Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:
  • Mood:
  • Music:

«Звёздный штандарт» - расстановка фигур

Ладно, я, всё-таки, не бразильский сериал пересказываю. Пора заняться делом. Переходим на стратегический уровень. Здесь сразу нужно заявить ряд вещей. Во-первых, я не читал книгу, где, наверняка, объясняются многие тонкости и непонятки. Я сужу только по сериалу. Во-вторых, всякие далеко идущие умозаключения я делаю на основе своего опыта игры в Slay, Kessen и чтения Нормана. Простенький Slay, как таковой, помогает настроить мышление на нужную волну. Глобальное планирование в Сейкае вполне сопоставимо с этой игрушкой, и даже карта разбита на те же шестиугольники. Там где Slay закладывает основу, Норман даёт всё остальное. А Kessen стоит рассматривать, как образец чисто японского взгляда на стратегию, битвы Сейкая очень хорошо легли бы на игровую механику серии. 

Рассмотрим игральную доску, на которой состоялось самое крупное сражение второго этапа войны, завершившее операцию «Ренибу», «Призрачное пламя». Представим себе неправильный ромб, образованный на планарном пространстве четырьмя сордами. Условно южной вершиной ромба является Сорд Аптик. Ближе всего к нему Уимбли, на западе. Напротив Аптика находится Дуремар, последняя, восточная вершина ромба – Мискел. Западнее Уимбли есть ещё два сорда, но их можно не запоминать. Севернее Мискела находится Сорд Миофранде, по мультфильму Миофранде и севернее, и западнее Дуремара (схема).

Изначально, имперское наступление шло по линии Аптик-Дуремар, с условного юга на условный север. Для обеспечения наступления были также захвачены системы по сторонам от основной линии, а именно, Уимбли и Мискел. Первый флот, 12 крейсерских дивизий адмирала Споор, всё дальше и дальше продвигался на «север», не встречая сопротивления. Образовался выступ, центром которого был Дуремар, а основанием – Аптик, через который и шло снабжение всей группировки. Вторая линия снабжения пролегла через Мискел.

В этот момент к принцу Дусанну стали поступать сведения об активизации вражеской разведки. Было замечено несколько разведывательных крейсеров, часть была уничтожена, части удалось уйти. Стало ясно, что флот ОЧ готовит контрудар, с целью перерезать снабжение и разгромить Первый, Второй, Третий и Четвёртый флот. Изначально имперская разведка оценивала силы врага в 180-200 дивизий, потом это число понизили до 170, плюс-минус 15. В итоге, их оказалось именно 170. Но мне кажется, и первая цифра имела под собой определенные основания, просто она исходила из предполагаемых темпов военного производства. Те самые 20-30 дивизий вполне могли в этот момент прикрывать какое-нибудь другое направление. В любом случае, это означало, что к началу операции «Ренибу» Империя проигрывала промышленную гонку, соотношение сил 140 к 120 времён сражения за метрополию превратилось в 150 к 170 у Сорда Аптик. Естественно, лидерство возвращается к Империи в тот момент, когда она заканчивает формирование 70 числящихся в резерве учебных дивизий, но это потом, а генеральное сражение нужно выигрывать сейчас.

Более того, согласно полученным разведданным, флот Объединённого Человечества практически целиком состоял из крейсеров. Вздохнув, принц заметил, что и у них в Империи были те, кто предлагал переформировать Космофлот под крейсера, но тогда, до войны, этим планам не дали хода.

Мне кажется, это та фраза, которая многих увела в сторону, заставив считать Империю более консервативной с точки зрения кораблестроительной политики и военной доктрины. Нет, конечно, истребители были нужны Имперскому Космофлоту по самым разным причинам, в том числе чисто эстетического характера. Кто ещё спляшет танец победы в небе покоренной планеты, когда истребители спускаются до стратосферы и быстрыми росчерками провозглашают – Имперский Космофлот вступил в бой за эту планету, Имперский Космофлот победил?! Разве крейсер так может? И потом, Космофлот начинался с истребителей, они обеспечивают связь с традицией, преемственность поколений.

Но помимо всего этого, есть и прагматические соображения. Представим, что одних и тех же ресурсов, прежде всего человеческих, нам хватает для обеспечения командами тысячи крейсеров или десяти тысяч истребителей. Какой выбор мы сделаем? Мы – Ав. Наши капитаны, пилоты и стрелки напрямую подсоединяются к корабельным сенсорам. Это наше преимущество и наша слабость, нам нужны хорошие капитаны, умеющие координировать действия команды в условном пространстве, образованном слиянием сознания и машины. Если мы посадим молодняк на крейсера, мы получим тысячу  посредственных командиров. Из тех, кто переживёт грядущие бои, у сотни-другой может обнаружиться настоящий талант. Но каждый глупый или невезучий заберёт на тот свет целый крейсер с командой. В варианте истребителей, за вычетом неизбежных потерь, мы всё равно получим несколько тысяч командиров с реальным боевым опытом, из которых уже сможем отобрать подходящих капитанов для более крупных кораблей. Проще говоря, уйдя в начале войны в истребители, мы получим хороший задел на будущее. Это стратегическое  решение.

И потом, как мы сможем оценить и развить командирские качества юных дека-коммандеров Аблияров, если отправим их служить на крейсер, стрелками?

А для ОЧ всё было проще. Большая орудийная платформа, малая орудийная платформа, везде перед экранами сидят одни и те же операторы. Разве что у истребителя хуже защита и он более требователен к реакции и навыкам пилота, а опытных пилотов повыбивали в начале войны. В том, что они переключились на производство крейсеров, нет ничего удивительного. Другое дело, а где были эти крейсера? Да и от истребителей люди не отказались, у Сорда Аптик их было полно.

(Не стоит переоценивать имперское увлечение истребителями. После начала войны они успешно ввели в строй качественно новые модели линейных миноносцев и крейсеров. Для сравнения, ещё в «Ренибу» активно использовались истребители как бы не десятилетней давности, времён присоединения Мартина. И проблема низкой живучести истребителей вполне осознавалась имперскими конструкторами. Шли разработки новой, более тяжёлой и лучше защищённой машины. Пока же истребительные отряды, в первую очередь только что сформированные, получали промежуточную модель, типа «Басройл». Она, в свою очередь, оказалась весьма удачной.)

Мне кажется, дело в другом. Скорее всего, изменилось соотношение кораблей в дивизии. Отталкиваясь от собственных расчётов, оценок eleyvie и обрывочной авторской информации, я предполагаю, что на начало войны в стандартной дивизии было 60+ транспортов-танкеров, 230-260 лёгких кораблей (истребители и сторожевики в соотношении 3:1), 3-5 крейсеров и 10-12 линейных миноносцев. Единовременный залп одного миноносца – примерно 80 мин. Судя по всему, ОЧ довело количество линейных миноносцев до 20, при этом в дивизии было не меньше десяти крейсеров, а то и все двадцать. Возможно, при этом количество истребителей сократилось, но там может быть что угодно, в диапазоне от 150 до 50. Дивизия Объединённого Человечества стала тяжелее и неповоротливей своего имперского аналога. 

В чём у людей была проблема, так это с тактикой.

Естественно, мнения разделились по всему спектру возможностей: от безусловного восхищения мощью нового оружия и утверждения о главенствующей роли танка в следующей войне, до недоверия к не слишком удачной инновации и принижения их роли до средства сопровождения пехоты.

Как я уже писал, Империя последовательно разрабатывала концепцию применения соединений крейсеров в качестве основной ударной силы. Минный залп в этом варианте синхронизировался с атакой крейсеров, а то и следовал прямо за ней, сокрушая рассеянные «кавалерией» ряды.
В то же время, тяжёлые дивизии ОЧ были рассчитаны на какой-то странный извод классической линейной тактики. Насколько я могу судить, упор делался именно на долгий предварительный обстрел минами, для чего, собственно, и требовалось наращивать количество тяжёлых кораблей в ущерб лёгким силам. Потом вперёд шли истребители. Крейсеры использовались для поддержки и усиления отрядов «пехоты». Одним словом, крейсеров у ОЧ было больше, но они были рассеяны по дивизиям, и командование ОЧ плохо представляло себе их реальные возможности. Не говоря уже о том, что в этот раз Дусанну противостоял клинический идиот. Но об этом позже.

Тем не менее, узнав о том, что по тяжёлым кораблям у врага преимущество, кронпринц почувствовал себя трогательно незащищённым, и приказал передать Первому флоту Споор ещё 13 дивизий крейсеров, вдобавок к уже имеющимся. В итоге, 25 дивизий были собраны в единый кулак, готовый прорвать и разрушить вражеский строй. Мне кажется, это прекрасная иллюстрация того, как по разному стороны трактовали роль крейсеров, и кто именно делал на них ставку в предстоящей битве. 

Заодно можно опять упомянуть тему ресурсов на войне. Вряд ли у Дусанна было много лишних, нигде не занятых кораблей. Тем не менее, когда приспичило, он сумел наскрести по сусекам 12 дивизий крейсеров (13 – с помощью начальника штаба). А Джинто деталь какую-то не смог достать! 

…В чём Объединённое Человечество оказалось новатором, так это в области минного вооружения. Если посмотреть сериал, становится понятно, что у тамошних мин было два возможных пути развития.

Один можно назвать условно «имперским», условно, потому что Империя не стала его использовать. Это установка на мину генератора силового поля. Это значительно повысило бы её живучесть, особенно учитывая то, что большая часть мин перехватывается лазерными пушками на последнем отрезке траектории.

Плюсы очевидны.
В нормальном пространстве при дальнем обнаружении мина сможет полностью игнорировать ослабленные расстоянием лазерные лучи.
Истребитель, пожалуй, просто не успеет прогрызть щит мины двумя своими лазерными установками, особенно если речь идёт о планарном бое и о единичном кластере, то есть точка слияния с кластером мины будет находиться неподалёку от самого истребителя. Объём кластера-то у него небольшой. Единственный шанс – сманеврировать в её сторону носовой антипротонной пушкой, а этого он может и не успеть.
Крупный корабль, собственно, крейсер, бессильный против подобной мины на большой дистанции (если не считать крупнокалиберных орудий), вблизи сможет её одолеть – но только сконцентрировав на одной мине огонь сразу нескольких бортовых установок, и то, если ему повезёт. Учитывая, что там вряд ли будет одна мина…

Минусы тоже очевидны.
То, что мина выйдет дороже – не такой уж минус. Она в любом случае не дороже истребителя, а имеет очень хорошие шансы уничтожить его с одного попадания. Не говоря уже о крейсере и всяких там транспортах с миноносцами. То, что она будет тяжелее и медленнее? Ну, опять же, истребитель от неё не убежит. А раз уж она всё равно получается габаритнее, можно туда и дополнительные баки с антиматерией вписать, заодно и дальность увеличится. Мне кажется, этот вариант понравился бы slavamakarov'у. Он бы и магнитную ловушку с АМ-топливом поместил в цистерну с водой (используемой для создания реактивной массы в нормальном пространстве), так что бы даже пробивший обшивку лазерный луч причинил бы супер-мине особого вреда.

Нет, во-первых, проблема в том, что большая мина не встанет в стандартную ячейку миноносца. Во-вторых, самая супер-пупер мина легко перехватывается простой, обычной и более дешевой, а саму её использовать в качестве перехватчика не имеет смысла. Хотя нет, это я загнул – мины будут перехватываться в любом случае, вопрос в тех, которые долетят да кластеров врага. Если они окажутся более эффективны, все затраты сразу окупятся.

Итак, у нас получается дорогая мина чисто атакующего характера, которую лучше всего использовать по вражеским кластерам с минимального расстояния, а с предельной дистанции – только по слабовооружённым целям. Очевидно, что мы говорим о минном вооружении крейсера. Точно также можно решить проблему с габаритами, для шахты крейсера длина мины значения не имеет, главное, чтобы она по диаметру влезла. В конце концов, сверху шахту можно прикрыть не заслонкой, а бронеколпаком.

Понятен и смысл такой инновации. Это был бы имперский ответ на увеличение количества крупных судов в отрядах ОЧ, специальная противокорабельная мина.

Как бы то ни было, это не сбылось.
Поговорим о том, что было на самом деле. Второй путь состоял не в повышении живучести самой мины, а в увеличении количества поражающих элементов. Его и выбрало ОЧ. На мину ставились четыре самонаводящиеся боеголовки с достаточно развитым кибернетическим интеллектом. При этом, при входе в кластер или нормальное пространство, мина сбрасывала планарный двигатель и имитировала подрыв. Фрагменты корпуса при этом становились ложными целями. Разделение мины на четыре части понижало вероятность поражения, малые размеры и активное маневрирование теоретически позволяли хотя бы одной боеголовке прорваться к цели сквозь заградительный огонь. И, в конце концов, у истребителя было всего две лазерные турели, он мог банально не успеть перехватить все цели. И даже крейсеру проще сбить пять больших мин, чем двадцать маленьких.

К тому же, боеголовки умели притворяться невинными обломками. В кластере деваться им некуда, остаётся только медленно дрейфовать к центру местной мини-вселенной, чтобы в последний момент врубить двигатель и атаковать цель в упор. Это действительно очень неприятный сюрприз, особенно после отбоя минной тревоги.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author