Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Mood:
  • Music:

О волках и овцах, в продолжение темы

Был такой рассказ у Сергея и Марины Дяченко, "Волчья сыть". Его как-то опубликовали в журнале "Если", как и "Последнего Дон-Кихота", и именно из-за этих двух произведений я не читаю Дяченко. Хоть они, вроде, и явление.

Как бы то ни было, сюжет "Волчьей сыти" прост, я его помню до сих пор.
Где-то в будущем овцы прератились в разумных существ и создали свою цивилизацию. Их главная проблема - волки, от которых они отгородились стеной. Люди тоже есть, но люди - они как боги, они где-то там.
И вот, волки проникают за стену и начинают истреблять разумных овец. И хотя овцы вроде как к этому готовились, они начинают позорно сливать страшным и ужасным волкам. Тогда один овец мужского пола выводит вирус, убивающий только волков, заражает себя им и отдаётся волкам на съедение. Ради любви.

Можно проводить тут параллели с "Войной миров", с чем угодно. Но с горианской точки зрения это ужасно, чудовищно.

Начнём с того, что горианам привит, может быть искусственно, воинственный экологизм. То есть сохранение природной среды является для них определённой ценностью. Естественно, толку от этого никакого, но они стараются. Они знают, что такое генная модификация, но запуск в природу искуственно синтезированного вируса-убийцы - это страшно. В том числе потому, что такие вещи, в принципе, подвержены мутации. Но главное, уничтожение какого-нибудь вида, как такового - это в любом случае преступление.

Волки прекрасны. Тигры прекрасны. Без них мир не будет столь красив, столь разноцветен, столь величествен. Это основа основ.

Но сама идея рассказа чудовищна не только с экологически-алармистской, но и с идейной точки зрения. Одно из базовых представлений горианского менталитета - "нельзя стать великим, не имея великих врагов" (и парное к нему "выиграть битву - потерять врага", то есть к радости победы всегда примешивается грусть). Нечто похожее было в фильме "Револьвер" - "Единственный способ поумнеть - играть с более умным противником", но там, всё же, несколько иной оттенок.

Итак, враги - то, что даёт нам возможность стать сильнее. Это вызов, на который мы должны ответить.

Знаете, нас учили на уроках биологии, что в начале перед каждым видом, стоящим на грани разумности (ну, мы, в принципе, знаем только один такой вид, себя) стоит задача одолеть специализированных хищников. Потом уже идут вирусы и болезни, потом уже природа обрушивает на вышедший за рамки вид внутренние регуляторы, вроде войны, суицидальных настроений и гомосексуализма. Но начинается всё с победы над регуляторами первого порядка. Для предков людей, крупных прямоходящих равнинных приматов, таким регулятором были леопарды. И не даром "Космическая одиссея" Артура Кларка начинается с того, как получившие от пришельцев зачатки разума австралопитеки убивают леопарда. После этого уже они переходят реку и истребляют соседнее племя. Но сначала - всегда леопард.

Беовульф стал Беовульфом, когда убил Гренделя, страшное существо, которое приходило по ночам и похищало-пожирало спящих. Это как победа над древнейшим страхом, главное преодоление. Поэтому в книгах Нормана придаётся такое значение победе людей над куриями... ладно, о куриях - в другой раз. Поэтому у гориан до сих пор сохранился древний ритуал охоты на ларлов, величественных хищников, подобных земным крупным кошачьим, хотя самих ларлов, по-моему, в центальных облостях Гора уже давно не осталось. Одни слины кругом.

Итак, победа над крупным хищником позволяет уподобится этому хищнику в его лучших проявлениях. Вырезать ему сердце и съесть его, и принять в себя его дух. Это базовое, это из тех вещей, которые делают нас людьми.

Но овцы супруг Дяченко, в отличие от героя фильма "Револьвер", не могут победить свой страх. Они, скорее, предпочтут убрать его причины:

"С каждой секундой кровь Дыма все больше превращалась в смертоносный коктейль. Сытые волки, ничего не подозревая, вернутся в свои логова и принесут смерть с собой; уже через три дня появятся первые трупы. Болезнь пройдет по степи, невидимым пожаром ворвется в леса, и только те из серых зверей, кто завтра же кинется бежать со всех ног, - только те, возможно, сумеют спастись...
Если они догадаются.
Проклятие стада на голову волка. Вот что это такое; проклятие смирных и мягких, не сумевших защитить себя ни самострелом, ни факелом.
- Так будет, - сказал Дым".


Уничтожение вместо преодоления. Вместо желания стать сильнее, стремление уничтожить сильного, вот истинный горианский кошмар. Когда человек, который не может взобраться на гору, говорит, что гор не существует, это плохо; но когда он срывает горы, чтобы подогнать весь мир под свои убогие представления о нём - это чудовищно. Слабость готова уничтожить и Силу, и Красоту, и Ум, за одно лишь то, что всё это её превосходит. Да, серые звери умрут, и собаки умрут, а за ними, может быть, и люди. И на всей планете останутся одни овцы, овцы, овцы. Оглянуться не успеете, как они будут ввинчивать друг другу в черепа электроды, для обеспечения должного уровня стадного чувства.

Плохой рассказ.

----------------------------------------
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments