Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:
  • Music:

Дополнение

Корабли

Тактика стандартной дивизии.

На примере авторского описания боя у Сорда Сфагноф мы можем восстановить доктрину применения стандартной дивизии, какой она была на начало большой войны. Судя по всему, у Империи Ав и Объединённого Человечества общие представления о планарном бое были примерно одинаковы.

Стандартная дивизия состоит из трёхсот с чем-то кораблей, не считая курьерских. В основном это лёгкие силы, три отряда истребителей и один отряд сторожевиков. Помимо этого, в состав дивизии входит отряд линейных миноносцев, неизбежный отряд снабжения и отдельный командирский отряд, который состоит из трёх-пяти крейсеров, включая флагманский.

Во время классического линейного боя на планаре силы располагаются следующими образом (естественно, линия обычно состоит из нескольких дивизий).
В первом ряду идут растянувшиеся тонкой цепочкой сторожевики. Как всегда, их задача состоит в перехвате вражеских мин. За ними идёт собственно боевая линия, отряд линейных миноносцев, которые залпами пускают мины в сторону врага. Дальше находится командирский отряд и отряд снабжения. По-крайней мере, Ав чётко знают, где должен быть командир. Флагман, по сути, является бронированным лимузином командующего, а другие крейсера – его почётным кортежем. Истребители традиционно затыкают дыры.

Итак, два флота на планаре выстраиваются напротив друг друга и начинают перебрасываться минами. Командующий выбирает, настраивать ли мины на перехват других мин или нацеливать их в кластеры вражеских кораблей. В первом случае большая часть мин взаимоуничтожится, во втором основной удар придётся на сторожевики обоих сторон – если, конечно, вражеский командир приказал запрограммировать мины аналогичным образом. Рано или поздно сторона с более тяжёлым залпом начинает продавливать оборону противника, сторожевики перестают справляться с минами и постепенно гибнут, и всё больше снарядов долетает до кластеров миноносцев. Желательно, чтобы у слабой стороны к этому времени кончились мины и/или сторожевики. Вражеские ряды редеют, в прорыв идут отряды истребителей, словно пехота после массированной артподготовки. Истребители рассеивают остатки сторожевиков, после чего начинают взрывать миноносцы и меряться мастерством с вражескими асами. Когда строй противника перестаёт быть таковым и демонстрирует тенденции перетекания в кучу-малу, атакующему пора выпускать оставшие мины, на сей раз нацеленные только на уничтожение. Всё, наступает время командира на лихом коне, или фаза добивания. Крейсера командирского отряда идут вперёд, сея смерть и помогая своим истребителям справится с оставшимися крупными кораблями и крейсерами противника. 

К началу войны обе стороны, видимо, поняли, что самый простой способ усилить линию – это создать отдельные дивизии линейных миноносцев и их миновозов, которые, по версии eleyvie, почти в три раза тяжелее стандартных транспортов. Перед линейным боем дополнительные миноносцы распределялись по стандартным дивизиям. 

Империя пошла дальше. Имперские военные теоретики разработали и воплотили в жизнь концепцию разведывательных дивизий, состоящих исключительно из крейсеров и скоростных транспортов. Отсутствие тяжёлых миноносцев обеспечивало мобильность, избыток боевых кораблей – огневую мощь и живучесть. Изначально, как и следует из названия, подразумевалась разведка боем. Обычно разведка проводилась истребителями или курьерскими кораблями, так как их, в принципе, было не жалко. Но что делать, если разведчики просто не возвращаются? Разведывательная дивизия была способна найти основные вражеские силы, принять, если придётся, неравный бой, но главное – вернуться назад с информацией. Разведывательная дивизия могла уходить в глубокие рейды в отрыве от остальных сил или вести разведку в интересах соединения, первой заходя в подозрительный сорд.

Да, к тому времени флотилии уже состояли не из того или иного числа стандартных дивизий, а из специализированных соединений. Например, известный нам экспедиционный флот под командованием адмирала Трайфа, посланный к Сорду Сфагноф. В общих чертах, это пропорционально увеличенная стандартная дивизия. Там где у стандартной дивизии три отряда истребителей, у Трайфа четыре стандартных дивизии. В стандартной дивизии есть отряд миноносцев, в соединении – отдельная ударная миноносная дивизия и дивизия снабжения. И там и там есть небольшой командирский отряд, крейсера и флагман.

Естественно, подобная конструкция гораздо гибче однородных флотов. В книге говорится, что Трайф был одним из четырёх дежурных офицеров регионального штаба, и принадлежал ему (если можно так выразиться), только крейсер, на котором он держал свой флаг и штаб. Честно говоря, и в этом нельзя быть уверенным до конца, но уж больно цвет флагмана подходит к волосам Трайфа, вряд ли это простое совпадение. Как бы то ни было, все остальные силы выдавались ему в зависимости от поставленной задачи и текущих ресурсов региональной штаб-квартиры. При такой схеме легко можно заменить одну стандартную дивизию на вторую ударную, или добавить к имеющимся силам дивизию десантных транспортов.

Но главное отличие от прежней доктрины линейного боя заключалось в наличии разведывательной дивизии. В сражении эта космическая кавалерия могла организовать фланговый удар, а то и подложить врагу классическую тевтонскую свинью – при наличии достаточных сил, естественно. В этом случае строй врага разваливался без долгого предварительного обстрела, а отступление оборачивалось потерей большей части тяжёлых кораблей.
 
Ещё до войны среди ряда высших офицеров Империи Ав сложилось мнение о том, что истребители неадекватны современному космическому бою, а следовательно, нужно преобразовывать стандартные дивизии в разведывательные. Автор об этом не пишет, но в пику партии модернистов-«крейсерников» просто обязана была возникнуть группа консервативных «истребительщиков». Убедительная победа при Сфагнофе (в принципе, неудивительная при двухкратном перевесе), результаты генерального сражения при метрополии и последующие операции, без сомнения, придали мнению «крейсерников» дополнительный вес.

Тем не менее, в области военного строительства Империи удалось избежать крайностей, и в общем-то даже примирить радикалов с обеих сторон. В течении трёх лет после неуверенной ничьей в генеральном сражении доктрина, отдававшая решающую роль в сражении крейсерам, плавно развивалась и крепла, переходя от отдельных разведывательных отрядов к целым крейсерским флотам.

...С другой стороны, как и положено врагу, Объединённое Человечество выводов из своих поражений не делало, а если и делало, то не те. После начала войны эволюция тактики стандартной дивизии вылилась у них в какие-то очень странные формы. Эти странности, вкупе с вопиющей некомпетентностью командования, привели к позорному разгрому сил Объединённого Человечества у Сорда Аптик («Звёздный штандарт»), что, с большой вероятностью, означало проигрыш войны в целом.

Да. Заканчивая тему, есть вопрос, на который я знаю ответ, и есть вопрос, на который я не знаю ответ. 
Я не знаю, сколько крейсеров в разведывательной дивизии. Известно, что всего дивизия состоит из шести боевых отрядов, отряда снабжения и командирского отделения. Состав последнего – три крейсера, включая флагман. Координационными числами для флота Ав обычно являются три и шесть (исторически – два и четыре). Таким образом, в отряде либо три, либо шесть крейсеров. Известно, что крейсера летают в кластерах по три. Правда, это ещё ничего не значит, Ав любят разбивать свои силы на полуотряды. В первой книге, тем не менее, всё указывает на то, что отряд состоит из трёх крейсеров. Например, сказано, что для атаки на вражеский строй три корабля командирского отряда построились треугольником с флагманом на вершине, а остальные отряды дивизии встали за ними в пять рядов. В пять, потому что один отстал. В принципе, схема 1-2-3-3-3-3-3 кажется логичной. В таком случае, в дивизии 21 крейсер.

В то же время, Ав свойствено оставлять в непосредственном подчинении командира меньшие силы. Когда они летали на одноместных истребителях, четыре истребителя образовывали звено, которое при необходимости можно было разбить на две пары. Два звена образовывали эскадрилью, которую возглавлял командир со своим ведомым, итого десять машин. Главное, во втором «Звёздном гербе» у Споор 22 корабля, потом подходят ещё 11 и она жалуется, что у неё нет и дивизии! Затем она организует свои силы следующим образом. Тридцать кораблей она разбивает на пять групп по шесть, а оставшиеся три, в том числе собственный крейсер, назначает командным отрядом. Можно ли в этом случае предположить, что она привыкла командовать дивизией из 39 кораблей, а 33 для неё – дивизия без одного отряда?

Всё же, возразят мне, изначальное количество кораблей, 22, гораздо ближе к 21. Если в раздведывательной дивизии 39 крейсеров, то откуда взялись эти 22? Что же, видимо, оттуда же, что и последующие одинадцать – наскребли по сусекам. Сколько было свободных, столько и послали, война, всё-таки.

Наконец, можно предположить, что раз между событиями Сейкай-но-Монсю и Сейкай-но-Сенки II прошло четыре года, то структура разведывательной дивизии за это время могла измениться. Допустим, в «Звёздном гербе» в дивизии числился 21 крейсер, а к началу операции Брег стали повсеместно использоваться усиленные дивизии, от которых Споор и отталкивалась.
- Поправка - по ряду источников, отряд, всё-таки, насчитывает именно шесть кораблей. 

А вот что я знаю, так это почему командиры с обоих сторон не любят воевать в нормальном пространстве, иногда просто на грании фобии. Как там было, у Бибосов? «А мы можем встретить врага на планаре?» – «Это было бы неразумно» – «Ужасно! Зачем мы вообще тогда изобретали способ планарных перемещений, если приходиться воевать, как в каменном веке?», где-то так.

Дело в том, что планар – мечта полководца. Во-первых, он идеально плоский. Все войска на нём стоят ровными рядами. Если ты приказываешь отряду остановится, он тут же останавливается. Вражеские снаряды летят медленно и печально, и в этом смысле мины значительно превосходят ядра наполеоновской эпохи. Всё остальное движется ешё медленнее, и даже очень большой армией легко командовать с помощью вестовых. Сиди себе в кресле, проявляй полководческий гений красивыми манёврами да фланговыми обхватами. Минимального нормального пространства в кластере хватает для тактических красивостей, вроде «собачьей свалки» истребителей или «боя линейных кораблей в луже» в исполнении крейсеров. Всё равно дальше условной стенки не улетишь.

То ли дело космос. Начнём с того, что электронные планшеты в мире Сейкай просто не приспособлены к адекватному отображению трёхмерного пространства. А эта постоянная необходимость считать орбиту! Все корабли куда-то летят, набранная скорость никуда не исчезает, безумные дистанции, безумное время реакции. Если у врага есть оружие, которое три тысячи километров покрывает за одну секунду, то о чём тут говорить? Атаковать могут откуда угодно, внезапно вылетев из-за планеты или разогнавшись по большой дуге до внешних орбит и обратно. Казалось бы, Ав в такой ситуации проще, их генетически к готовили к полётам в трёхмерном космосе, но и у них идея эскадренного боя по законам Ньютона-Кеплера не вызывает особого энтузиазма.
Нет, пусть в нормальном пространстве истребители воюют, им и так всё пофигу, лётчикам-самолётчикам. А правильный флот должен сидеть на планаре, сходясь с врагом в благородном линейном бою.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author