?

Log in

No account? Create an account
Графомания (заодно бароно- и адмираломания) - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Графомания (заодно бароно- и адмираломания) [Jan. 16th, 2007|09:58 pm]
Григорий
[Tags|]
[mood |...уф]
[music |шум телевизора]

***

А мы пираты космоса, акулы звёздных трасс,
Небесные медведицы дрожат при виде нас
На хвост кометам наступаем мы всегда
И всё на свете чепуха и ерунда.

Песня с детской пластинки


Поэзия, тебе полезны грозы!
Я вспоминаю немца-офицера:
И за эфес его цеплялись розы,
И на губах его была Церера.

Осип Мандельштам


Огромный, чёрный в жёлтых полосах пепелац «Упш» замер над посадочной площадкой, а потом ухнул вниз, мягко спружинив на растопыренных лапах. С лязганьем откинулся люк. Вокруг ещё садились зализанные кортежные пепелацы, когда эцилоппы личной охраны, сбежав по трапу, построились в две шеренги. Малиновые огни заметались на высоких гребнях их шлемов. Напротив, на плацу, уже вытянулся ровными рядами гарнизон Четвёртой Базы.

Наконец, в образованный охранниками живой коридор сошёл сам командующий.

Грянуло троекратное ку. «До чего довёл планету этот фигляр ПеЖе», - поморщившись, подумал адмирал Огюст Мартес Огасавара. Рядом улыбнулись, уловив плохо скрытую мысль командира. Покойный диктатор злополучного Плюка давно уже стал притчей во языцах.

Самопровозглашённый адмирал, Огасавара был пиратом. Подобно следу от невиданного транклюкатора, его люди кровавым зигзагом прошлись по всему скоплению Прима галактики Кин-дза-дза. Цикл спустя его боялись, его именем пугали. Кто знает, может быть, даже называли детей. 

Сейчас адмиралу больше всего хотелось размяться. Нет, его флагман, «Упш», был хорошим пепелацем. Роскошным даже. Шутка ли, он был построен вокруг бронированной капсулы-бункера какого-то очередного планетарного диктатора, с кабинетом, спальней и даже небольшим бассейном. Что стало с диктатором, Огасавара уже не помнил. Видимо, просто приказал расстрелять. К тому времени ему уже надоело придумывать правителям покорённых планет интересную смерть, и запуск в стратосферу на их же собственных «последних вздохах» утратил свою свежесть. Как бы то ни было, но, спустившись на планету после успешного штурма, Огасавара был очарован как количеством удобной роскоши, втиснутой в небольшую площадь двухэтажной бронекапсулы, так и толщиной её адамантовых стен. Луч стационарного транклюкатора броня держала запросто. Вырезать капсулу из окружающих построек и поднять её на поверхность было уже чисто инженерной задачей. Впрочем, как и расчёт конического внешнего корпуса с необходимой мощностью цапы. Два форсированных транклюкатора на вращающихся установках довершили вооружение флагмана. Были в пиратской армаде пепелацы, способные превзойти «Упш» в манёвренности, но по защите, вооружению и комфорту равных ему не было. И всё же…

«Пепелац пирата должен быть велик, ржав и стар. С него свисают хоботы, которыми высасывают луц, а в круглом брюхе хватает места для рабов и добычи», - почему-то вспомнил адмирал. Эту мысль он спрятал. «Пират должен быть нечёсан и нечист, с протезами на месте частей тела. Носит он грязный комбинезон, весь обвешан оружием, а в руках сжимает здоровый транклюкатор с дырчатым кожухом». Огасавара посмотрел на развевающийся над плацем флаг, белый цветок на чёрном фоне. Его флаг.

Нет, ни он, ни его люди не были похожи на пиратов. Подогнанная по телу адмиральская форма чернела чистой тьмой, ремни едва ли не блестели. Разве что оружие: обязательный транклюкатор на правом бедре, меч в ножнах слева. Рассказывали, что в рукоять меча вмонтирован второй, миниатюрный транклюкатор.
…Ещё говорили, что если навести на адмирала визатор, то ни один огонёк не загорится, ни оранжевый чатланский, ни зелёный пацакский. Впрочем, на памяти присутствующих никто не решился подойти к Огюсту Мартесу с визатором. Неудивительно, ведь своим девизом командующий провогласил невозможное:

Ни жёлтых штанов,
Ни малиновых штанов,
Ни цаков,
Ни основ жизни!

И не только провозгласил, сделал невозможное нормой жизни в своей армии и на своих базах.

Тем временем, короткая торжественная часть закончилась, к прибывшим подкатились две шестиколёсные тачанки. Какое-то мгновение адмирал думал о том, чтобы пройтись пешком, но учитывая расстояние, это было неразумно. Когда же он представил следующий за собой кортеж, ему осталось только вздохнуть и забраться на пассажирскую платформу. Тачанки тронулись.

«Всего-то… сколько времени прошло?» – опять подумал он про себя. «Что у меня было, когда я начинал? Три дряхлых пепелаца?». Дорога прыгнула в тоннель. Водитель специально проложил маршрут через ангары будущего Ударного флота. Стоящие там пепелацы формой напоминали яйцо и смахивали на новейшие эцилоппские модели. Несколько таких же сопровождали «Упш», и пока во всём флоте их не набралось бы и десятка. Работы в ангарах ещё продолжались. Когда будут готовы, их будет триста, через пол-цикла – все шестьсот.

…Из трёх первых пепелацев два до сих пор были в строю, на них летали командующие Второго, вспомогательного флота, куда переводились устаревшие машины из Главного. Помимо всего прочего, Второй флот занимался разведкой и сбором сведений. Кстати, оба командира подарок своего адмирала не оценили, и, будь их воля, выбрали бы себе машины поновее. Что сказать, весь смысловой пакет, завязанный на этом жесте, прошёл мимо них.

Кадры, кадры были вечной головной болью. «Большинство моих людей не видят дальше своего носа. Их представления о власти и величии заканчиваются одним: все будут ползать на четвереньках, а мы будем на них плевать. Я им твержу о вселенной, а они мне: зачем? Едва удалось наскрести амбиций на непосредственных заместителей». И то, двоих в своё время пришлось убить – они настолько уверились в своих силах, что решили бросить вызов самому адмиралу. «А ведь у этих, хотя бы, была воля… мозгов, жаль, не хватило». В остальном, ему оставалось только отбирать, просеивать, комбинировать и надеяться. В капитаны он стремился выводить тех, кто отличился в штурмовых группах во время зачистки планет; Огасавара предпочитал считать, что бои в разветвлённых подземных коммуникациях развивают инициативу и пространственное мышление. В конце концов, смерть на планете всегда зрима, как и последствия ошибки, а в космосе капитан разом гробит и себя, и команду, не успев понять, как и насколько он облажался.

Был ещё вопрос количества, но он решался проще. В Третий флот входили самые что ни на есть пиратские пепелацы с просторным брюхом. Они вербовали, приобретали, да и попросту похищали рабочую силу для заводов Четвёртой базы. Надо сказать, здесь к ним относились не как к рабам, а как к сотрудникам, даже выдавали специальные чатлы, на которых можно было отовариваться в местных магазинах. Что ж, многие действительно втягивались в работу.
Кстати, из соображений безопасности, адмирал стремился как можно дальше развести действия Главного и Третьего флотов, только изредка подключая последний для вывоза особенно богатой добычи.

…Обычно атака начиналась и заканчивалась стремительно. Тех, кто сопротивлялся, пускали в распыл, местных правителей – в обязательном порядке (считайте это адмиральским капризом). После уничтожались все пепелацы, для которых не хватало луца или призовых команд, луцеколонки выкачивались досуха и сжигались транклюкаторами. Затем флот прыгал к оговоренной точке сбора. Удивительно, но проявляя понятный интерес к луцу, КЦ, гравицапам и прочему шмату, чатлы пираты не трогали.

…Да, помнится, он с командой – ещё той, первой – действовал в соседнем скоплении. Им, ему удалось перехватить конвой местного банка и взять немыслимый куш: более миллиона чатлов! Тогда его просто мутило от азарта. Но надо было переходить на новый уровень, их ждала Прима, колыбель плюканской цивилизации. Всё вперемежку, контрабандисты, эцилоппы, власть, пацакские планеты. В планах Огюст уже видел себя во главе нового центра силы; следовательно, приходилось считаться с остальными. Больше всего он опасался энцилоппов, они единственные представляли единую организацию в рамках всего скопления. В те дни их держал Дергач, железной рукой держал. ГлавЭцилоппу уже перевалило за сто, контрабандисты боялись его как огня, на планетарных диктаторов он сам плевал. Иногда и буквально, плюкой в глаз.

Дергач был величиной. Да и задолго до него, хоть те времена уже отошли в предания, никто не осмеливался шутить с эцилоппами. Само существование Дергача связывало Огюсту Мартесу руки, ограничивало полёт его мысли. Теперь адмирал мог признаться себе в том, что это была почти слабость.

В ГлавЭцилоппе просматривалось лишь одно уязвимое место. Он был жаден. Жестокий, справедливый, умел стричь и оставлял на развод – но всё свыше этого драл подчистую. В глобальном смысле мог сказать себе «хватит», поэтому за границы скопления не лез, но в мелочах – никогда.

Потратив немалое количество чатлов, Огюст получил выход на личный номер Дергача в голо-сети. Того известили, что Огюст Мартес Огасавара, со всем уважением, преподносит достойную дань за право работы в его зоне. Миллион наличкой. И прямая трансляция с голо-камеры, здоровенный куб чатлов, обтянутый прозразной плёнкой и висящий на орбите известной ему планеты. Никто бы не устоял, что там Дергач. Неделю он выжидал, а потом, забив окрестности планеты пепелацами подчинённых, полетел смотреть подарок. Лично, потому что доверить такое невозможно, предаст любой. Будучи лисой старой и стрелянной, Дергач подвёл пепелац как можно ближе, а потом выполз из люка в скафандре, ощупывая пространство мощным сканнером.

Он не знал, что камера передавала картинку окружающего пространства не только ему, но и нежданному дарителю. Огасавара смотрел голо и ловил момент. Когда расстояние стало оптимальным, с одной стороны, и критическим с точки зрения чувствительности энцилоппского сканнера, будущему адмиралу осталось только холоднокровно выжать каппу.

Беззвучный взрыв разметал огромную стопку чатлов. Кусочки сверхпрочной монетной керамики разлетелись на сотни километров во всех направлениях. Чертовски дорогая шрапнель получилась, но Дергача нафаршировало как миленького, скафандр там или нет.

Сам Огасавара предпочёл считать это жертвоприношением золотого тельца, и в очередной раз остался непонятым своей командой. Дело чуть не дошло до открытого бунта, и только укоротив на голову тех, кто её совсем потерял, он сумел объяснить оставшимся, что деньги в жизни решают далеко не всё.

…С тех пор они не брали чатлы.
«И неудивительно», - усмехнулся Огасавара. Поездка заканчивалась, грузовой лифт возносил его в штабной отсек. Он отдавал себе отчёт в том, что его действия подрывают финансовую систему всего скопления, чатл дешевеет и обесценивается. Адмирал даже подумывал о том, чтобы – хватало наглости! – выбросить на рынок собственные чатлы, которые пока использовались для внутренних расчётов на базах. «Скоро я буду покупать луц и КЦ на чатлы, обеспеченные транклюкаторами моей флотилии» – соблазнительно, чёрт побери! Благо, был тот, кому можно было доверить подобную операцию. С чем-чем, а с бухгалтером Огюсту Мартесу повезло. Бывший пацак, заведовавший его финансами, получал такое удовольствие от работы с цифрами, что мало интересовался материальными проявлениями той власти, которую давали эквиваленты стоимости.

Кстати, эцилоппы так и не организовали отпор пиратам Огасавары, хотя Дергача давно оплакали, списали и забыли. Эцилоппы вообще вели себя на удивление пассивно. Контрабандисты попросту предпочитали низко плавать и не отсвечивать. Именно сейчас адмирал готов был проявить к ним дружеский интерес, но местным воротилам хватило пары болезненных уроков в те дни, когда соотношение сил ещё не было столь очевидно.

Главным противником, как ни странно, оставались чатлане, а точнее, Лига Жёлтых Штанов. Им удалось добиться немыслимого взаимодействия между планетами. Да, верхушка большинства миров давно впала в маразм, малиновые тряслись над своим богатством и готовы были отдать многое, чтобы сохранить малость, но жёлтым было нечего терять, кроме своих штанов. За те крохи, которые им удалось выцарапать из собратьев, они бились люто. Адмиралу всё чаще приходилось отправлять в воздух «последние вздохи» тех, кто не вернулся из рейда – таков был разработанный им ритуал, космические акулы и в смерти не должны быть привязаны к земле. «Желтоштанники скоро будут петь про маму и плакать кровью», – громко подумал Огасавара, похлопав по мечу. Чёрт, надо было раньше, на плацу ещё. Хотя… ладно. Будет день.

Что касается пацакских планет, то их Огюст Мартес Огасавара принципиально не трогал. У тамошней верхушки это вызывало осторожные и с каждым днём крепнущие надежды, и потом, опять же, «ни цаков, ни основ жизни»…
«Ха», – подумал адмирал, – «Небось думают, что я сам из этих. Как там…»

Вставай, ты,
Цаком заклеймённый,
Пацак голодный,
Ку два раза!

Он зло усмехнулся: «Кю вам, милые мои». На самом деле, пацакские планеты оставались его резервом. Ресурсным, промышленным, демографическим, в конце концов. Он отдавал себе отчёт, что миры, по которым он прошёлся, уже мало на что пригодны, но первая фаза требовала быстрого расширения, и, как следствие, грубых методов.

«Забавно. Вот возьму я власть в свои руки. Осчастливлю, так сказать, стонущих под чатланской или пацакской тиранией, на выбор. А за порядком кто следить будет? У меня эцилоппов не хватит, мои все в операциях задействованы. Придётся нынешних нанимать и ставить на довольствие, другие варианты нереалистичны. Тогда понятно, чего они тихо сидят. Сразу на это и рассчитывали, гады. При любой власти не пропадут!»

…У ещё одного диктатора, трижды проклятого (как они все ему надоели!) он обнаружил забавную вещицу. Тот вешал на личных слуг неснимаемые цаки, с встроенным болевым эмиттером. Варварство, конечно, дикарство даже; но адмирал запомнил. Теперь в его сейфе лежала пробная серия штучных цаков с золотым напылением. Снять такой цак было нельзя, а при попытке спилить или разобрать устройство срабатывал заряд, и голову носителя разносило в клочья. В каждом образце была спрятана крошечная горошина кц, целый капитал, здесь Огасавара не поскупился. Если придёся, такие цаки он будет вешать правителям, принявшим власть из его рук. Но до этого варианта было далеко, и не факт… не факт. У него была другая цель.

Наконец, он был у себя. Курились палочки с благовониями, стены обеспечивали защиту от акустического или телепатического прослушивания. Он посмотрел на свой рабочий стол. Миниатюрное деревце в горшке, из оранжереи очередного разорённого дворца. Сокровище само по себе, но не идущее ни в какое сравнение с тем, что лежало рядом. Прозрачный пенал содержал деревянную щепку, на кончик которой кто-то щедро напылил шарик чистейшего КЦ. Артефакт с Земли, далекого и практически неизвестного мира, и чтобы достать его – Огюсту Мартесу нравилось думать, что этот последний, все остальные давно переработали на КЦ – пришлось потратить немало усилий, средств и чужой крови.

Да, дерево и загадочный предмет всегда настраивали его на рабочий лад. Земля – антитентура – Альфа. Альфа была его целью. Альфа была большим вопросом, содержащим в себе ответы. Планета Альфа находилась между тентурой и антитентурой, не принадлежа ни одной. «На Альфе из плюкан кактусы делают» – губы Огасавары скривились в ухмылке.

Нападение на Альфу было решённым делом, он надеялся на это. Но как?! И тем не менее, Альфа была общим знаменателем всех его действий. Она – и желание знать. Он давно уже охотился за информацией, любимыми доступными ему способами. Информация вела к Альфе, Альфа открывала дорогу к информации.

Огюст Мартес давно подключился к голо-сети и теперь прорабатывал выходы в информационную сеть высшего порядка. Целый ряд справочных работал на него напрямую. Он охотился за приборами, выслеживал пришельцев-прыгунов, откапывал обрывки воспоминаний и древние пластины с записями.

«Мы ведь тут все… всё скопление, как плюкой прибитое. Прошлого своего не знаем, ничего не видим, ничем не интересуемся. По крупинкам всё собирать приходиться, по пластинкам. Пластинка – «правила эксплуатации стазисных центров хранения и обработки биологических носителей информации». Заголовок один остался, и схема объёмная. «Хранилище», «приёмник». А мы в эцих преступников засовываем. Гвозди, опять же. На всё скопление один завод остался, который мог гравицапы делать. И то… был. По моему же приказу всё оборудование демонтировали и перевезли сюда. Теперь, если со мной что-нибудь случится, и этого не будет».

А случиться могло многое. Самое вероятное – впрыг флота на низкую орбиту, и сразу, не расходясь, веерный удар транклюкаторами, на выжиг атмосферы. Видел Огасавара такие планеты, на пять метров вниз один шлак. Нет, он сделал всё: изначальные координаты планетоида мало кто знал, воздух для него он покупал через третьих лиц и с кучей ухищрений, но всё-таки. Оставалось только играть на повышение и всё время перебивать ставку.

…Среди его пластинок была одна, рассказывающая о забавной игре. Ровные фигуры, представлявшие силы, передвигались в двух измерениях, видимо, по поверхности какой-то планеты. Силы сталкивались, расходились, росли и перемещались по стрелкам. Похоже, на той планете это была популярный спорт, куда там плюку. Правила иллюстрировалось примерами, из примеров делались какие-то выводы. Иногда Огюсту Мартесу начиналось казаться, что он сам фигура в подобной игре. Да только не знали загадочные авторы ни мгновенных прыжков от края до края, ни атак из космоса, ни транклюкаторов. И нор, в которые забивается всякая мразь (а ты её выковыривай) в их игре не было. И всё же, безотносительно, некоторые советы были хороши, как минимум хорошо звучали. Но и это не было ключом к Альфе.

Так, устав от поисков, древних букв и непонятных слов, он иногда думал – может, ну его? Он уже мог подмять под себя всю галактику, стать величиной в тентуре. По ту сторону наверняка всё так же, как с этой, а Альфа – что Альфа? Всего лишь одна из тысяч планет. «И что? Клетки поставлю, пацачек посажу, поинтересней. Буду как все. Орлы мои обрадуются. Верным основы жизни раздам, невзирая на то, кто кем был в прошлой жизни… ах, морды чатланские! И так давно удивляются, что я не приказал себе «последний вздох» надуть, достойного размера. Фррр. Сказал бы …, да без слушателей неинтересно. Нет, господа, мой последний вздох вы увидите, когда он будет облаком между звёзд разлетаться, никак иначе!»

Значит, Альфа. Все нити туда ведут. Но нет подхода к Альфе. Прыжок и сразу сброс аварийных капсул с минимальной высоты? Обрывок воспоминания, вытащенный из ложной реальности, подсказывал, что возможно, перехватить не успеют. Если само по себе не ловушка, конечно. Но сколько бойцов он сможет сбросить в первой волне? Две тысячи? Если они не прорвутся к генераторам щитов, всё, финита. Слишком много неизвестных.

А ведь на Альфе уже должны знать о нём, интересоваться. Может, на базе уже есть их агент? Интересно, что они уже знают о его планах? Что не знают? Удар надо наносить сейчас, в пределах полуцикла.

…У него ведь был козырь. На секретной базе продолжалась сборка двух «Мершей», суперпепелацев совершенно нового типа. От начала и до конца они были его детищем и его гордостью. «Упш» продемонстрировал предел и недостатки осевой схемы. «Мерш» приводился в движение тремя манёвренными цапами, при этом гравицапа запитывалась от ещё одной, отдельной цапы. Корпус зверюги получился низким, приземистым, обтекаемым – на чертежах Огасавара дополнительно подчеркнул хищные линии черно-белой окраской, под цвет флага. Каждый «Мерш» нёс на себе четыре спаренных транклюкатора, каждая установка могла независимо двигаться в двух плоскостях. Помимо прочего, революционной машиной мог управлять один человек, и её одной хватало, чтобы в клочья разнести Второй флот, покоцать Главный и убежать от грядущего Ударного.

В связи с этим, в текущем… адмирал поправил себя: в перманентном политическом климате этих мест, строительство двух «Мершей» разом казалось не самым разумным ходом. Тем не менее, у Огасавары были свои резоны, и он считал, что поступает правильно.

Кроме тех, кто непосредственно работал над «Мершами», о них не знал никто. Знали ли на Альфе? Если рассчитывать на худшее, удар нужно наносить до того, как «Мерши» будут готовы, тогда и только тогда он будет неожиданным. Это давало окно возможностей, начиная с момента, когда закончатся работы над первой крупной партией новых пепелацев для Ударного.

Но тогда ему нужен план атаки, желательно проработанный, по возможности – ко вчерашнему числу. Адмирал Огюст Огасавара Мартес вздохнул. Где есть желание, будет возможность. Альфа станет работать на него, даже если придётся пустить в ход цаки с болевыми эмиттерами.

Он встал и потянулся. Активировал свою любимую пластину. В глубине помещения возник призрачный силуэт. Видимо, то, что предавало ему человеческое подобие, хранилось на другой пластине, давно утерянной – записи было не меньше тысячи лет. Итак, Огюсту противостояла одна форма, очертания, движение. Но он привык, ему это даже нравилось. Это был враг с тысячей лиц, воплощение текущей проблемы. Огасавара выхватил меч, держа его перед собой. Призрак сделал шаг вперёд. «Нападай!» - крикнул адмирал на древнем языке.   

P.S. Вот тут возник такой вопрос. А где Макаров? А Макаров на Альфе!
linkReply

Comments:
[User Picture]From: vonstrang
2007-01-16 07:29 pm (UTC)
ку! =-.-=
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: gilgamesch
2007-01-16 10:31 pm (UTC)

Чума..

Скрестить несовмещаемое и вывести такую красивую мутацию!
С форсированными транклюкаторами!
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: gest
2007-01-17 11:58 am (UTC)

Re: Чума..

Спасибо, Тим. Один ты, как говорится... :)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: golosptic
2007-01-16 11:19 pm (UTC)
ох...
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: alex_mashin
2007-01-17 03:47 am (UTC)
Эцилопы, насколько я помню.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: gest
2007-01-17 11:58 am (UTC)
"н" проникла по ошибке. Но два "п" там точно :)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: esfrodl
2007-01-17 03:13 pm (UTC)
В Эцилопах одна П.

Эцилоп = ecilop = Police.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: gest
2007-01-17 09:07 pm (UTC)
Две, всё-таки, если верить интернету и собственным воспоминаниям.

Но только вот, похоже, тогда и "цаппа"-"гравицаппа".
(Reply) (Parent) (Thread)
From: 64738
2007-01-17 09:39 am (UTC)
Прекрасно!
Шедеврально!

восторг :)

спасибо :)
(Reply) (Thread)
From: alena1405
2007-01-17 10:56 am (UTC)
Шикарно *_*
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: viktor_noch
2007-01-17 12:04 pm (UTC)
Каждый раз после просмотра КДД меня охватывает непреодолимое желание чтобы в природе существовала компьютерная игра по этой вселенной...

:)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: alwin
2007-01-17 12:29 pm (UTC)
Ку!

Ошибка в тексте:

Что касается чатланских планет, то их Огюст Мартес Огасавара принципиально не трогал. ...На самом деле, пацакские планеты оставались его резервом.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: gest
2007-01-17 12:39 pm (UTC)
Тьфу ты, исправил.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: alwin
2007-01-17 03:36 pm (UTC)
Дважды ку!
Ну и корректорское - флаг Огасавары развЕвается. :)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: asriyan
2007-01-17 03:07 pm (UTC)
Душевно.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: madius
2007-01-17 05:45 pm (UTC)
очень круто
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: gest
2007-01-17 09:27 pm (UTC)
Травищь?
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: madius
2007-01-17 09:39 pm (UTC)
ну, все говорят, что круто
(Reply) (Parent) (Thread)
From: cobaltrat
2007-01-18 09:05 pm (UTC)
Позволю реплику раз такая пьянка.

Забавно, но неправдоподобно с точки зрения описываемой вселенной. В фильме пара землян фактически захватили власть на планете с помощью ржавой трубы, муляжа. И по сценарию, если верить Википедии, до них это в первый раз должен был сделать в одиночку разгневанный чатланин. А тут целая флотилия действует зачем-то.

И тема с недопонятым полководцем не стыкуется со способностью чтения мыслей, которой владеют все жители галактики.

Но главное ты поймал верно: придуманная изначально вселенная явно комическая, там все построено на абсурдных и потому смешных являниях. Твой Огасавара очень смешной, прям терминатор, с каменным лицом и всем имеющимся пафосом захватывающий детские сады и школы для умственно отсталых детей :)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: gest
2007-01-20 09:09 pm (UTC)
"Твой Огасавара очень смешной, прям терминатор, с каменным лицом и всем имеющимся пафосом захватывающий детские сады и школы для умственно отсталых детей :)".

Да, он у нас такой.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: ogasawara
2007-01-21 12:00 am (UTC)
Ага. Учреждения на редкость мерзкие.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: lionkingst91
2007-01-29 09:41 pm (UTC)

А вот тебе ещё диалог:

Феликса и Сони, модуль по ЭВ.
- Ну что? Ты хотела романтики? Тогда полезли!
- Куда?!
- Морг штурмовать!
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: gest
2007-01-20 09:14 pm (UTC)

Да,

...в остальном - мимо.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: alyonka
2007-01-18 11:08 pm (UTC)
Гриш, ты неподражаем. Просто.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: zinik_alexander
2007-01-19 09:28 pm (UTC)
Чудесно.
Ради этого стоило несколько дней сидеть без ЖЖ, чтобы прийти и прочесть это.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: nordwest
2007-02-10 02:19 am (UTC)
притчей во языцах.
================
Правильно - "притчей во языцех."
(Reply) (Thread)