Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:
  • Mood:
  • Music:

Сказка о мёртвой царевне, древняя модель

Попал по телевизору случайно на старый мультфильм, "Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях".
Хороший мультфильм.
Пушкин велик.

Подумалось, что Пушкин где-то услышал, что все сказки - про инициацию. Поэтому, взяв за основу европейскую сказку про Белоснежку, он намеренно архаизировал её, вернул к корням. Дурацкие гномы стали богатырями, воинами, что сразу изменило звучание. Теперь речь пошла о типичном мужском, воинском братстве, дружине из юношей и ветеранов, живущих обособлено в лесной сторожке, добывающих пропитание охотой и убивающих врагов племени:

Перед утренней зарею
Братья дружною толпою
Выезжают погулять,
Серых уток пострелять,
Руку правую потешить,
Сорочина в поле спешить,
Иль башку с широких плеч
У татарина отсечь,
Или вытравить из леса
Пятигорского черкеса.


(Как неполиткорректно, да?)

Молодую девушку символически изгоняют из племени и отправляют к ним, прислуживать, выполнять женскую работу, "оскорбительную для мужской силы" (как сказали бы герои Нормана). Ну и просто быть их женщиной. Опять же, характерно, что жрица (царица) или её помощница доводит девушку не до самого места, последний отрезок она должна пройти сама. Джон Норман, при этом, обратил бы внимание на то, что в самом древнем варианте ей ещё связывали руки:

Делать нечего. Она,
Черной зависти полна,
Бросив зеркальце под лавку,
Позвала к себе Чернавку
И наказывает ей,
Сенной девушке своей,
Весть царевну в глушь лесную
И, связав ее, живую
Под сосной оставить там
На съедение волкам.
...
«Что? — сказала ей царица, —
Где красавица девица?»
— Там, в лесу, стоит одна, —
Отвечает ей она. —
Крепко связаны ей локти;
Попадется зверю в когти,
Меньше будет ей терпеть,
Легче будет умереть.


Но потом уже это стало чисто символическим жестом, без реального наполнения, просто на словах. Собственно, "волки" и "звери" - это и есть живущие в лесу молодые воины, типичный индоевропейский тотемизм.
Итак, это её, женское, посвящение. Или один из его этапов. Жизнь в обществе мужчин, забота о них, зависимость от них и удовлетворение их желаний.
Очевидная параллель со словами madius'а о том, что некоторым девушкам в определённом возрасте пошло бы на пользу чисто мужское окружение (про обратное мнение я тоже помню). В этом случае убирается основной источник неправильных поведенческих моделей, тот самый заразительный дурной пример. Меняются ориентиры, девушке приходится прикладывать все усилия к тому, чтобы нравится мужчинам, не заботясь о мнении сверстниц, и так далее.
И, конечно, можно вспомнить другой сюжет, более мрачный, где девушка похищается на самом деле, а не понарошку, и готовят её к участи бесправной рабыни в чужой земле. Общий принцип тот же, но, скажем так, средства... короче, "Белоснежка и семь гестаповцев", моя любимая детская игра.

Да, и когда подходит срок, ей предлагают, как вариант, выбрать мужа среди этих воинов. Но, возможно, это тоже дань формальностям, в нашей сказке жених у девушки уже есть. Собственно, как мы помним, инициация начинается сразу после сватовства, так что её можно рассматривать, как подготовку к семейной жизни, что логично. Итак, за девушкой снова приходит жрица-мачеха-царица (или её прислужница), чтобы провести её через обряд символической смерти. Её провожают, оплакивают, омывают (проводят обряд очищения), кладут в гроб. Этим, как бы, снимаются негативные аспекты пережитого опыта, остаётся только польза. Ритуальный гроб, кстати, висит между небом и землёй, между полом и потолком, как огромная люлька-колыбель.

И потом за ней приходит жених (который в "поисках" проходит через свои личные испытания), "будит" её, и она восстаёт из гроба, девой и невестой, родившейся заново. "В руки он ее берет, И на свет из тьмы несет".

...Ну, правда, h_factor мне напомнила, что Пушкин взял этот сюжет из одной русской сказки. Полли права:

Написано осенью 1833 г., напечатано в 1834 г. Представляет собой свободную обработку в чисто народном духе русской сказки , с введением мотивов из западноевропейского (немецкого) фольклора.

Вот, кстати, и конспект самого Пушкина:

Царевна заблудилася в лесу. Находит дом пустой — убирает его. Двенадцать братьев приезжают. «Ах, — говорят, — тут был кто-то — али мужчина, али женщина; коли мужчина, будь нам отец родной, али брат названый; коли женщина, будь нам мать, али сестра»... Сии братья враждуют с другими двенадцатью богатырями; уезжая, они оставляют сестре платок, сапог и шапку. «Если кровию нальются, то не жди нас». — Приезжая назад, спят они сном богатырским. Первый раз — 12 дней, второй — 24, третий — 31. Противники приезжают и пируют. Она подносит им сонных капель... и проч.
Мачеха ее приходит в лес под видом нищенки — собаки ходят на цепях и не подпускают ее. Она дарит царевне рубашку, которую та надев, умирает. Братья хоронят ее в гробнице, натянутой золотыми цепями к двум соснам. Царевич влюбляется в ее труп, и проч.


Что же. Основные детали те же. Лес, по которому девушка должна пройти одна, дом, в котором живёт дружина, мачеха, вызывающая мнимую смерть, подвешенный гроб. В остальном следует признать, что русские сказки сохранили больше истинных, архаичных деталей, что и неудивительно.

И всё же, Пушкин - это Пушкин. Чего стоит сцена с вопросами Солнцу, Месяцу и Ветру?

Красно солнце отвечало, —
Я царевны не видало.
Знать ее в живых уж нет


И это логично. Солнце знает всех, кто живёт, потому что вся жизнь связана с небесным светилом. Но чтобы знать точно, надо спросить у Месяца. Луна - солнце мёртвых, если царевна среди них, он её видел. Но и Месяц ничем не может помочь. Остаётся спросить у Ветра. Ветер ведает теми, кто застрял на полпути между миром живых и миром мёртвых, как правило, их души и носятся ветром, вихрями, между небом и землёй. И Ветер выдаёт точные указания.

Хорошая сказка.
Tags: миф, сказка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments