Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Mood:
  • Music:

«Звёздный герб» - итоги, вопросы и игры

Подведем итоги. Здесь я хотел порассуждать о начале войны, но понял, что делать какие-то выводы, не имея на руках карты сордов и точной хронологии событий просто нельзя. Может, я просто чего-то не понимаю. Тем не менее, для меня остались неясными следующие вопросы. Почему Сфагноф? Начало войны следует признать крайне неуверенным для обеих сторон. Силами четырёх дивизий Сфагноф берут, силами семи возвращают. Разменяли пешку на пешку, а потом сразу генеральное сражение на подступах к метрополии, десятки тысяч кораблей превращаются в металлолом. Что это было?

Мне даже стало казаться, что автор менял масштаб происходящего прямо по ходу написания книги. Изначально именно идущее к планете соединение должно было вызывать ассоциации с Пёрл-Харбором. Долгая подготовка, идеальное исполнение… Флот ОЧ обнаружил закрытый сорд, Кеш 193, расположенный на планаре в районе Волаша и Сфагнофа, то есть на имперской территории. Но чтобы использовать этот сорд для внезапного удара, им пришлось тащить его через нормальное пространство до своей ближайшей системы, за четыре световых года. На всё про всё должно было уйти лет десять. И именно через этот сорд они и перебросили войска к Сфагнофу.

А потом оказалось, что Пёрл-Харбор – это сражение за метрополию. Вторая возможная метафора – битва за Москву, Лакфакалле политический, экономический и транспортный центр Империи, в случае захвата этой системы восемь княжеств оказываются в значительной степени изолированы друг от друга. Но помимо этого, Лакфакалле ещё и крупнейшая база флота, а сама возможность неожиданного удара заставляет прибегнуть именно к морской аналогии. Результат мы знаем, после атаки ОЧ Имперский Космофлот на три года утратил способность вести наступательные операции, Тройственному Союзу удалось отрезать от Империи значительный кусок – сравните с японскими операциями в Тихом океане после Пёрл-Харбора. Разница в том, что флот ОЧ понёс сопоставимые потери, что, кстати, вполне вероятно при столь рискованной стратегии. Условно говоря, японцам удалось потопить все американские авианосцы, но только ценой своих собственных, и основное противостояние отодвинулось на 44 год. 

Но если шесть японских авианосцев можно сравнить со 120 дивизиями ОЧ на основном направлении, то «Гослосс» обнаружил одну пятую авианосца, поделённую на четыре группы. Японцы ещё до Пёрл-Харбора подплыли на эсминцах к далекому американскому гарнизону и высадили там роту морской пехоты. Немецкие десантники за двое суток до Барбароссы захватили прибалтийский город, но вскоре были выбиты оттуда войсками НКВД. Смысл?

В книге и мультфильме говорят, что нападение на Сфагноф было отвлекающим манёвром. Но кого он отвлекал? Трайфа? Согласитесь, что пожертвовать тремя процентами своих сил ради того, чтобы оттянуть на себя пять процентов вражеских – это немного странно? Это не «обозначить удар рукой и пробить с ноги», как сказал Макаров, это отдать палец за палец. И потом, если это был отвлекающий манёвр, зачем было уничтожать «Гослос»? Узнав, что у ОЧ появился новый сорд, ведущий прямо на их территорию, Империя была бы вынуждена отправить в тот район значительную группировку, неизбежно ослабив флот метрополии, т.е. для отвлекающего манёвра чем больше шума, тем лучше.

Вообще, в книге чётко сказано, что Имперский Генеральный Штаб (8-)) ждал удара по метрополии. Это понятно, со стороны ОЧ такой ход напрашивался; но они так и не смогли вычислить, с какой стороны этот удар будет нанесён, и в этом смысле фактор внезапности присутствовал.

Но, может, захват Сфагнофа был стратегической дезинформацией, которая должна была заставить Империю считать именно это направление основным? Судя потому, что к Сфагнофу послали одного Трайфа, эта дезинформация не достигла цели. Впрочем, Трайф в книге сам не может понять, чего от него хочет командование. Для разгрома противника его силы избыточны, для возвращения планеты – недостаточны, у него нет десантных транспортов (впрочем, в мультфильме ему их пририсовали, кажется); если же он наткнётся на основные силы неприятеля, то он вообще ничего не сможет сделать. Но даже Трайф вскоре понимает, что генеральное сражение произойдёт не здесь. Одним словом, на непонятный ход Империя ответила ходом невнятным. 

Одни вопросы. Тратить десять лет на подготовку удара по планете, которую нельзя удержать? Это ведь просто вопрос расстояния, до генерального сражения Империя способна выбить врага с любой планеты, расположенной в стольких то часах лёта от региональной базы флота, и всё. Если тебе так уж нужна эта планета, то высади на неё десант и уведи корабли, до начала главной битвы их оттуда не выковыряют, а там уже всё так или иначе решится. Как вариант – именно это ОЧ и пыталось сделать, но из-за плохой организации не успела провести высадку в срок. Но тогда, может быть, не стоило и пытаться, ведь в случае победы в генеральном сражении данная планета, и не только она, сама упадёт им в руки?

А если вся эта деятельность вокруг сорда была невиданной, растянутой на десять лет операцией по стратегической дезинформации, целью которой было скрыть направление настоящего удара, то им стоило просто молиться на «Гослос»! Как я уже сказал, успей он сообщить о новом сорде… Я бы на месте имперских стратегов поверил. Хм. Но тогда, может быть, командующий ОЧ желал победы крейсера, поэтому и послал против него всего десять эсминцев, он же не знал, что у «Гослоса» не хватает мин? Или, по крайней мере, связывал свои надежды с курьерским кораблём. Ведь красиво получается? Вскрыли продвижение сил противника от ранее закрытого сорда, крейсер героически погиб в бою, курьер успел прорваться к своим, Космофлот начинает переброску основных сил в направлении Сфагноф-Волаш… И пропускает нокаутирующий удар с другой стороны. Тогда больной барон Фейдбаш оказывается чуть ли не спасителем Империи, он задержал курьер и в критический момент избавил командование Космофлота от ненужной и вводящей в заблуждение информации.
Всё равно не сходится.

Ну что было в этой чёртовой системе, что стоило отказа от правила Переслегина, первый удар космической войны всегда наносится по метрополии? Это ведь логично. Объявляешь войну, наносишь удар. Оба действия стоит по возможности синхронизировать, в крайнем случае объявить войну пост фактум. Но это уже не так круто, конечно.

1. Галактическая война должна быть короткой, как удар молнии.
2. Галактическая война должна начинаться внезапно
(!!! - Г.Н.).

3. Целью первого удара должны быть выбраны базовые планеты противника.
4. Задачей этого удара является втягивание противника в эскадренное сражение. Для этого мы атакуем цели, которые неприятельский флот не может не защищать.
5. Это сражение надо выиграть.


Возможность нанести такой удар у ОЧ есть, они его и нанесли, более-менее. Просто Империя получила несколько дней на объявление боевой тревоги, возврат офицеров из увольнения и концентрацию сил. От двух до пяти дней по моей оценке, двое суток по оценке slavamakarov'а. Обе цифры высосаны из пальца и взяты с потолка, хронологии событий у нас нет. Так вот, ради чего Империи подарили эти лишние часы?

Сфагноф – курьерская база? Сфагноф – центр позиции, захват которого обеспечивал автоматический захват Волаша и Хайде? Сфагноф – перевалочный пункт для всего сектора, и стоило его вывести из строя, как Империя потеряла связь сразу с несколькими системами? Я не спорю с тем, что новый сорд Кеш 193 сыграл решающую роль в захвате Волаша и Хайде, важную роль в рамках всей операции по отсечению периферии. Но обеспечивал её не Сфагноф, а результаты боя за метрополию. Если побеждает Империя, людей в два счёта вышибают с Хайде и Волаша, как вышибли со Сфагнофа. Если Империя проигрывает, то несколько захваченных систем будут волновать их в последнюю очередь, речь пойдёт о выживании Ав, как вида. 

И опять вернёмся к несчастному «Гослосу». У флота ОЧ не было возможности перехватить курьерский корабль, просто по скорости, значит, не нужна была и особая секретность. Ну да, запуск курьера был скрыт «повышенной плотности ПВ-частиц». «Констебль, кто-нибудь выходил из дома?»  – «Никак нет, господит инспектор! Был густой туман, мы ничего не видели, значит, никто не выходил, сэр!» А ведь они были обязаны рассчитывать на курьерский корабль, он входит в стандартное оборудование патрульных крейсеров.

Вы скажете, что курьеру не хватало автономности, чтобы дотянуть до Сфагнофа, а про Фейдбаш командующий ОЧ не знал, поэтому и не беспокоился? Э. Начнём с того, что открытый сорд на планаре заметен. Видимость там была плохая, но всё равно. Но дело даже в другом. Если Сфагноф курьерская база, но долететь до него на одной заправке нельзя, значит, вокруг должны находится промежуточные сорды с заправочными станциями, которыми и может воспользоваться курьер с «Гослоса». А если между Волашем и Сфагнофом заправочных станций нет, то связь между ними поддерживается транспортными кораблями. А это разница между сутками и неделями, то есть по отношению к Волашу и прочим системам в том районе Сфагноф курьерской базой не является, и его спокойно можно игнорировать. А Сфагноф курьерской базой был.

Нельзя отрицать одно. Захват планеты действительно кое-то давал, но при этом, давал именно Империи. Я говорю о casus beli. Со стороны ОЧ формальный повод для объявления войны – нападение патрульного крейсера на исследовательский флот Объединённого Человечества. Для Империи таким поводом является захват имперской планеты и её лорда.

Всё это вызывает мысли о провокации. Пока опустим тот факт, что Империя сама была заинтересована в войне. Но представим, что в правительстве ОЧ есть две влиятельные силы, объединённые нелюбовью к Империи, допустим, военные и политики. Кстати, во время боя за Сфагноф, флагман Споор захватывает транспорты с гражданскими лицами, которые осуществляли политическое руководство войсками, что само по себе наводит на мысль о трениях между политической и военной элитой. Допустим также, что политики рассчитывали на родной им политический шантаж, а ударный флот был всего лишь запасным вариантом, и в случае согласия Империи на создание комиссии по расследованию инцидента был бы дан сигнал об отмене операции. А военные хотели войны, и превратили то, что должно было стать отвлекающей операцией, в настоящее вторжение, после чего Империя уже не могла отступить; проще говоря, военные подставили политиков. Все странности и нестыковки вызваны трениями и внутренней борьбой в самом командовании ОЧ.     

Но тогда уничтожение «Гослоса» является для них первоочередной задачей, а захват планеты – вспомогательной. Например, для перехвата курьера с погибшего крейсера, лететь-то ему всё равно некуда, кроме как на Сфагноф. Ведь именно крейсер-убийца является их козырем и разменной монетой в случае начала переговоров, это чуть ли не повод требовать пересмотра статуса планарного пространства.

В свою очередь, это означает, что перехват «Гослоса» не мог быть случайным, ОЧ знало о корабле. Это ставит перед нами новый важный вопрос – а действует ли человеческая разведка на территории Империи? Сложно сказать. Империя закрыта для чужаков, всеми планарными кораблями управляют Ав. Собирать и передавать информацию в таких условиях невероятно тяжело. С другой стороны, мы не знаем, есть ли в Империи люди-контрабандисты. Вспомним, что один из членов антиимперской группировки был маньяком-милитаристом, и у него были образцы оружия с разных планет. Он их что, по почте заказал? В принципе, контрабандисты обязаны существовать, как сказал бы eleyvie, «по общесистемным соображениям», вплоть до инфильтрации и непрямого контроля со стороны Информационного Бюро. А есть контрабандисты, есть и возможность вести разведку.

А если есть разведка, то «Гослос» или аналогичный ему корабль можно достаточно легко вычислить. Хайде находилось в сфере интересов всех членов Новосицилийского альянса, это мы знаем. Вычислить, на какой планете ходит в школу наследник графства – раз плюнуть, его отправили на ближайшую. За семь лет о нём можно узнать всё. Теперь, после окончания школы, он должен лететь в столицу для поступления в военное училище. За ним отправят военный корабль, это его привилегия, как наследника. Дорога там одна, лететь они будут через Сфагноф. Итак, при наличии разведки, мы можем узнать маршрут и время отправления с точностью до суток.

Да, и ещё. Утечка информации безусловно возможна, если с ОЧ поддерживает контакт кто-то из аристократов Ав.

Говоря о casus beli, а что вообще было такого на доставленной курьером записи? Флот ОЧ, по тоннажу – четыре дивизии. От него отделяются десяток точек, которые идут на перехват «Гослосса». Всё. А теперь представим, что Союз Четырёх действительно иначе трактует статус планарного пространства. Принадлежность сорда определяется по принадлежности системы, в которой сорд находится в физическом пространстве. Планарное пространство в радиусе стольких-то тысяч кедрел вокруг открытого сорда считается территорией того или иного государства, всё остальное – «международные воды». А Империя считает, что ей принадлежит всё планарное пространство в границах Империи.

Представьте себе, представители ОЧ говорят – так и так, сорд в нашей системе, планар вокруг него тоже наш. Мы его исследуем. Ну да, четыре дивизии. А ваш принц Дусанн даже в сортир с собой не меньше двух тысяч кораблей берёт. Про практику глубокой разведки силами пары сотен крейсеров мы вообще молчим.
И видим мы на радаре одиночный кластер. Послали к нему корабли, чтобы узнать, что оно такое и где мы находимся. Он удирать, мы за ним. Окружили его. Требуем остановиться и назвать себя. И тут… (выкладывает на стол свою версию записи) …минная атака без предупреждения – раз. Слияние с одним из наших кораблей и его уничтожение – два. А мы ещё не сделали ни одного выстрела! Но тут уж мы опомнились, и уничтожили ваш крейсер, хотя и с большими потерями (Родина не забудет своих отважных сынов). А всё потому, что вы, Ав, маньяки, которым дай только на спусковой крючок понажимать; раса господ, мать вашу!

Ведь никто не знает, что эсминцы вместо приказа остановиться передавали вызов на бой.

О тонких политических играх говоря, если бы дипломатия была важной темой цикла, Империя согласилась бы на создание комиссии по расследованию инцидента. Представьте себе это, ну как ролевую игру, допустим. Причём, Империя должна играть на откол Альконта – кстати, именно на молодую женщину, посла Альконта, Императрица в сериале растрачивала своё обаяние. Некрасивый одноглазый индус, представитель Хании, интересовал её гораздо меньше.
Да с Ханией вообще всё ясно, Хания подписывалась только на шантаж! Ещё до начала всех этих событий на столе у Императрицы должен лежать доклад о позиции Хании, о том, что они пацифисты, и вступят в войну не раньше, чем в ней обнаружится победитель. Если такого доклада нет… что ж, Информационное Бюро достойно кормить кошек. 

Итак, если Империя действительно хочет поискать шансы в политической игре, надо соглашаться на переговоры. Но выдвинуть следующие требования – вывод войск в 24 часа и освобождение маркиза Сфагнофа (безусловно), компенсация погибшим и раненным в ходе захвата планеты идёт отдельным пунктом, статус Хайде выносится за скобки и не обсуждается. Заодно потребовать полной информационной прозрачности, и освещения хода работы комиссии информационными агентствами всех держав.
Ведь Союз Четырёх неоднороден. Да и потом, речь о демократиях. Это в Империи всё просто, Аблияр сказала «надо», Космофлот ответил «есть!» А у тех борьба фракций, выборы-перевыборы, вотумы недоверия и прочие прелести. Если предложения Империи отвергаются, то хотя бы можно сказать, что Ав до последнего пытались сохранить мир. Реакция Хании очевидна, Альконт начинает сомневаться.

Если посол Объединённого Человечества соглашается сесть за стол переговоров, а сразу после этого ОЧ наносят удар, то они очень сильно подставляются. Ведь в случае объявления войны одному из участников Новосицилийского альянса, остальные объявляют войну Империи. Но в этом случае Империя никому не объявляла войну, это Объединённое Человечество, де факто, оказалось в состоянии войны с Империей! Значит, остальные при желании могут вообще остаться в стороне, а это Хания, весьма вероятно – Альконт, да и Народный Совет Планет задумается. Даже общественное мнение самого ОЧ может качнуться не в ту сторону, хотя кого волнует общественное мнение?

Главное, надо понимать, что пропустить удар мы всегда успеем. Естественно, предложение переговоров не означает прекращения мобилизации. Под каждым распоряжением должен стоять большой красный штамп «Ищите ударный флот!» или «Где ударный флот?!»

Если переговоры начинаются, надо тянуть время. Берём лучших дипломатов… ах, да, мы Ав, у нас нет дипломатов. Это не почётное занятие, почётно – воевать, торговать… вот. Берём лучших торговцев, которых можно найти в столице, и сажаем их за стол переговоров. Этим один приказ: «Раздевайте. Пейте из них кровь. Они должны уехать домой без штанов».

Сам факт начала переговоров укрепляет политиков против военных. Если военные в таких условиях устраивают переворот, легитимность нового правительства ОЧ в глазах Альконта падает, а мы играем на откол Альконта. Если, всё же, ударной группировке приказывают лечь в дрейф и ждать дальнейших указаний, то у нас появляется больше шансов её вычислить и найти. Если группировка поворачивается и уходит, отлично. Самый смак – если мы ловим флот ОЧ в момент отступления, а они врут, что у них просто учения. Это, как минимум, падение кабинета и правительственный кризис.

Потом, в наглую идём на Сфагноф. Это всё равно ближайшая населённая планета к месту гибели «Гослосса», так что логично начать работу комиссии именно там. Десантные транспорты, на борту морская пехота и делегации всех пяти сторон. Если удаётся подставить транспорт с послами Альконта или Хании под пушки истребителя ОЧ, получаем особый бонус. Кстати, высадку войск можно начинать ещё до того, как Объединённое Человечество согласится на вывод своих. Вы ввели своих миротворцев, и мы введём своих миротворцев. В первых рядах – дипломаты людей, именно. Пусть стреляют и начинают войну на трупах представителей «нейтральных держав».
Говоря о трупах, журналистов обязательно нужно свозить на орбиту, к обломкам взорванной завоевателями мирной орбитальной станции, к плавающим в вакууме телам гражданского населения. И пара пресс-конференций с участием местных жителей, на тему того, что они думают о Союзе Четырёх вообще, и Объединённом Человечестве в частности. Последние введут цензуру, ну и хрен с ними – направим острие информационной войны на лицемерных «нейтралов», вдруг сработает? Я тут вижу две главные темы – «зверства «миротворческой» военщины известны всей Галактике» и «эти жалкие клоуны…». Враг должен быть мерзок и смешон одновременно, ведь дружить с клоунами – себя позорить.

А теперь обратите внимание на одну деталь. Вспомним про нашу ролевую игру. Мы игроки. Мы получаем в своё распоряжение копию судового журнала «Гослоса» в следующих случаях. Если объявляем войну и захватываем Сфагноф (как в мультфильме). Если на переговорах договариваемся о выводе войск ОЧ с планеты. Если объявляем, что войска на планете присутствуют для защиты комиссии, и вводим туда свои. В первом случае особых выгод от журнала мы не получаем, но у Хании на душе становится легче. В двух других важный козырь приходит к нам на руки прямо в процессе переговоров.

И да, конечно, представители ОЧ будут орать на Альконт, что если те уйдут сейчас, Империя их всех потом съест по одиночке. Съест, правда. Зато Ав красивые.

А война всё равно будет, но так ведь веселее, правда? А при идеальной игре со стороны команды Империи, Хайде удаётся спасти. И за стол переговоров с имперской стороны сядут кронпринц Дусанн, граф Хайде Линн Рок, да при нём сын Джинто в качестве переводчика. И настанет планам Объединённого Человечества неиллюзорный кирдык.

Даже жаль, что у Ав нет дипломатов.
С другой стороны, люди готовились к этой войне 12 лет, а Ав – все сорок, с конца предыдущей. Если будет нужно, они заплатят за победу любую цену, ведь ставка – вечный мир меж звёздами. «Звёзды, услышьте желание своих короткоживущих родичей…»

Как бы то ни было, первое крупное сражение межзвёздной войны закончилось пирровой победой Империи в, метрополию удалось отстоять. Но общий стратегический баланс складывался в пользу Тройственного Союза, Империя не могла вернуть потерянные миры, а люди получили три года на укрепление своих оборонительных линий. Началась гонка кораблестроительной промышленности. Стороны шли лоб в лоб, но в самом конце обнаружилось преимущество ОЧ – когда Империя сформировала 150 дивизий, достигнув примерно довоенного уровня, и заложила ещё 70, Объединённое Человечество могло противопоставить ей до 180-200 полноценных дивизий (оценка имперской разведки), из них 170 – на направлении основного удара. Сравните это со 120 дивизиями в начале войны!

Но это уже совсем другая история.

(продолжение следует…)
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author