Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Mood:
  • Music:

«Звёздный штандарт» - наши герои, или как?

Храбрый в «кавалерии»,
Умный в «артиллерии»,
Пьяница на флоте [снабжения],
А дурак… а дурак идёт служить на истребитель.


Поговорка Ав

Три года, три долгих года Империя ждала, пока Джинто закончит Военно-Административное Училище. Наконец, он готов был приступить к исполнению своих обязанностей на борту нового истребителя «Басройл», под командованием только что назначенной дека-коммандером юной Аблиар. Пора было начинать операцию «Ренибу», «Призрачное пламя». 150 восстановленных и заново созданных дивизий было брошено на весы войны. 70 дивизий продолжали формироваться, и являлись учебными, тем не менее, несмотря на неполный состав и ограниченную боеспособность, они числились в резерве основных сил и оказывали своё влияние на планирование.

План операции был прост. Империя  начинает стратегическое наступление с целью вернуть себе потерянные в начале войны миры. Рано или поздно Объединённое Человечество будет вынуждено бросить против флота империи свой, состоится генеральное сражение, которое и решит исход кампании.

Вследствие этого, большая часть второго сериала посвящена войне, конкретной операции и конкретной битве, а действие вращается вокруг судьбы истребителя «Басройл» и его команды. Познакомимся с ними поближе.

Капитан корабля, дека-коммандер Аблияр, наша старая знакомая. Капитан – он и в Империи Ав капитан. Лафиэль непосредственно управляет истребителем в бою.

Пилот, он же первый помощник. Я привык называть его Собах, хотя, наверное, зовут его иначе. Персонаж совершенно нейтральный, сложно даже определить его пол, не говоря уже о возрасте – впрочем, для Ав это обычная ситуация. Тем не менее, мы знаем, что он мужчина, что ему около полусотни лет, и большую часть своей жизни он занимался торговыми операциями, на которых сколотил немалое состояние, даже по меркам имперской аристократии. Но после начала войны он не смог остаться в стороне и пошёл в Летное училище.
Пилот помогает капитану управлять кораблём, заведует радаром и манёврами на планарном пространстве, следит за слиянием и разделением кластеров. Помимо этого, он отвечает за антипротонную пушку.

Инженер, Самсон. Человек, дослужившийся до офицера и получивший дворянство. Самсону около тридцати пяти лет, к началу войны он уже служил в Космофлоте; проще говоря, из всех офицеров «Басройла» он один обладает реальным боевым опытом. Чтобы мы в нём не ошиблись, на щеке у Самсона крестообразный шрам – сразу видно, что человек побывал в мясорубке. Само его присутствие среди салаг заставляет задуматься об уровне потерь в начальный период войны. Впрочем, мы и так его представляем, там с обеих сторон, наверное, дивизий сто полегло. Не исключено, что выживших ветеранов просто распределили по только что образованным экипажам, в качестве своеобразной закваски.
Как инженер, Самсон отвечает за двигатель и реактор.

Стрелок-радист, Экурия. Ав, девушка, совсем молоденькая, лет 17-18. Почти кавайна и слегка заторможена, но до общеяпонского стандарта всё равно не дотягивает, слишком уж много в ней человеческого. Поэтому просто будем считать её застенчивой.
Управляет противоминными лазерами, принимает звонки.

И, наконец, Джинто, граф Хайде, администратор и офицер снабжения.
Как видите, среди пяти дворян-офицеров один миллионер и два владетельных аристократа, включая принцессу из правящей династии. Необычный кораблик.

Естественно, помимо офицеров, там есть и просто матросы, но они все сидят в машинном отделении, и, образно говоря, заняты киданием угля в топку.

Вернёмся к Джинто.

Здесь мы сталкиваемся с одним из главных вопросов всего цикла, вечным камнем преткновения. Кто он, Джинто? Позорный Лох или Отважный Боевой Офицер, Гений Борьбы за Живучесть и Мастер-Психолог?

В сериале есть одна сцена, которая очень хорошо иллюстрирует эту дилемму. «Басройл» вступает в свой первый бой. Джинто стоит у кресла капитана и трепется с ней. По планару летят кластеры мин. «Джинто, займи свой пост», - командует Лафиэль. «А, нафиг», - говорит Джинто, - «Если мина в нас попадёт, то сразу кирдык, никакой тебе борьбы за живучесть».
…Вот здесь джинтоборцы начинают стонать.
«Ладно», - отвечает Лафиэль, - «Только не упади на меня, я, всё-таки, управляю кораблём».

Бли-и-ин, подумала большая часть аудитории. Какой же он позорный лох! Его единственная серьёзная обязанность в бою – опускать переборки в случае утечки воздуха, и то он на неё забил, потому что не понимает, что война, а что Диснейленд. Ведь близкий подрыв мины, как раз, приводит к образованию кучи мелких пробоин. Он об этом думает? Нет! А Лафиэль понимает, что пользы от него всё равно никакой, поэтому и просит хотя бы не мешать.

А сцена продолжается, Джинто, наконец, садиться на своё место. А протом… «Странно», - думает Лафиэль, - «Руки совсем перестали дрожать. Я больше не боюсь. Неужели всё это время он стоял здесь ради того, что бы я… не может быть! Он не такой чуткий».

Вот! – кричит вторая, меньшая часть зрителей. Себя они считают самыми внимательными, и, нередко, это так и есть. Джинто – великий психолог, специалист по поддержанию здоровой психологической атмосферы на мостике! А Лафиэль этого не понимает, потому чтО.

Ладно, пойдём по пунктам.
Многие считают Джинто лохом, потому что он оператор корабельного мини-бара. Да, именно он в полёте предлагает всем прохладительные напитки.
Какая-то истина в этом есть, немужское это дело, за напитками нужно гонять женщин. Но вот проблема, их всего две, одна капитан, а вторая не может надолго отойти от пулемёта, так что стюардесс из них не выйдет. А Джинто всё равно большую часть времени ничего не делает, вот и разносит стаканы.
Хотя, всё равно, оператор мини-бара – это убого. Это как флот снабжения. Без них не обойтись, но и книг про них не пишут.

Кто-то скажет, что Джинто – не оператор мини-бара, он отвечает за живучесть корабля! Рассмотрим подробнее это утверждение. Как вообще выглядит рабочий дисплей Джинто? Во-первых, это датчик давления воздуха. Честно говоря, Джинто вывел его на экран один-единственный раз, уж больно он неочевидный. Видимо, всё остальное время датчик присутствовал на дисплее в свёрнутом состоянии.

Во-вторых, экран, который мы видим чаще всего. Корабль, в предельно авангардистском духе представленный в виде набора сот. Это отдельные отсеки, на каждом выведен его номер. Если в корпусе пробоина, соответствующий шестиугольник загорается красным, Джинто произносит вслух номер пострадавшего отсека и нажимает кнопку, чтобы отсечь его от остальных.
Простите, но это может делать и шимпанзе, ну, кроме объявления номера, обезьяны говорить не умеют.

Второй важный экран – список матросов. Если имя в списке загорается жёлтым, Джинто кричит «такой-то такой-то ранен!», если красным – «…убит!». Как морской бой, тоже всё очень просто.

Третий экран самый сложный. На нём изображён истребитель в горизонтальной и вертикальной проекции, поделённый на участки, видимо соответствующие участкам брони. В случае  повреждения, уничтожения или критического разогрева, тот или иной сектор начинает тревожно мигать красным. Сложность в том, что это изображение требует истолкования. Вроде «у нас повреждения трёх броневых плит на левом борту, и ещё на носу, пожар рядом с реакторным отсеком».

Так вот, касательно борьбы за живучесть. Непосредственно поддерживают корабль на плаву матросы с огнетушителями и сварочными аппаратами, которые латают дыры и заменяют предохранители. Командует ими не Джинто, а Самсон. Он выделяет ремонтные бригады, он поддерживает с ними связь. По мультфильму видно, что Самсон может вывести на экран тот же экран с проекциями корабля, просто большую часть времени он смотрит на показатели температуры и мощности реактора. Безусловно, это сложнее. То есть, инженер со своего терминала имеет доступ ко всем системам корабля, просто Джинто его разгружает со всякой мелочью, для которой не требуется специальной подготовки, вроде герметичных переборок и автоматических систем пожаротушения. Когда корабль проходит предполётную проверку, Самсон рапортует «основные системы – норма», а Джинто – «вспомогательные системы – норма», ну то есть мини-бар и прочее.

И в случае повреждения, Джинто сообщает общую картину, а Самсон – конкретику, выведен из строя передатчик, перебои в работе двигателя и т.п. А что может сказать Джинто? «Та изогнутая хрень, которая у нас справа, замигала красным, и ещё на экране реактора цифры скачут, и он так пищит неприятно, бип-бип-бип»?

Да, все серьёзные решения, связанные с выживанием корабля, принимает капитан, а рекомендует и выполняет их Самсон. Впрыск охлаждающей жидкости, сброс повреждённых участков брони, отстрел реактора и хранилищ антиматерии – Джинто эти кнопки банально не доверили, чтобы он их случайно не нажал. 
– Джинто, а почему у тебя руки синие?
– А это меня Самсон-сама по рукам бьёт, «не трогай эту кнопку, не трогай эту кнопку!»

Короче, Джинто на истребителе в роли гуманитария. Оно и понятно. Стрелком или пилотом ему не стать, он не Ав, органа пространственного восприятия у него нет, к сенсорам корабля напрямую не подключиться. Для инженера у него нет технического образования. Значит, остаётся только администратор. А чем занимается администратор?

В первой книге нам описывают старший командный состав «Гослоса». При этом, он полностью совпадает с командным составом «Басройла», разве что там не пять, а шесть человек, разведены должности пилота/офицера по вооружению и первого помощника. А так, капитан, главный инженер, офицер по связи, администратор. При этом говорится, что инженер отвечает за механизмы, а администратор – за людей. То есть, администратор – офицер снабжения, кадровик, секретарь капитана. Наверняка, именно он заполняет разные документы, которые капитан должен подписывать, ну там предоставления к награде, расписки, акты о списании, всякую бухгалтерию.

На истребителе всё хитрее, экипаж небольшой, все матросы заняты обеспечением бесперебойной работы корабельных систем. А это епархия Самсона. Можно сделать вывод, что инженер должен работать с командой в полёте, а администратор – на базе. Ну там сопли вытереть, если кто-нибудь домой захочет, или помочь с составлением письма любимой девушке.

Но знаете, я не уверен, что Джинто этим занимается. Не факт, что он вообще знает матросов по именам. Доходит до смешного. Список команды ведь выводится на терминале Джинто? Джинто: «У нас раненый!» Самсон: «Кто?!» Джинто называет имя-фамилию, Самсон связывается с машинным отделением, спрашивает, что с тем парнем, ему отвечают: «а шо ему будет, он железный».
А мне почему-то кажется, что если показатели здоровья идут администратору, то и беспокоиться о людях должен администратор. Инженеру забот о реакторе хватает.

Характерный момент. «Басройл» выходит из боя. Джинто, по своему обыкновению, трепется с Лафиэль. Самсон: «Извините, что лезу к вам с такими мелочами, но раз уж боевая тревога снята, может, капитан прикажет команде снять скафандры? А то ребята там уже упарились». То есть вина капитана, что она об этом не подумала, и вина администратора, что он ей об этом не напомнил. «Конечно», - признаёт ошибку Лафиэль, - «Но почему ты называешь это мелочью? Это не мелочь!»
«Как же», - не удержался от сарказма Самсон, - «Вы так мило беседовали, не хотелось вам мешать!»
А лицо у Джинто такое глупо-виноватое, будто он до этого момента считал, что на корабле все системы обслуживает автоматика. Ну, правильно, чего графу о каких-то матросах беспокоиться? 

Что касается психологии… Чему вообще Джинто учили все эти три года? Ладно, выживание, рукопашный бой и стрелковая подготовка шли факультативом, он на них наверняка забил. Про приборы, с которыми он работает, я сказал – средний геймер за месяц может заучить больше кнопок, комбинаций и условных значений. Не так уж трудно «повторять за компьютером», как эту обязанность обозвали в блестящем фильме «В поисках галактики». Работа с главным инструментом снабженца, электронным блокнотом-калькулятором? У Славы смартфон сложнее!

Что остается? Бухгалтерский учёт, умение заполнять бланки? Здесь я склоняю голову, это высшая магия. Если Джинто этим овладел, он крут. Одевание скафандра на скорость? Опять же, умение полезное и сложное, это вам не цифры с экрана зачитывать. Помню, меня учили противогаз одевать, ой… Эксплуатация мини-бара/кофеварки? Ну… не знаю. С одной стороны, какие с ним могут быть проблемы, с другой – это армия, там всё через одно место. Может, у них и с мини-баром без диплома не разберёшься?

Психология, да, вот чему его должны были учить. Психология может пригодиться снабженцу, она нужна секретарю капитана и, безусловно, необходима кадровику-администратору. Психология для администратора – как сопромат и антимат для инженера (ну и мат, как таковой).

А с психологией у нас не очень хорошо. Сериал начинается с учебного боя на планаре, «Басройл» против истребителя местного аса, который развлекается, натаскивая новичков.
Надо сказать, это Мастер. Должно быть, звездочек двадцать на корпусе, не меньше.
Подобный уровень боя мы в сериале больше не увидим, дальше будут пихаться выпускники, причём, похоже, что у Империи, что со стороны ОЧ.
И вот такими вещами «Сейкай» поражает. Блестящий момент, но чтобы оценить его, нужно посмотреть весь сериал, а потом вернуться в начало. Мне лично потребовалась пара перемоток, уже после второго просмотра. Потому что в первый раз мы только начали вживаться в мир, мы ещё не адаптировались к скорости показа и типам кораблей, мы не отличаем «Басройл» от других кораблей той же серии, не знаем правил игры и вообще пока не понимаем, кто с кем воюет.

А ведь сериал только выиграл бы, будь там больше таких демонстраций чистого мастерства, желательно тогда, когда зритель уже сможет в них разобраться.

Итак, два кластера сближаются. Слияние! В то же мгновение в «Басройл» летит заряд антипротонов – с этого и надо начинать бой – но «Басройл» успевает уйти с линии поражения. Луч антипротонной пушки только чиркнул по защитному полю, зато у орудия «Басройла» безнадёжно сбит прицел, чего ас, видимо, и добивался. Обе машины уходят на разворот, поливая друг друга из бортовых лазеров, причём Экурия мажет, а стрелок аса накрывает «Басройл» целой очередью, от носа до кормы. Щит выдержал. Фигуры высшего пилотажа сплетаются, как драконы в брачном танце, истребитель инструктора мгновенно уходит из зоны поражения. «Как он быстр», - удивлённо шепчет Лафиэль. Машины у них однотипные, значит, всё дело в скорости реакции, в умении считать траекторию и предугадывать реакцию противника.

Но Лафиэль не привыкла сдаваться. Она включает манёвренные двигатели для быстрого разворота на 180 градусов, одновременно готовя антипротонную пушку. Ей нужен один выстрел, всего один! И, уже завершая разворот, она видит вспышку на носу другого корабля. Прямое попадание.



А теперь посмотрите, куда он ей попал и как. Ас всадил заряд точно по центру, в антипротонную пушку. Имейте в виду, что пушка стреляет не сразу, какое-то мгновение ей требуется на формирование заряда. Значит, он нажал на гашетку сразу после того, как «Басройл» стал разворачиваться, в противном случае он не смог бы опередить Лафиэль с выстрелом. При этом, его истребитель тоже куда-то летел, с определённой скоростью, и тоже выполнял какой-то манёвр. А ведь он не то что «рогов» не задел, он даже не зацепил лучом участки брони по бокам от пушки!

[Более того, прямое попадание обычно уничтожает истребитель, но это зависит от дистанции – энергия импульса на расстоянии падает, чем слабее импульс, тем большую его часть сможет поглотить щит. При прохождении сквозь силовое поле, «калибр» потока частиц зримо уменьшается (1, 2). Находись вражеский истребитель ближе, такой выстрел разворотил бы «Басройлу» весь нос, условно разворотил бы – не будем забывать, что речь об учебном бое. И щит бы не спас. То есть, ас бил с предельной дистанции, рассчитывая именно на хирургическое, точечное попадание.] 

Загораются аварийные индикаторы, Самсон начинает перечислять повреждения. Антипротонная пушка, как таковая, покинула объективную реальность. Видимо, импульс пошёл дальше, по центральной оси корабля, прямо к реактору. Реактор повреждён, но хранилище антиматерии выдержало. Мощность двигателя упала. Силовое поле отключилось, корабль полностью беззащитен.

В свою очередь, Джинто сообщает, что автоматическая система пожаротушения накрылась, наблюдается утечка воздуха, давление падает. Связи с командой нет – то ли сеть перегорела от перегрузки, то ли машинное отделение уже по горло залито расплавленным металлом, и в таком случае им всем осталось жить минут пять. 

Лафиэль приказывает пилоту начать разъединение кластеров, потому что ничего другого, кроме бегства, ей уже не остаётся. Начинается обратный отсчёт. «Мы не успеваем!», - кричит пилот, а ас в это время спокойно завершает очередной разворот, заходит им в корму и наносит coup de grace. Всё. Учебный бой закончен, «Басройл» считается уничтоженным. 

Дальше ас выходит на связь и устраивает разбор полётов. В таком примерно духе: «вы не совсем лишены таланта, дека-коммандер Аблияр, и если вам сильно повезёт, то какие-то шансы на выживание у вас будут. Ради вашей же команды я искренне надеюсь на ваше везение». Трояк, короче.

Лафиэль, покачиваясь, встаёт, извиняется, с каменным лицом говорит, что ей надо отдохнуть, и уходит с мостика. Джинто смотрит ей вслед. Самсон смотрит на Джинто. Все смотрят на Джинто.

Знаете, японская культура построена вокруг вежливости и условностей в общении. Поэтому Самсон говорил с Джинто степенно, обстоятельно, с отступлениями и примерами. Сначала он даже обратился к Собаху, старшему после капитана, за разрешением поучить молодняк уму-разуму. А если бы этот разговор состоялся в рамках русской культуры, слова Самсона звучали бы намного жестче и лаконичней: «Ей же всего девятнадцать лет, ты хоть это понимаешь, а?! Сейчас же пошёл к ней, бегом!» 

Джинто жмётся, говорит, что у него нет повода, без повода неудобно. Экурия сообщает, что, судя по показаниям датчиков, повод у него есть – его кот, Дьяхо, по совместительству корабельный талисман, сейчас находится в каюте капитана.
Понимаете, от Лафиэль так «фонило», что даже Дьяхо решил посмотреть, что там случилось.
Нет, Джинто очень милый.
И кот у него милый.
Но кот лучше разбирается в человеческой психологии.

Ещё одна тонкая деталь. Лафиэль так быстро убежала с мостика, что забыла закрыть за собой сенсорную панель, хотя это, вообще-то, должно быть на уровне рефлексов. И хотя Джинто сидит ближе, именно Самсон, продолжая свою речь об обязанностях отдельных офицеров, подходит к капитанскому креслу и аккуратно закрывает панель. Это сразу расставляет акценты и показывает, кто именно взял на себя ответственность за благополучие их маленького мирка.

Самсон на короткой ноге с командой. Самсон объясняет Джинто самые элементарные вещи, вроде того, что рядовых в увольнении нервирует присутствие офицеров. И администратору, тем более графу, не стоит появляться на пляже, где оттягиваются матросы, даже если ему самому очень хочется искупаться, а пляж там один. 

Самсон общается с Собахом, пилотом. Он единственный, кто вообще с ним общается, для остальных пилот непроницаем и они предпочитают его просто игнорировать. Самсон даже развёл Собаха на совместное распитие алкогольных напитков, несмотря на то, что Ав в принципе не пьют и не пьянеют.

А Экурия? Она влюблена в Джинто, хотя и понимает, что принцессе она не соперница. И как Джинто ведёт себя с несчастным стрелком? Его хватает только на реплики в духе «позаботься о моём коте, пока я провожу время с Лафиэль». А Экурия с детства не любит кошек, она и с Дьяхо возится только потому, что это кот Джинто. Но разве наш герой об этом думает?

А Самсон думает. Да, может показаться, что он слишком грубо подталкивает Джинто к Экурии. Неужели, спросите вы, он не видит, что с Лафиэль у парня всё серьёзно? Но тут, скорее, другое. Самсон сознательно пытается превратить любовный треугольник в треугольник постельный, с достойным slavamakarov'а цинизмом считая, что если Джинто трахнет Экурию, то легче от этого станет всем. Тут, скорее, вопрос культурных установок.

Да, Джинто хорошо умеет успокаивать Лафиэль, но даже это ему подсказал Самсон. Безусловно, Самсон самый опытный из них всех, возрастом уступая только Собаху. Но про Лафиэль Джинто должен был сам догадаться, если не как администратор, то как человек, которому эта девушка небезразлична.   

И, наконец, именно Самсон говорит Джинто, что он его друг, когда Джинто уже готов свалиться в депрессию, выдавая фразы в духе «Никто меня не любит… всем пофигу… когда я умру, никто обо мне не вспомнит…» Естественно, под «никем» Джинто имеет ввиду Лафиэль, но тем не менее. (А своего он всё-таки добьётся, в конце Лафиэль признается, что ей не пофигу, и когда он умрёт, она будет переживать.)

Короче, психологическая атмосфера на борту «Басройла», какой бы она не была, целиком и полностью на совести Самсона. По сути, он только раз серьёзно ошибся, но эта ошибка едва не привела к трагедии.
В конце сериала истребитель получает фатальные повреждения. Пора спасать людей. Лафиэль отдаёт последние приказы. Роли распределены согласно занимаемым должностям – пилот раскочегаривает шаттл-шлюпку, администратор организует эвакуацию команды. И тут Самсон не выдержал: «Капитан, можно я помогу офицеру Линну? Это, всё-таки, мои люди…» 

Подобную фразу я могу объяснить только стрессом, который Самсон испытывал после многочасового боя. В этот момент Джинто понял, что для Самсона он друг и просто хороший парень, не вопрос, а вот его профессиональные качества инженер оценивает крайне низко. Испытывая острую необходимость доказать всем, что он тоже чего-то стоит, Джинто бросился спасать отставшего от группы матроса. Тот, тем временем, покинул корабль в индивидуальной спасательной капсуле. Видимо, он поспешил катапультироваться, услышав, кто именно идёт ему на помощь. Со свойственной ему ловкостью, Джинто умудрился застрять в агонизирующем корабле, после чего Лафиэль пришлось спасать уже его. Зато когда она втащила его в спасательную капсулу, у них, наконец, появилась возможность провести несколько часов в обществе друг друга. В скафандрах.

А какой Джинто на базе, в ипостаси снабженца? О, этому посвящён ещё один эпизод. Во время короткой стычки, «Басройл» получает пробоину, видимо, от небольшого осколка разорвавшейся мины. Джинто блокирует пострадавший отсек, с радостью сообщив остальным, что там не было «ничего важного». «Ты что», - картинно возмутился Самсон, - «Там же хранятся запасные детали! А вдруг у нас что-нибудь выйдет из строя? Как это ничего важного?!»

Ладно, Джинто на базе идёт получать новый комплект запчастей. Пока суд да дело, он сплетничает с местным завскладом о новом командующем на их участке фронта, неком адмирале Бибосе. А потом у собеседника загорается какая-то надпись на экране, и он что-то говорит Джинто. Английские субтитры просто опустили этот момент, в русской версии снабженец с базы ласково сообщает Джинто, что на сегодня приём заказов закончился, «извини, парень». «Но я же с вами и говорил всё это время!» - только и смог выдавить из себя несчастный. Есть также мнение, что речь шла всего лишь о том, что необходимых деталей на складе нет, или же они не выдаются.   

Как бы то ни было, в одном случае Джинто просто опустили, указав ему на его место, в другом – сделали то же самое, но тоньше. В духе, «это там ты граф, а здесь ты никто и звать тебя никак». Устроили новичку проверку, которую он блестяще провалил. 

Тут возник вопрос, а что вообще Джинто оставалось делать в подобной ситуации? Возможно вы проявите непревзойденный талант снабженца и сообщите мне, что бы вы делали, получив от завскладом ответ "запчастей нет"? Как начальник штаба и заведующий материальной частью бригады на одной тактической игрушке, я с огромным интересом выслушаю ваш совет.
Ну, правильно, сказать «на нет и суда нет, спасибо на добром слове». У снабженцев ведь, как у женщин, «нет» значит «нет».

Не жил кое-кто при СССР, не жил. Там тоже в магазинах мяса часто не было, а если было, то люди за ним в очередях давились, и то нередко пролетали мимо касса. А моя мама приходила в магазин и получала мясо, даже без очереди. Как так может быть, если мяса не было? Загадка. А ещё были гостиницы «мест нет», и много чего ещё было, чего не было, и наоборот.
Да и в наши дни… 

Это я не к тому, что все снабженцы воры. Я о том, что при внеэкономическом распределении возрастает роль людей, которые при нём находятся и так или иначе могут на него влиять. Да, ещё, есть в жизни одно хитрое правило. У снабженцев всегда есть запас. Иначе, может оказаться так, что нечто срочно потребуется, начальнику, допустим, или ещё какой форс-мажор, а у них этого не окажется. И всё. Поэтому «нет» в их устах почти всегда означает «есть, но не для вас». Представляете, подходит главнокомандующий кронпринц Дусанн, Адмирал Империи, и говорит: «Нужна деталь А2». А ему: «Извините, я их все уже продал налево такой детали нет, зайдите на той неделе». Ха!

В любом случае, Джинто не обозначил свою просьбу, как значимую. У него война, а у них отчётность. Видели на базе этих офицеров снабжении с истребителей, всем подавай всего, да побольше и в двух экземплярах. Перебьётся.

А насчёт того, что делать…
У меня  лично сразу сцена в голове возникла, соответствующая:
«Встать, когда разговариваешь с боевым офицером и дворянином!» - неожиданно звонко завопил Джинто, - «Там война, мать твою, ты меня понимаешь, мы гибнем там, пока ты, крыса тыловая, авские сухари жуешь! Я ведь тебя, суку, в Информационное Бюро сдам, как вредителя и шпиона! Ты у меня в первой волне атаки пойдёшь, мы тебя на мину посадим, блять, вместо системы наведения!»
«…Ваше превосходительство...»
«Ну, ну», - сразу смягчился граф Хайде Линн Рок Джинто - «Пробей заказ, ну что тебе стоит? Не своё, чай, казённое».

Шутка, конечно, но тем не менее. Это называется программированием административного голема. Скажете, нет у Ав голема? Ну, у Ав, может, и нет, а на снабжении там люди сидят, где же им ещё сидеть – в пилоты не возьмут, в десанте убить могут.

Вообразите себе других персонажей на месте Джинто. Аблияры сразу давят, хрен их кинешь. Споор торгуется – попросит три комплекта, получит один, все довольны. Самсон просто друг и собутыльник всего местного отдела снабжения, его обслуживают в первую очередь.
А если бы slavamakarov писал книгу о приключениях снабженца? О! Раз в команде уже есть и граф, и принцесса, и миллионер, то поверьте, в рамках его сюжета, офицер-администратор не то что деталь, новейший прототип истребителя с усиленной защитой выбил бы, для полевых испытаний. Так сказать, разовым крупным пожертвованием в пенсионный фонд ветеранов Космофлота (… - здесь должна была быть ссылка на пост, который я не написал).

Джинто, по крайней мере, мог обойти снабженцев своей эскадрильи и узнать, у кого есть лишний комплект. А он всегда есть, это армия, всем подавай «всего, побольше и в двух экземплярах». Ну и махнулся бы с ними на два ящика растворимого кофе. Ведь каждый раз, когда истребитель уходит с базы без полного набора запчастей, это его вина, как корабельного администратора.

В следующем бою «Басройл» серьёзно пострадал, после чего оказалось, что с имеющимися в наличии материалами пострадавшие системы не починить, хорошо, если до базы дотянут. Пришлось Джинто опять сидеть с глупо-виноватым лицом.

Нет, в следующий раз его запрос на базе звучал следующим образом: «Дайте нам, пожалуйста, всего побольше… сколько сможете. Когда мы ещё сюда вернёмся…». Это уже лучше, хотя и ненамного, пессимистическая нотка всё портит. С другой стороны, к тому времени через тыловую базу снабжения прошла линия фронта, а на передовой законы другие, там игры в «я начальник, ты дурак» никого не волнуют.

В общем, если хотите моё мнение, Джинто не стоит работать там, где требуется общаться с людьми. В лучшем случае, его потолок – продавец-консультант или воспитатель детского сада. Снабженец, администратор, дипломат – никогда. Джинто верит людям, Джинто не понимает людей, и Джинто не готов брать на себя ответственность. Странно, но такое чувство, что за три года между первой и второй частью с ним произошло что-то вроде социальной дезадаптации. Ну не был он таким раньше! Понятно, что в «Звёздном гербе» Джинто проявил себя на планете, а тут всё действие разворачивается в космосе, в мире Лафиэль. И всё равно, он уже три года живёт среди Ав, мог бы и привыкнуть.

Уж не знаю, что тому виной. То ли высшее образование, то ли страстная любовь к Лафиэль, то ли он перед началом второго сериала на травку подсел. Чудное у него какое-то состояние, просветлённость без просветления.   

Может, его ещё удастся спасти, перебросив на какую-нибудь абстрактную аналитику. Что, кстати, заставляет задуматься о том, откуда в Сейкае берутся штабисты. Логично ведь, что Джинто при Лафиэль будет именно эту роль играть, учитывая фактор психологической совместимости и так далее. Но сможет ли офицер-администратор заняться планированием? С другой стороны, может у Ав штабисты до сих пор до конца не отделились от квартирмейстеров? Ладно.

Кстати, Лафиэль в этом сериале тоже не блещет. Хорошая девочка, упорная, но…  Это не будущая Императрица, какие бы авансы не раздавал ей автор. Где-то её отец ошибся в своих педагогических экспериментах по воспитанию сильной личности. Он, впрочем, и сам об этом догадывается, признаваясь сыну, младшему брату Лафиэль, что с ней он занимался больше ради собственного удовольствия, чем по уму. А понятия об удовольствии у него своеобразные… собственно, и признание сыну («…но тебя я уже растил, как отец») могло быть очередным психологическим опытом над собственными детьми.
А от постоянных папиных приколов и подстав Лафиэль выросла замкнутой, упрямой и нервной. Нельзя так девочек воспитывать, не вышло из Дубуса второго Макаренко.

…Все истребители выстроились перед боем, идут бок в бок, ровными рядами. Тут Лафиэль замыкает, и она с воплем «вперёд, в атаку!», врубает форсаж и уносится навстречу облаку вражеских мин. Командир эскадрильи (кстати, родная сестра покойного барона Фейдбаша) ласково смотрит на эту клоунаду, а потом объявляет: «Ладно, неужели вся слава достанется одному «Басройлу»? Давайте и мы за ним полетим!»

Другой эпизод. В гуще боя, командир эскадрильи командует отступление. Лафиэль опять перемыкает, и она начинает говорить, что «Басройл» ещё не получил серьёзных повреждений, всё нормально, она ещё может продолжать сражаться! «Аблияры не отступают», короче. Три года прошло, как Лекш устроила ей образцовую выволочку за неумение слушать приказы и думать по мере их поступления. Три года, уже дека-коммандер, корабль свой, а всё без толку. Больно череп у принцессы толстый. Ладно, командир эскадрильи опять начинает объяснять, что приказы не обсуждаются, что дают их не от балды, что, в конце концов, выйти из боя стоит именно до получения серьёзных повреждений, потому что потом будет поздно.
Да. И ведь Лафиэль не понимала, что ещё пару часов в таком режиме, и команда начнёт делать ошибки. И раз появилась возможность немного передохнуть, нужно немедленно её использовать, чтобы потом снова вернуться в бой.

И ещё одна сцена, но уже, скорее, как авторская издёвка над штампами космического боевика. Лафиэль кидает «Басройл» на строй вражеских истребителей. Все стреляют. Лафиэль стискивает зубы: «Я никогда не проигрывала дуэлей!». И тут же ловит прямое попадание, которое подводит черту под судьбой имперского истребителя «Басройл», дальше уже только эвакуация с гибнущего корабля. И это в тот момент, когда мы ждали, что сейчас в ней заговорит кровь десятков поколений асов, и она всем покажет! Правда, возможно, что она всё-таки успела подбить один вражеский истребитель, за мгновение до рокового удара.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author