Сразу после обретения героем масла, злой богач бросается за ним, стремясь догнать его и вернуть утраченное - тоже сугубо мифологический сюжет, погоня за героем-похитителем "солнечной девы", самого Солнца или огня. 

(Трактовка по Проппу - рассказ об инициации, или по Фрейзеру - передача власти от старого, "зимнего" жреца молодому - на ваше усмотрение.)

Дальше, как скажет вам любой специалист по мифам, происходит склейка с другим сюжетом. На сей раз, герой - классический трикстер, он является злому великану под чужой личиной и обманом выменивает у него волшебного коня.

2. "Ух ты, говорящая рыба!" (1983)

Сюжет. Старик - классический сказочный дед, сквозной герой этой серии - закидывает невод и ловит говорящую рыбу. "А у нас в роду все говорящие", - говорит рыба, - "Я говорю, отец моей говорит, ну а дед мой говорит: делай добро, бросай его в море!" Последняя фраза сопровождается сценой, в которой старый дед-рыба отчитывает большую рыбину, и та, послушав его, открывает пасть, отпуская маленькую рыбёшку.

Короче, отпустил бы ты меня, старче, я тебе пригожусь. Старик, сжалившись, отпускает рыбу в море. Оставшись без улова, он грустно вздыхает. На его вздох тут же является "добрый волшебник" Ээх, непонятное и неописуемое чудо-юдо. Ээх, быстро разобравшись в проблеме, дарит старику волшебный столик, аналог скатерти-самобранки. И только прибежав домой к своей старухе, старик понимает, что подарочек был с "сюрпризом". Ээх сообщает, что в полночь придёт к ним в гости и будет до утра загадывать загадки. "Отгадаете - столик ваш. А не отгадаете... ВЕК МЕНЯ ПОМНИТЬ БУДЕТЕ!!!" - кричит Ээх, окончательно превращаясь в чудовище.

Дальше в дверь стучится незнакомый юноша и просит пустить его переночевать. А когда ночью приходит Ээх, юноша выходит навстречу, с порога вступив в интимные отношения с мозгом "доброго волшебника". Не выдержав потока невероятной чепухи и словесной эквилибристики, Ээх ломается и улетает, где-то так в пять минут первого. Какое уж там утро! Естественно, тут же оказывается, что юноша - и есть та самая говорящая рыба, временно принявшая человеческий облик, чтобы отплатить деду за его милосердие.

---------------------------------------------------
На самом деле, Ээх попадает в целую последовательность ловушек, тупея прямо на глазах.
Он задаёт вопрос - юноша отвечает загадками.

"А ты кто такой? Откуда взялся?"
"С того берега моря".
"На чём приехал?"
"Оседлал хромую блоху, сел и приехал".

Дальше Ээх опять ошибается, пытаясь опровергнуть сказанное или правильно его истолковать, этим окончательно принимая навязанные правила игры.

"Море что, лужа?"
"Может и лужа, да только ту лужу орёл не перелетел".
"Значит орёл - птенец!"
"Наверно птенец, но тень от его крыльев город закрывает, в городе ночь настаёт!"
"Город, небось, крохотный..."
"Через тот город заяц бежал, не перебежал".
"Значит, заяц - маленький!"
"Заяц как заяц, из его шкуры тулуп вышел".

Мы получаем последовательность объектов, каждый из которых меньше предыдущего - море меньше прыжка хромой блохи, орел меньше моря, город меньше орла и так далее. Рано или поздно эта последовательность должна замкнуться сама на себя, создав парадокс. Но на деле это невозможно из-за блохи и тулупа. Блоха мала по умолчанию, это её главное качество, как скорость у зайца и высота и длительность полёта у орла. Представьте себе обмен репликами в духе: "да просто тулуп малюсенький" - "какой бы ни был, а блоха на нём заблудилась". Бессмыслица, правда? В этом контексте, да, именно потому, что обладает смыслом, самым что ни на есть прямым - для блохи любой тулуп и вправду огромен, это очевидно.

Как и тулуп сам по себе. Когда юноша говорит о заячьей шкуре, он показывает на собственную меховую куртку, подразумевая, что она-то и сделана из того самого зайца. Следовательно, Ээх уже не может объявить тулуп "малюсеньким", тулуп хоть и короток, но существует объективно, и его реальный размер - наблюдаемый всеми факт.

Если убрать блоху и тулуп, последовательность действительно можно замкнуть. "Значит, заяц - крошечный!" - "Крошечный, не крошечный, а меня одним прыжком через море перенёс". Тогда получается полная симметрия - заяц за сутки не может пересечь город, но покрывает море одним прыжком, а орёл не может перелететь море, зато его крылья полностью закрывают город.

Другое дело, что блоха непосредственно связана с героем, тулуп на нём одет, а море тоже, так или иначе, присутствует - вот оно, на горизонте. Возможно, в этом обмене репликами есть непонятый нам подтекст, связанный с таинственным городом и гигантским орлом. Когда герой говорит, что его скакун - хромая блоха, а его одежда сшита из шкуры одного единственного зайца, он, вполне вероятно, сообщает о себе крайне важную информацию, позволяющую однозначно определить его место в общей системе вещей - другое дело, что для этого надо хотя бы примерно представлять, о чём речь.

Как бы то ни было, на фразе про тулуп, который вышел из зайца, Ээх совершает свою последнюю, самую глупую ошибку. Потеряв нить беседы и не успев сообразить, в чём дело, он автоматически переспрашивает "Куда вышел?"

"Вышел из того города, где заяц бежал, на который тень от орла упала, и пошёл, куда глаза глядят", - радостно отвечает юноша.
"Чьи глаза?!"

Всё. Дальше юноша начинает повторять последовательность в духе "дома, который построил Джек", но с ошибками, с каждым кругом увеличивая число искажений. А Ээх уже не может вырваться из безумного мира скачущих на хромой блохе орлов, падающих теней, мёртвых зайцев и бегающих по городу тулупов. Его сознание начинает фрагментироваться, возможно - безвозвратно, и с диким воплем Ээх уносится в небо, подобно праздничной шутихе.
---------------------------------------------------

Но это не главное.
Чёрт побери, это не главное.
Главное - это графика.

Внешность волшебника Ээха - это шедевр. Он чудовищен, непонятен и изменчив, как Протей, но в то же время всегда узнаваем. Сплошной морфинг, и при этом - никакой компьютерной графики, чистая анимация и невероятная фантазия тех, кто его делал. А хотел бы я увидеть Ээха, восозданного на современных технологиях, например, в качестве босса какой-нибудь компьютерной игры! ("Мульти-пульти"? Kingdom Hearts? Потом, потом.)

Если считать, что "Масленница" выезжает на архетипичности сюжета, то "Говорящая рыба" целиком держится на внешнем облике Ээха. Он - сама магия, многомерный калейдоскоп, который каждый миг поворачивается к тебе новой стороной. Сейчас только Миядзаки может приблизиться к чему-то подобному, и даже Миядзаки подобного не делал.

Ей-ей, у меня была мысль нарезать скриншоты со всеми трансформациями Ээха, но это потребовало бы отдельного постинга.
Его базовый облик - зеленокожая помесь человека с травоядным динозавром (хвост и развитый спинной гребень), носатая, рогатая, с двумя ртами и тремя ногами - с человеческой ступнёй, птичьей лапой и козлинным копытом. При этом, рога могут исчезать, менять форму, у него могут вырастать бивни, усы, число ног и рук меняется от двух до четырёх, на теле проступают новые лица, само тело легко меняет форму и выворачивается наизнанку... В начале Ээх появляется, как огненный столп, в какой-то момент он превращается в кучку овощей на столе, в другом эпизоде он холм на горизонте, а потом оживший кусок звёздного неба. Он использует собственное тело в качестве декорации для своего выступления, это один из его коронных трюков, и он же создаёт из себя свою одежду. Вот он ракшас с тигринной головой, на плече которого сидит ящерица, а через несколько секунд он человекообразная рептилия, набросившая на себя шкуру убитого тигра. Да впрочем, что я говорю, это надо видеть.

Сейчас подумал, что самое постоянное в нём - глаза. Их у него почти всегда два, или по два на каждом лице. Не три и не десять.

(Забавна одна чисто армянская деталь. Иногда на Ээхе заметна турецкая феска, и чем злее он становится, тем больше он похож на толстого турка с пышными чёрными усами. В одном особенно ярком эпизоде его феска опускается на лицо, превращаясь в колпак палача. Сразу понятно, что он злодей и Неиллюзорная Машина Холокоста.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments