Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Mood:
  • Music:

«Звёздный герб» - корабли летят, корабли взрываются, люди встречаются

...Набирая код на домофоне, вы ведёте про себя обратный отсчёт по-японски, а потом кричите: «jikuu-yuugou», слияние!

Один из признаков, что вы переборщили с циклом «Звёздный герб»-«Звёздный штандарт» (с).

Начнём.

Я описал вам мир, в котором происходит действие; а начинается оно на планете Мартин, в системе Хайде, через 172 года после прибытия колонистов с Земли. Когда-то они покинули мир, не сильно отличавшийся от нашего, их языком был английский. Но пока разогнавшийся до субсветовой скорости корабль летел к своей цели, оставшиеся на Земле часы неумолимо отстукали две тысячи лет. Появлялись и исчезали государства, был открыт секрет планарного пространства, расширялась и крепла империя Ав. Колонисты не знали ничего этого. Они просто обживались на новом месте, на уникальной даже по космическим меркам планете, где была нормальная гравитация, кислородная атмосфера, вода, умеренный климат и автохтонный растительный мир.

И однажды, на 172 год высадки, оставленный на орбите корабль колонистов взорвался. Сверхтяжелая частица, бывшая его сердцем, превратилась в огромную мутно-белую сферу, и жители планеты, никогда не видевшие Луны, испугано смотрели в новое небо.

А потом из сферы вышел огромный флот, и состоялся Контакт. С экранов связи на удивлённых мартинцев смотрел сказочный эльф, с острыми ушами и синими волосами. В глазах эльфа читалась едва прикрытая скука. Как ни странно, в базе данных пришельцев нашёлся английский язык, и механический переводчик сообщил примерно следующее: «Я адмирал Дусанн, командующий флотом, наследный принц Человеческой Империи Ав. Ваша планета отныне является частью Империи. Вам назначат лорда, который и займётся вашими делами – впрочем, они нас не очень интересуют, так что лорд, в основном, будет занят торговлей и связью с другими планетами. До тех пор вы будете непосредственно подчиняться Её Величеству Императрице, вернее, её наместнику. А сейчас вы должны выбрать регионального представителя, который будет посредником между вами и вашим лордом или наместником. Нам всё равно, как именно вы будете его выбирать, но запомните, что только лорд вправе окончательно утвердить его кандидатуру. На размышления вам даются сутки. Если у вас есть вопросы, на них постараются ответить мои подчинённые. На этом всё».

Первый сериал разбит на смысловые эпизоды, и первый из них самый важный, в том числе и в рамках всего цикла. Именно он задаёт дух и определяет дальнейшее развитие сюжета. Именно его в первую очередь выделил slavamakarov в своём анализе. Итак, ситуация. На Мартине есть старая батарея мощных орбитальных лазеров, установленных ещё чуть ли не во время высадки, в остальном планета сугубо мирная. Из вооруженных сил одна милиция, как в нашем, так и в английском смысле этого слова. С одной стороны, противокосмическая оборона кажется неадекватной нависшему над планетой флоту, с другой – в бою её никогда не использовали, и характеристики кораблей пришельцев тоже неизвестны. Горячие головы, естественно, предлагают пальнуть по захватчикам, а там будь что будет – лучше умирать стоя, чем на коленях, иначе не будут уважать и так далее. Часть соглашается с тем, что пушки – это козырь, но предлагает сначала попробовать переговоры, хотя и понимают, что пришельцы вряд ли изменят свою позицию. Но вообще, что мы о них знаем? Уж не блефуют ли они со своей Империей двадцати тысяч миров?

Окончательное решение приходится принимать президенту планеты Мартин Року Линну. И он делает выбор. Выйдя на связь с принцем Дусанном, он передаёт ему коды от систем противокосмической обороны, а Дусанн взамен возводит его в дворянство и делает лордом планеты, наследным графом Хайде. (В Империи Ав, граф, dreuc – правитель одной обитаемой планеты с населением менее ста миллионов.)

Так десятилетний сын Рока, Джинто Линн, стал наследным аристократом и главным героем этой истории. Да, Джинто. Тут кто-то выражал странное мнение, что он не Джинто, а Дзинто. Интересно, с какой это стати, если родной язык у него английский? Если японцы сделают мультфильм про парня по имени Джим, мы что, будем его Дзимой называть? Другое дело, что он и не Джинто, он Джинт – в третьем «Звёздном штандарте» мы видим, как он пишет своё имя на родном языке, и это Jint Lynn. Правда, имя Джинто уже вошло в традицию, так что пусть так и остаётся. И потом, честно говоря, не тянет он на Джинта, особенно в продолжениях. Ивашка, Стёпка, Джинто… где-то так.

И всё же, вернёмся к ситуации. С одной стороны, решение, принятое Роком Линном в условиях цейтнота и давления со всех сторон, было близко к оптимальному. Это то, что так нравится Славе – разумные люди принимают адекватные решения. В его трактовке, принц следовал учению Сунь-Цзы, а президент склонялся к Лиддл-Гарту. Дусанн считал, что нет ничего хуже, чем осаждать крепость, т.е., в данном случае, планету, поэтому он был готов обменять графскую тиару на символические и электронные ключи от города. А Рок Линн, во-первых, догадался, что принц согласится на подобное предложение, во-вторых, стремился получить максимальную выгоду из капитуляции, тот самый чаемый «мир лучше довоенного». И ведь на самом деле произошло небывалое – планета получила доступ ко всем ресурсам Империи, но сама, вкупе с правом на межзвездную торговлю, доходами от транзита и прочим, осталась в руках выходца с этой планеты, её законно избранного президента. Правда, для этого президенту пришлось стать графом.

С другой стороны, местных жителей новости не обрадовали. Они поняли, что их лазерные зенитки действительно представляли собой угрозу для чужаков, раз они так высоко оценили коды доступа. Чтобы понять их реакцию, представьте, что Путин сдал американцам ядерный чемоданчик и красную кнопку, а за это США признали его и его потомков царями московскими. Во-во.

…Мать Джинто умерла, когда он ещё был совсем маленьким. Так как после её смерти отец полностью погрузился в работу, Джинто вырос в семье его секретаря и заместителя, Тила Коринта. Жена Тила, Лина, заменила ему родную мать. В день, когда решилась судьба Мартина, судьба Джинто тоже бесповоротно изменилась. Тил схватил его в охапку и повёз в президентскую резиденцию, пока людям не пришла в голову мысль выместить на сыне недовольство отцом. Потом Джинто почти сразу же посадили на спущенный с орбиты челнок и отправили на ближайшую планету, где бы он мог выучить имперский язык и получить достойное среднее образование. Его отцу тоже предстоял космический полёт, но только до столицы империи и обратно, уже в качестве графа.

Заметьте, Ав следуют древнему правилу – сделав местного царька своим вассалом, стоит увезти его наследника на обучение, и как заложника, и для приобщения к культуре метрополии.

Характерный момент. В мультфильме Тил Коринт говорит, что он не верит в то, что Рок вернётся графом, что Ав выполнят своё обещание. Зачем он им теперь, когда он уже сдал всё, что мог сдать? (В книге эту реплику произносит какой-то случайный персонаж, но вариант мультфильма, пожалуй, даже сильнее.) Мы сразу понимаем, что Тил ничего не понял ни в Ав, ни в Империи, и что Рок Линн, наоборот, сразу осознал, с кем они имеют дело – и это в ограниченное время и на основе минимальной информации. Да, Империя, со всем её псевдо-феодальным антуражем, держится на слове царской семьи, слове Аблияров, а это значит, что устами кронпринца говорила сама Империя. И, несмотря на то, что Рок Линн не дворянин, не служил в Имперском Космофлоте, не имеет высшего образования и вообще не знает стандартного языка, он всё равно станет графом Хайде.

Меня ещё другое порадовало – очевидная параллель между присоединением Мартина под пушками флота кронпринца Дусанна, и «открытием» Японии под пушками эскадры адмирала Перри. Как я уже говорил, Ав – это не только и не столько японцы, сколько некие обобщённые англосаксы, хозяева путей и повелители торговли. Они бледноликие демоны, которые приходят из неведомых стран, чтобы навязать свои законы, нужные им экономические отношения и своё господство. Эх, как не прав был Ефремов насчёт космического коммунизма!

Прошло семь лет. Семь лет Джинто жил на планете Класко в системе Волаш, ходил в школу и играл с друзьями в местный вариант бейсбола. И вот, пришла пора ему отправляться в столицу, Лакфакалле, для получения высшего специального образования и последующей службы в рядах Имперских Вооружённых Сил. Аристократы обязаны служить, и чем они знатнее, тем дольше служба. Наследнику графства Хайде предстояло носить форму как минимум десять лет. Пока это ещё не имеет никакого значения для сюжета, но Джинто выбрал для поступления Военно-Административное Училище и славную стезю офицера-администратора.

А потом Джинто встретил Лафиэль, пилота-кадета с «Гослоса», имперского линейного крейсера, который прилетел забрать его с Волаша и доставить в столицу. Лафиэль (она, скорее, Лафирь... но, традиция!) - второй главный герой сериала и цикла. Она внучка текущей императрицы, и, потенциально, одна из нескольких десятков претендентов на престол.

Видимо, сейчас надо сказать несколько слов об имперском законе о престолонаследии. Все Аблияры должны быть пилотами и капитанами боевых кораблей. Как и в старые времена, кто умеет управлять кораблём, тот справится и с Империей. Отпрыски восьми княжеских родов зачисляются в лётные училища, после чего проходят ускоренный курс обучения, чтобы к 19-20 годам получить свой первый корабль и нашивки дека-коммандера. Дальше их карьера продвигается естественным образом, помимо того, что от Аблияров все ждут образцовой службы. Рано или поздно несколько Аблияров достигают адмиральских чинов. Тогда Совет Старейшин выбирает из этих Адмиралов Космофлота одного Адмирала Империи, Верховного главнокомандующего. Он и объявляется наследником. Наследник престола всегда Адмирал Империи, и, соответственно, верховным главнокомандующим всегда является кронпринц. Одновременно происходит следующая рокировка. Предыдущий Адмирал Империи восходит на престол и становится Императором. Старый император складывает с себя полномочия и вступает в Совет Старейшин, в качестве члена которого он и доживает свою долгую жизнь.

Более того. В мирное время, все Аблияры старше нового кронпринца, а также принадлежащие к его поколению (в пределах двадцати лет), должны уволиться из рядов вооружённых сил. Всё, они раз и навсегда проиграли гонку. Если кто-то из них был наследником главы рода, то теперь он становится великим князем, а предыдущий великий князь переходит в Совет Старейшин, который, таким образом, состоит из бывших императоров и князей Аблияров.

На основании этого можно заключить, что в нормальных условиях Имперский Космофлот последовательно минует три фазы. Множество Аблияров на нижних ступенях табели о рангах; несколько соперничающих адмиралов Аблияров; один Аблияр главнокомандующий. Судя по книге, последние выборы состоялись 47 лет назад, по итогам войны. Командующая тогдашним флотом Империи стала Императрицей, а на посту Адмирала Империи её сменил принц Дусанн (мы вправе предположить, что Дусанн был одним из лучших полководцев той войны). Теперь у ровесника Дусанна, Дубуса, главы рода Клеуф и великого князя, подрастает собственная дочь, и вряд ли он уникален среди своего поколения. Так что третья фаза вскоре вновь сменится первой. 

А, что тут говорить. Джинто встретил Лафиэль, Лафиэль встретила Джинто, и он покорил её сердце тем, что назвал её по имени, вместо ненавистного ей «высочества». Забавный момент – в книге чётко сказано, что островерхие уши Лафиэль, семейная черта царствующей династии, были меньше, чем обычно, и она прикрывала их волосами. Именно поэтому Джинто не понял, что перед ним одна из Аблияров. В мультфильме он показан идиотом, который за семь лет так и не узнал об уникальной примете, известной всем жителям Империи.



Видимо, японские аниматоры считают, что «маленькие эльфийские ушки» – это оксюморон 8-).

Говоря о японских аниматорах, скажу пару слов и о японских меха-дизайнерах. В конце второй серии нам показывают пропагандистский ролик анти-авской направленности. «Ав – это война. Ав – это смерть». В ролике показывают как документальные съёмки флота Ав времён присоединения Мартина, так и архивные записи космических боёв, видимо, оставшиеся с последней войны, то есть сорокалетней давности. И там можно заметить старый образец... линейного миноносца? крейсера? ...скорее всего имперского, да вдобавок ещё и мины того времени, больше похожие на небольшие одноместные истребители. Или это и были...? Ладно, не о том речь. Целый корабль, встроенный в концепцию, со своим местом на эволюционном древе, ради нескольких секунд двухминутного эпизода. Я восхищён. 

«Гослос» должен был лететь в столицу через систему Сфагноф, но по пути он натолкнулся на идущий в том же направлении огромный флот Союза Четырёх (по сути, Объединённого Человечества; это как СССР и страны Варшавского договора). Правда, флот вторжения кажется большим только до тех пор, пока мы не знакомы с масштабом боевых действий во вселенной Сейкая. Короче, по меркам войны это был маленький, недостойный даже называться разведывательным флот из четырёх дивизий, немалую часть которого составляли десантные транспорты, мягко говоря, ограниченной боеспособности. Всё равно речь шла более чем о тысяче кораблей.

Да, как я уже говорил, в стандартной дивизии чуть более трёхсот кораблей, включая снабжение и не считая курьеров (7 дивизий разного состава – 2100 кораблей, 3 дивизии – около тысячи, по книге). Естественно, речь о сферической дивизии в вакууме, вернее, в сферическом кластере на планаре. Благодаря eleyvie мы можем даже назвать вес подобного условного кластера, 22,5 зесабо (миллионов тонн).

Вражеский командующий, судя по всему, воспринял необходимость уничтожения «Гослосса» без особого энтузиазма, отправив на перехват всего десять истребителей. В принципе, этого хватало, но в притык, ведь он не мог знать, что у «Гослоса» всего четыре мины вместо положенных десяти. Капитан «Гослоса» имела возможность объективно оценить свои шансы на выживание, поэтому она приняла решение эвакуировать нон-комбатанта, наследника графа Хайде, на курьерском корабле, входящим в стандартную комплектацию крейсера. Пилотом курьерского корабля назначили кадета Аблияр.

С этим связан второй порадовавший slavamakarov'а момент. Вот Лафиэль кричит капитану, что Аблияры никогда не отступают, а ей предлагают бежать от врага. Вот капитан медленно и внятно разъясняет ей обязанности офицера Космофлота, необходимость спасения гражданского лица и пассажира, а также то, что у кадета нет своего боевого поста на корабле, не говоря уже о навыках, и что она будет только путаться под ногами. Пристыженная Лафиэль отдаёт честь и бежит готовить курьер к запуску. Капитан открывает оружейный сейф и выдаёт Джинто два лучевых пистолета, на всякий случай.

А Джинто спокойно смотрит на капитана и говорит: «Если вы хотите спасти внучку Императрицы, может, вам стоит отправить с ней профессионального охранника?» Правда, капитан тут же отвечает, что насчёт нон-комбатанта она не врала, и лишних людей у неё действительно нет.

Что восхитило Славу? Он у нас заслуженный любитель японской анимации, а как я понимаю, у них есть особый канон изображения юных персонажей мужского пола, особенно если это главные герои. Два слова – предельная заторможенность. Герой должен смотреть в стенку остекленевшим взглядом, пускать слюни, смущаться, издавать нечленораздельные звуки или периодически закатывать истерики, по сравнению с которыми традиционное «не хочу есть кашу!» героев Лукьяненко кажется всего лишь милым капризом. Как минимум, юноша должен быть нежен лицом и тупым, как валенок. Продемонстрировав унаследованные от отца способности к анализу ситуации, Джинто разом покончил с этим навязшим на зубах шаблоном.

Главные герои улетают, «Гослос» вступает в неравный бой и гибнет, уничтожив девять нападавших из десяти; тем временем, на борту курьера Лафиэль признаётся Джинто, что капитан была её матерью, её генетическим донором, и что она «дочь любви», а не просто плод генетического эксперимента по скрещиванию.

О самом бое подробно и красиво написал eleyvie. У меня будет лишь несколько замечаний по поводу. То, что десять эсминцев не составляли значительной части флота вторжения, он и сам понял, в комментариях. В любом случае, из трёхсот с чем-то кораблей стандартной дивизии большая часть неизбежно окажется истребителями. То, что в сериале мы больше не увидим образцовых атак «звездочкой», я бы объяснил как неизбежным выбиванием пилотов с довоенной выучкой в ходе кровопролитных сражений начала войны, так и тем, что в последствии нам будут демонстрировать только действия имперских истребителей. В конце концов, именно истребители Объединённого Человечества являются торпедоносцами, и одновременный заход в кластер с разных направлений с синхронным торпедным залпом позволяет им прорвать противоракетную оборону крейсера. Попадание в борт даже одной термоядерной боеголовки, очевидно, является фатальным. Но зачем это истребителям Ав? Их главное и единственное противокорабельное оружие – антипротонная пушка, а там шансы лежат, скорее, в возможности нанести серьёзные повреждения внутренним отсекам корабля несколькими попаданиями в один и тот же участок корпуса.

Главное, с чем я не согласен – утверждение, что результаты боя оказали заметное влияние на развитие военной доктрины ОЧ, и что Империя не меняла свою тактику аж до сражения за Сорд Аптик, три года после начала войны. Я считаю, во-первых, что тактика обеих сторон эволюционировала, во-вторых, эта эволюция была основана на анализе первых серьёзных сражений, к которым гибель «Гослосса» отнести нельзя, и, в-третьих, именно Империя наиболее глубоко и плодотворно разрабатывала концепцию применения крейсеров на поле боя, в то время как ОЧ всё ещё делало ставку на истребители. Но об этом я буду подробно говорить при обсуждении второго сериала.

Пока просто скажу, что Сфагноф будет взят, и взят с боем. Уже через несколько суток Империя отправит на освобождение системы семь дивизий, которые разгромят в планарном пространстве у Сорда Сфагноф три дивизии ОЧ. Более того, на той же неделе случится первое генеральное сражение войны, когда ударный флот людей (120 дивизий) найдёт на подступах к имперской столице флот метрополии под командованием принца Дусанна (140 дивизий). Десять истребителей и один крейсер на этом фоне просто не смотрятся.

Тем более, что ничего экстраординарного не произошло. На борту «Гослоса» считали, что при наличии у противника опытных пилотов вероятность выживания крейсера равняется 37 процентам, и 58 процентам в том случае, если речь идёт о пилотах второй линии на устаревших машинах. То есть, в самом худшем случае, речь шла об одном шансе из трёх, что не так уж плохо. При этом, повторяю, капитаны легких кораблей должны были готовиться к худшему, к залпу из десяти мин, то есть половина отряда списывалась в потери ещё до начала боя – по предвоенным нормативам, для гарантированного уничтожения истребителя нужно было потратить две мины на каждый одиночный кластер. Да, уничтожив четырьмя минами три корабля, Лекш продемонстрировала замечательный результат, но... не более того.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author