Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Приключения принца Флоризеля, а также необязательное отступление о комми-мэшинге

В этом году я, наконец, посмотрел советский трёхсерийный фильм "Приключения принца Флоризеля" ("Клуб самоубийц"). Фильм рекомендовали мне давно, но я до последнего сомневался, стоит ли. Оказалось - стоит. Правда, я так до конца и не проникнулся этим фильмом, не совсем моя эстетика. Но не пожалел.

Дальше пунктиром. С одной стороны, знакомым я уже всё это говорил, с другой - это было давно и впечатления притупились. Будем считать, что в голове осталось главное.

Первое. Поражает качество. Что тут говорить, сейчас так не могут. Великолепные актёры - Флоризель-Даль (Даль это Даль, что тут говорить), Джеральдин-Дмитриев, Ник Николс (Банионис). Замечательные стилистические находки - чёрные сюртуки, котелки и перчатки слуг принца. Великолепный сценарий - а ведь сценаристу пришлось склеить разные рассказы Стивенсона и разбавить результат собственным текстом, чтобы создать ощущение цельного сюжета. В девяти случаях из десяти это кончается провалом, но не в этот раз. Да, некоторые сюжетные линии повисают в воздухе, например, история сына Ника Николса. Но, как ни странно, это только помогает нам вжиться в происходящее. И так бывает - разрабатывали, разрабатывали, а заготовка раз - и не сыграла.
А какие диалоги? В нынешних фильмах якобы ударную и смешную фразу долбят по десять раз, надеясь, что от постоянного повторения она станет смешнее. Здесь актёрам достаточно произнести реплику один раз, чтобы она запомнилась и стала цитатой. Юмор по большей части построен на стереотипах 19 века, а не как это принято в американских кино, где во все эпохи вставляют негров-рэперов и женщин, борющихся за свои права. Да, по Парижу ходит ковбой с револьверами на бёдрах; но мнение тогдашних европейцев о поведении американцев с Дикого Запада не сильно отличалось от показанного в фильме.

Второе. Меня эта картина поразила странным сочетанием легкомысленности и серьёзности. С одной стороны, это чистый водевиль, оперетта - разве что герои не поют. Постоянные комедийные моменты - правда, больше ироничные, чем смешные. И наряду с этим - побег Председателя, когда он с изяществом Ганнибала Лектора душит своих охранников шнурком.

Постоянная смена ритма. Вот принц со спутником впервые попадают в Клуб самоубийц. Председатель раздаёт собравшимся карты. Каждый из них пришёл сюда, потому что решил расстаться с жизнью, и вот кому-то из них выпадает пиковый туз, другому - трефовый. Председатель пишет для них сценарий идеального убийства, в котором первому придётся сыграть роль жертвы, второму - стать его палачом. Убийство и самоубийство, ни скандала, ни мотива.

Но в чём мотив самого Председателя? Неужели всё это - ради сорока фунтов вступительного взноса, при том, что нужно ещё платить за аренду дома и тратиться на содержание общества? Будто зло ради зла, наслаждение от созерцания слабой и павшей человеческой природы. Не зря в моём любимом комиксе "Приключения капитана Донки в аду", Ник Николс по кличке "Клетчатый" стал в посмертии помощником самого Сатаны, специалистом по работе с людьми. Имелся в виду именно персонаж фильма; в книге у Председателя нет имени.

И вот не без помощи "знаменитого лондонского детектива", принц Флоризель громит Клуб и ловит Председателя. Да, все знают, что в Лондоне был только один знаменитый детектив; вернее, единственный, которому доверяли и весьма знатные особы.
Председатель пленён. Председатель жалок. У принца он вызывает смесь презрения и отвращения. Жить такая мразь недостойна, просто повесить его - непорядочно, марать об него руки - не к лицу. Решают отправить его в турне по Европе, в сопровождении верных слуг принца, естественно; а к ним приставить младшего брата Джеральдина (по фильму - сильно младшего), с задачей действовать Председателю на нервы, а когда тот сорвётся - вызвать на дуэль и убить. Всё по честному, по благородному.

Да, в этом нет никакой идеализации Флоризеля. Он считает себя в праве распоряжаться жизнями и судьбами других людей. Он не просто приговаривает преступника к смерти - он обрекает его на смерть медленную, отложенную. Принц не понимает, что имеет дело с матёрым уголовником, что крысу нельзя загонять в угол. Флоризель ведёт себя инфантильно, и расплачивается за это жизнями своих подданных. После это охота на Председателя станет для него делом чести, и в финале он всё-таки признает Ника Николса достойным дуэли с собой.

И опять же. Комедийные сцены, а потом вдруг преступник-рецидивист превращается в фигуру всеевропейского, если не мирового масштаба, которого знают и боятся все главари преступного мира. Единственный, кто соглашается дань на него наводку - заключённый в камере смертников, причём руководствуется он следующим соображением: "если Николс узнает, что я сдал его сына, то, расправившись с вами, он придёт за мной. Он войдёт в эту камеру, а уж кто из неё выйдет - это другой вопрос". Оценили? Это человек, чья репутация позволяет думать, что он способен взять штурмом тюрьму ради того, чтобы отомстить смертнику. У Стивенсона ничего подобного не было, это целиком заслуга сценариста.

Что ещё? У herr_und_knecht была хорошая теория про чётные и нечётные поколения, в нашем случае - поколения семидесятых и восьмидесятых.

Поколения нечётные... это поколения гностические. Всех их отличает подозрительно-враждебное отношение к миру и заведённым в нём порядкам - все они в глубине души полагают, что вселенная создана Злым Демиургом. Эта подозрительность может проявляться на разных уровнях: от недоверия к властям коммунальным до "правды нет и выше".
...Поколения же чётные... относятся к миру изначально доверчиво. Они не считают внешнюю реальность прибежищем сил зла и потому готовы активно в ней функционировать. Их, конечно, отличает некоторая - большая или меньшая - наивность; в то же время речь совсем не всегда идёт о конформизме; это, скорее, нечто вроде "узнаю тебя жизнь, принимаю, и приветствую звоном щита".


Произведениями, наиболее полно выражающими дух вышеупомянутых периодов, он считает "Семнадцать мгновений весны" (1973) и "Приключения Шерлока Холмса" (1979) соответственно. Действительно, мир Штирлица - это злой мир, где нужно постоянно прятаться под маской, и, в лучшем случае, помогать одним чудовищам жрать других ради далекой и полузабытой цели. Шерлок Холмс трудится на благо общества, не отказывая себе в маленьких удовольствиях, вроде трубки и скрипки; он борется с несправедливостью и старается сделать мир ещё лучше, в чём его поддерживают все окружающие.

Более того. Мир Штирлица - подчёркнуто советский. Или, если хотите, антисоветский, тогда во всём умудрялись находить фигу в кармане. "Вам какие консервы, наши или...?" - "Или! Предпочитаю американские". "Правильно говорят, будешь курить американские сигареты, скажут, что продал Родину...".
А как выберешься за рубеж - сразу несколько сортов сливок в кафе и сводящий с ума "воздух свободы". В порядке бреда, можно сказать, что фильм о том, как интеллигентный сотрудник органов госбезопасности пытается установить канал связи с заграницей, и для этого вербует всяких там прибалтийских священников и выездную профессуру. Период развала, конец близок, в соседнем отделе уже чуть ли не в открытую ведут переговоры с американцами. Да, и по-крайней мере с точки зрения навязчивой темы "золота партии" и его делёжки, фильм действительно оказался пророческим - знал Андропов, что курировать, знал.

А мир Шерлока Холмса не просто несоветский - он вообще нерусский. Сотрудники правоохранительных органов - честные, но туповатые слуги порядочных людей, правительство - заседающие в закрытом клубе джентельмены, день за днём думающие о благе империи. Более того, это несоветский, комфортный мир - мир английский, привет galkovsky и его теориям заговора.

Нечто подобное можно сказать и о фильме "Приключения принца Флоризеля", который был снят в том же 1979 году. В нём нет просто ничего советского. Главный герой - аристократ, королевских кровей, страшно богатый. Богатство и знатное происхождение позволяют ему возвыситься над условностями общества. Собственная честь для него выше закона, а когда ему всё-таки приходится сталкиваться с полицией, он разговаривает с ней языком денег. Заплатил - и его пропустили в камеру смертников. Заплатил - и решил свои проблемы в связи с алмазным делом.

  - Боже мой, - вскричал сыщик. - Что вы сделали? Теперь я погиб!
  - Полагаю, - с улыбкой возразил принц, - многие богачи в этом городе
позавидуют такой погибели.
  - Увы,  ваше  высочество!  - сказал сыщик.  -  Значит,  вы  все-таки
подкупаете меня?
  - Видно, иначе  нельзя! - ответил Флоризель. - А теперь  идемте же в
префектуру.


Неудивительно, что один ЖЖ-юзер описал свои детские впечатления от "Клуба самоубийц" следующим образом: "Я не понимал как это в фильме не было ни одного положительного героя, все какие-то напыщенные буржуины, которые швыряются в реку алмазами стоимостью миллионы рублей – когда где-то голодают негры :)". Видимо, он был честным советским ребёнком.

Есть одно очень важное расхождения между фильмом и книгой - помимо того, что Богемию переименовали в Баккардию, что не принципиально. Многие до сих пор не могут простить сценаристу и режиссёру то, что они убрали из сюжета придуманную Стивенсоном концовку. Им кажется, что в этой концовке и заключается вся суть, а без неё произведение теряет смысл. Напомню, чем кончается книга:

Что  касается  принца  Флоризеля,  эта  блистательная
личность,  сослужив свою  службу,  может  вверх  тормашками  отправляться  в
небытие вместе с автором "Арабских ночей".  Но если  читатель настаивает  на
более точных  сведениях, я рад сообщить, что ввиду затянувшегося  отсутствия
принца,  а также  поучительного  пренебрежения,  какое  он проявлял  к своим
общественным  обязанностям,  недавняя  революция  сбросила его с  богемского
трона, и теперь  его высочество  держит  на Руперт-стрит  табачную  лавочку,
часто посещаемую и другими политическими эмигрантами.


Тут есть один нюанс. В книге принц - грузный, полноватый мужчина, а его спутник и шталмейстер Джеральдин чуть ли не младше его самого. Судя по всему, Флоризель Стивенсона - владетельный принц, полновластный правитель княжества Богемии. Таким образом, он оказывается чем-то вроде Абрамовича тех лет - живёт в лондонской резиденции, тратит народные деньги и не думает о своей стране, за что автор и наказывает его в финале.

Флоризель фильма - тонок и ищящен, и создаётся впечатление, что он лишь наследный принц королевства Баккардии, где в данный момент правит его отец. А полковник Джеральдин в фильме гораздо старше, он опытный и бывалый офицер, приставленный к юному принцу. И принц путешествует по Европе, потому что дома ему пока делать нечего. То есть, конечно, ему нужно постигать тонкости государственного управления, но, видимо, в данный момент ему это надоело и он решил устроить себе затяжные каникулы.

Да и какая революция? Вы что? Фильм наш, советский, главный герой - "напыщенный буржуин", венценосная особа, а значит, добро в его лице обязано победить зло. Так что, к чёрту баккардийский пролетариат, стонущий под пятой самодержавия. Кому это интересно? Фильм про людей в белых мундирах и аристократические ценности. А у нас на дворе СССР 79-го года, и лозунг дня - "Ленин умер, но дело его живёт, лучше бы было наоборот", поэтому всё это очень актуально.
Что самое забавное, революция в Баккардии невозможна и по идеологическим причинам, помимо эстетических. Ну сами посудите, как там может произойти революция, когда в России никакой революцией ещё не пахнет? Это что же, получается, какая-то ничтожная Баккардия в конце 19 века обогнала нас на пути социалистического развития? Быть того не может. Поэтому нафиг, нафиг.

  [Небольшое отступление. Есть такой... жанр-нежанр, даже не знаю, как назвать. Сommie mashing? Это когда эстетический эффект достигается за счёт уничтожения главным героем различных бомбистов, эсеров, большевиков, чекистов, нквдешников... одним словом, заведомо виновных людей. При этом, сюжет почти неизбежно сводится к торжеству главного героя, как белого человека, хотя возможны варианты. Важно очертить границы жанра. Это всегда война против кровопийц, а кровопийцы, как известно, в ходе развития неизбежно сменяются пнями, те - ворюгами. Во-вторых, это не война с Россией и русскими. Невозможен commie mashing за власовцев. Практически нереально написать нормальный  commie mashing на материале шестидесятых годов, не говоря уже о более позднем времени. Хотя всё возможно, с нашей-то историей. Итак, царская Россия - различные выродки и мутанты, террористы, после революции - чекисты, под разными вывесками, перерыв на войну и потом уже, в пятидесятые годы - гэбешники, охрана лагерей и ВВ.

Самая знаменитое произведение из относительно недавних - это, наверное, эпизод из "Бульдогов под ковором" Звягинцева, и его продолжение, "Бои местного значения". Шульгин против НКВД, зима 37/38 года.

"Лейтенант поднял голову, намереваясь вновь оборвать надоедливого врага народа, однако то, что он хотел сказать, таки осталось тайной.
В стремительном броске Шульгин ребром ладони перебил ему шейные позвонки. Крутнулся на месте, носком сапога ударил в висок присевшего у нижних полок шкафа на корточки сержанта, резким толчком ладони в область сердца отбросил к стене второго. И успел придержать его, плавно опустил обмякшее тело на ковер, чтобы, падая, оно не произвело лишнего шума... Да, подумал Сашка, спецподготовка ежовских гвардейцев не выдерживает никакой критики"
.

Во-вторых, это "Две силы" писателя-эмигранта Ивана Солоневича. Подходящую цитату подобрать сложно, там весь роман о том, как русские интеллигенты, недобитые белогвардейцы и сибирские старообрядцы мочат бойцов НКВД. Кстати, очень похоже на Звягинцева, хотя и написано на пятьдесят лет раньше.

Фильм "Последний бой майора Пугачёва" имел все шансы стать классикой киношного комми-мэшинга, благодаря хорошей литературной основе и несмотря на трагический финал. Но в итоге, фильм получился мерзотным, как и большая часть нашего нового кино "про советскую власть".

Но главный шедевр этого жанра так и не был написан. А может, и был, но сразу же после этого был уничтожен автором. Я говорю о Булгакове. По изначальному авторскому плану, Мастер попадал не психбольницу, а в лагерь. И именно оттуда его вызволяли Азазелло с Бегемотом.

" - Да, да, верните его его, - умильно попросила Коровьева Маргарита.
  - Нет, это не по его части, - отозвался хозяин дома,  - это дело Фиеллло
(Фиелло - один из первоначальных вариантов имени Азазелло; речь о том, что это боевое задание - Г.Н.).
И Фиелло получил приказ, но разобрать его Маргарита не могла, так как он был отдан шёпотом".
...................... - дальше Булгаков сам испугался того, что написал, и уничтожил несколько страниц подряд. Следующий фрагмент начинается с описания спасённого Мастера.

"Ватная мужская стёганная кацавейка была на нём. Солдатские штаны, грубые высокие сапоги. Весь в грязи, руки изранены, лицов заросло рыжеватой щетиной. Человек, щурясь от яркого света люстр, вздрагивал, озирался, глаза его светились тревожно и страдальчески.
Маргарита, узнав хорошо знакомый рыжеватый вихор и зеленоватые эти глаза, приподнялась и с воплем повисла на шее у приехавшего. Тот сморщился, но подавил в себе волнение, не заплакал, механически обнимая за плечи Маргариту.
В комнате наступило молчание, которое было прервано словами хозяина дома, обращёнными к Фиелло:
  - Надеюсь, вы никого не застрелили?
  - Обращайтесь к коту, мессир, - отозвался Фиелло.
Хозяин перевёл вгляд на кота. Тот раздулся от важности и похлопал по кобуре лапой..
  - Ах, Бегемот, - сказал хозяин, - и зачем тебя выучили стрелять! Ты слишком скор на руку.
  - Ну, не я один, сир, - ответил кот".
(цит. по книге "Великий канцлер. Черновые редакции романа "Мастер и Маргарита", М., 1992)

Да, представляю, что бы было, если бы Булгаков смог выбраться за границу и дописывал бы роман уже там, без страха перед обысками. Демоны против Кровавой Гебни, не иначе - ситуация требовала рассказов об ужасах совка. Боюсь, это не был бы тот шедевр, который мы любим и знаем, чужбина редко идёт писателям на пользу. Но вот прочесть подобное...

И уничтоженные страницы. Азазелло-Фиелло и Бегемот. Лагерь. Мастер. Всё остальное - на откуп воображению. Понимаете?
Демон-убийца, специалист по пистолетам, ножам и рукопашному бою, личный телохранитель самого дьявола.
Демон-шут, любитель стрельбы по-македонски. "Ах, Бегемот, и зачем тебя выучили стрелять?" - притворно воскликнет Воланд.
Их прорыв сквозь сталинский гулаг, ради спасения Мастера. Всё это - пером Булгакова.

Братья Стругацкие отдыхают. Карен Налбандян отдыхает. "Эквилибриум" отдыхает и "Хэллсинг" туда же.
...Вот это было бы апофеозом того, о чём я говорю.]

А всё почему? Я представил себе "Новые приключения принца Флоризеля". Литературный сиквел к фильму. Или, хотя бы /*кивок в сторону h_factor*/ сюжет для ролевой игры. Да, Богемия-Баккардия. Кризис власти. Слабовольный король Поликсен (будем следовать классической традиции) утратил контроль за происходящим. Да, назревает революция. И принцу пора возвращаться домой.
ogasawara как-то сказал, что родина Флоризеля, должно быть, была очень интересным местом. Насчёт этого не знаю, но если идти от названия, то Богемия находилась в районе нашей Чехии. Такая вот альтернативно-историческая независимая Чехия, между не так давно воссоединившейся Германией, Австро-Венгрией и российской Польшей. Среди империй - страна небольшая, но гордая. Какая никакая, но промышленность, первые шаги по пути модернизации. Да, возникает вопрос, чем же они так богаты? Принц живёт на широкую ногу, и врядли для этого ему приходилось распродавать семейные драгоценности. Может, у царской семьи своя доля в каком-нибудь выгодном деле?

О, в Богемии-Баккардии всё переплелось. Дворянская элита повязана с иностранным капиталом и готова вступить на путь национальной измены. Среди офицерства вновь вошли в моду масонские ложи. Студенты-разночинцы готовят бомбы и агитируют рабочих. Кому-то нужна конституция, кому-то - парламент, а кому-то - социализм по Марксу. Революционеры - всего лишь верхушка айсберга, измена пробралась уже во дворец. И за всем этим - рука невидимого дирижёра. Да, англичанка гадит, это видно даже по злорадству Стивенсона в финале книги.
Неочевидно, зачем это англичанам. Может, вскрылся какой-то новый фактор. Может, хотят создать зону нестабильности в центральной Европе. А может, решили просто пока потренироваться на кошках. Интересно, бывают ли геральдические кошки?

Но кукловоды не учли один важный фактор. Принц Флоризель не собирается отдавать свою страну без боя.
Принц Флоризель. Вот кто по-настоящему интересен. У Петра Первого была потешная армия. У принца - потешная спецслужба, те самые слуги в чёрных котелках. Ему нравилось проводить с ними разные комбинации, розыгрыши, операции. Как мы видим в фильме, в некоторых областях Флоризель неопытен. В некоторых - наивен и излишне самоуверен. Но в некоторых - гениален. В фильме есть момент, когда его слуги проводят операцию по захвату вожаков преступного мира Европы, в разных странах, но при этом так, чтобы доставить пленников к принцу примерно в одно и то же время. Одно это подразумевает развитую сеть информаторов, а уж уровень координации, который демонстрируют люди принца, фантастичен даже по меркам сегодняшнего дня - особенно, если учесть отсутствие спутниковой связи.

Да, личное время принца и его людей намного опережает то, которое застыло на главных часах главной площади столицы Баккардии. Возможно, именно это позволило Флоризелю остаться тёмной лошадкой, джокером в рукаве. Он и его структура слишком необычны для того, включать их в уравнение, они выходят за рамки тогдашних представлений. "А, принц... умом дитя, до сих пор так и не определился, кого ему больше нравится играть - графа Монте Кристо или Гаруна аль-Рашида!"

К сожалению, слабый автор этого не вытянет. А сильный за подобное не возьмётся.

Но комми-мэшинг будет в любом случае, надо играть на низменных чувствах читателя. Принц усилит жандармский корпус своими слугами, а то и воспользуется своими связями, чтобы натравить на подполье организованную преступность. Революционеры быстро научаться боятся агентов в чёрных котелках, сюртуках и перчатках.
...Тут важно чувство меры. Агенты - это хорошо, но не стоит увлекаться дешёвым постмодернизмом. Нам не нужен товарищ Новый и его боевая подруга товарищ Троица. И даже товарищ Старый с товарищем Двойкой. Ну разве что для игры, на ролёвке всё сойдёт.

Вторая важная составляющая - подспудное чувство безнадёжности и бессмысленности. Даже в победе. Двадцатый век наступает, и события в Баккардии - всего лишь первые кровавые отблески грядущего. Потом будет Первая мировая. И революция в России. Сталин. Гитлер. Потом немцы пройдут по древней стране в одну сторону, а советские солдаты - в другую. Какой тогда смысл..?

  - Что это, Джеральдин?
  - Это пулемёт, ваше высочество.
  - Я боюсь, полковник, что появление этой машины лишит войну последних остатков благородства и чести.


Но бой будет дан. Подполье будет разгромлено. Офицерам придётся стреляться, дворянам - гибнуть на дуэлях. Может быть, удастся захватить даже непосредственного представителя заказчика.

"Я не понимаю одного, мистер Крукер. Весь это ваш Союз Рыжих, "грузите апельсины бочками"... почему вдруг "оранжевые"?!"
...Хотя, впрочем, этого тоже не надо, наверное. 

А может, агенты Флоризеля смогут перехватить управление над оставшимися боевыми группами и перенести войну на территорию противника, по заветам Галковского:

– Выпьем за это. За правду, Ваня... Но это не все ещё. Ведь Вспышкин из Парижа. Есть сведения, что женится барон Ротшильд-младший, наследник французской ветви банкирского дома.
– Барон? Немец?
– Это, Ваня, не важно. Важно, что он эксплуататор. Ты вообще Манифест-то читал? Там же сказано, что нет наций, а есть классы.
– И вправду. Забываю всё.
– То-то. А ты не забывай, читай почаще. Эта книжечка стоит целых томов. Значит, будет свадьба, все эти Ротшильды соберутся в Париже. А это, Ваня, наиглавнейшие, наибогатейшие капиталисты. Тут мы гадам один конец и сделаем.
– Тринитротолуолом? – Им, Ваня, им самым. А ещё лучше без лишнего шума ядика замедленного действия...  Не скучай, мил дружок, будет и на нашей улице праздник. Кровью, кровью своей за всё заплатят. Как грохнет в Берлине, как аукнется в Лондоне, как начнут из дворца-то парижского таскать и не перетаскивать, сразу свежий ветер над Европой повеет. Жизнь, жизнь-то какая начнётся.


...И концовка будет пошлой, предсказуемой и неизбежной. Последняя бомба последней террористической ячейки взорвёт карету его отца, прямо на глазах у Флоризеля. И это, безусловно, будет означать конец приключений принца, ибо король Поликсен умер... да здравствует король Флоризель!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments