Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Хонор Харрингтон и Зеркало Аматэрасу - отрывок из большого текста про Светлую

...Сказал многое, но приблизился ли к нужному? 

Светлая воплощает идею скорости, полёта, «точного целеуказания», идеальной траектории, прицельного удара. Она (воспользуемся терминологией Дэвида Вебера) превосходный интуитивный тактик. То, что её при этом иногда считают богиней стратегии – очередное, но малое искажение.

makarovslava как-то ввёл в обиход великолепную метафору – «Зеркало Аматэрасу». Зеркало – символ, образ, атрибут, техника – это то, что позволяет стратегу заглянуть в замыслы противника, постичь его замысел, предугадать удар и поймать его на контрударе. Много всего. Зеркало позволяет смотреть на мир вражескими глазами. Многие великие воины использовали Зеркало на тактическом уровне, в поединках, предугадывая движения противника, отвечая на них наиболее правильными, единственно возможными действиями. Легендарный Затойчи был каким-то запредельным адептом этой техники.

Вторым атрибутом, о котором говорил Слава, был «Меч Кусанаги». Меч позволяет разбить любой замысел врага, причинить ему максимальный ущерб. Меч воплощает Принцип Непобедимости.

Идеальный воин, таким образом, становится похож на мифического Персея – он прикрывается Зеркалом и разит Мечом. Безусловно, это относится к богу войны. Но Зеркало Аматэрасу так же является атрибутом Светлой, просто она использует его несколько иначе.

Пояснение. В моём мире, животные богов (их скакуны, гончие, охотничьи птицы, с оговорками - колесницы), и их внешние атрибуты, орудия, инструменты сами по себе являются божествами. Разница в уровне независимой воли, или, на моём техническом языке, в соотношении думалки и делалки. Думалка не может быть больше делалки, но бывает наоборот. Если воля уравновешена силой, мы говорим о боге. Если сила превосходит волю, это божественное животное. Божественные инструменты – чистая делалка с минимальной (для бога) волей. Но при этом, всё это богорождённые сущности, в них течёт та же кровь; боги не создают их своим дыханием, не лепят из глины, но порождают, как детей. Биолог бы сказал, что это всё один вид, просто некоторые особи стали узкоспециализированными, и могут существовать только в симбиозе с другими. (Сохранив способность к размножению!)   

Посох огня, принадлежащий богу войны – божество. Коса богини смерти – божество, а Меч ангела смерти – сын Косы. Таким образом, Зеркало может существовать в нескольких формах-ипостасях, разделённых между разными богами, или же эти Зеркала можно считать отпрысками-братьями некого единого божества. «Но не говори об этом telserg'у», - сказал makarovslava, - «А то он решит, что Зеркало – это и есть бог стратегии!»

Да, Светлая, с чего я начал. Для неё Зеркало – и щит, и оружие, она использует его для анализа ситуации, но не противника. Обнаружить цель, выйти на дистанцию, бить без промаха. Та самая интуитивная тактика. Поэтому и «Афина минус Мудрость», Мудрость – богиня, но другая богиня. Светлая, скорее, подобна мысли, той мысли, которая быстрее пламени, когда ты стоишь на старте и смотришь на финишную черту, и в мыслях уже там. Твои мысли прошли от одной точки до другой по кратчайшей, идеальной траектории, подобно лучу света (а свет всегда выбирает наилучший путь). Но это не мудрость. Мудрость – это когда ты думаешь о том, зачем вообще нужен финиш, и что есть там, чего нет на старте?

Вот пример, из первой книги Вебера о Хонор Харрингтон. О… так, опять отвлекусь. Что позволяет нам использовать Хонор, как своеобразный эталон в нашем исследовании образа Светлой? Ну… всё. Хонор, разве что, не блондинка, в остальном она эталонное олицетворение мифа Светлой. И даже не самое худшее, хм. Хонор – женщина-военный из американской фантастики, а это само по себе звучит, как диагноз. Рост сто восемьдесят сантиметров, знает боевые искусства, выросла на планете с повышенной гравитацией. (Как говорится, спасибо, автор! Я бы мог прожить и без этого, я и так знаю, что они все сильнее мужчин, но ты, хотя бы, постарался это объяснить.) Молодо выглядит под воздействием пролонга, препарата, продлевающего жизнь, обладает нечеловечески устойчивой психикой благодаря своему любимцу, шестиногому коту-эмпату.  (Спасибо, автор! Объяснил!) Господи, да в конце концов, её личное имя – Хонор, Честь, в честь богини.

Хонор  Харрингтон, как раз, и есть тот самый интуитивный тактик. У неё проблемы с математическим рассчётом траектории, зато она умеет её просто видеть. Классический пример:
«— Идем на три-пять-семь к один-семь-один. По моей команде выдайте триста g на десять секунд в этом направлении. Затем двинемся прямо на два-семь-четыре к ноль-девять-три и разгонимся до максимума.
Повисло напряженное молчание. От пульта управления кораблем донесся голос рулевого.
— Капитан, этот курс...
— Я знаю, куда нас зашвырнет, старшина Киллиан, — четко ответила Хонор.

Хонор, из-за отсутствия времени, пришлось проложить направление на глаз, без точных вычислений и двойного контроля, предписанного Уставом. Ум ее работал в странном перенапряжении. Она отчего-то не сомневалась в правильности своих расчетов и знала, что все сделала правильно. “Бесстрашный”, словно скользя по невидимой нити, натянутой в пространстве, каждый миг увеличивал скорость на три километра в секунду».

Нужно ли говорить, что это был идеальный курс, позволивший вывести из строя один вражеский корабль и начать преследование другого?

Естественно, эти же способности делают её отличным пилотом. Помните, о тяге к полётам?
«Харрингтон поправила золотую пластину, укрепленную на выступе над рабочим столом… Пластинка путешествовала вместе с ней с корабля на корабль, на планеты и обратно в космос в течение двенадцати с половиной лет, и, потеряйся она, Хонор не находила бы себе места. Это был ее талисман. Ее тотем. Хонор нежно провела кончиком пальца по длинному, сужающемуся к концу крылу планера, выгравированному на золоте. Вспомнив тот день, когда она, приземлившись, узнала, что установила новый рекорд Академии — до сих пор не побитый! — по совокупности высоты подъема, продолжительности полета и выполнению фигур высшего пилотажа, Харрингтон улыбнулась».

Ну так вот, Хонор и Зеркало Аматэрасу.

Специально для khathi поясняю, что речь идёт именно о тексте, о подходе автора к сюжету, описаниям и героям. Мне кажется, это представляет интерес. Под Хонор я имею в виду Хонор Харрингтон, героиню Вебера. Под «условным персонажем Макарова»(тм) – персонажа, которого Слава мог бы придумать, или который вызвал бы у него явную симпатию в чужом тексте, вплоть до мыслей «почему не я это написал?» и «а вот это я позаимствую!»

Ситуация, конец первой книги.
Хонор на лёгком крейсере (85 килотонн) преследует вражеский рейдер (7,5 мегатонн). Вражеский рейдер отстреливается. Хонор сажает по нему ракетами. У крейсера есть тайное оружие: гравикопьё, которое с близкого расстояния снимает любой щит, и энерготорпеды, которые уничтожают любой корабль без щитов. Но чтобы использовать гравикопье, врага нужно сначала догнать. У рейдера дохрена ракет, лазеров, щитов и невероятная живучесть.

Хонор в него раз за разом попадает - ему хоть бы хны. Её корабль рвут вклочья. Гибнут люди. Сносятся ракетные установки. Один из двух реакторов идёт в разнос, его сбрасывают, ценой ремонтной команды. Наконец, превращённый в решето крейсер Хонор ложится в дрейф, треть команды мертва, треть ранена, большая часть систем не работает.

Поцарапанный рейдер возвращается, чтобы его добить, так как не может оставлять свидетелей. Он подходит поближе... и тут Хонор снимает вражеские щиты гравикопьём и взрывает рейдер энерготорпедами.

Теперь то же самое в исполнении «условного персонажа Макарова»(тм).

Условный персонаж Макарова гонится за рейдером. Сажает по нему ракетами. Ловит попадания. Понимает, что такую махину ему никак не вынести, силы не сопоставимы. Пока он его догонит и выйдет на дистанцию удара гравикопьём, его самого три раза расстреляют.

Поэтому условный персонаж Макарова сразу сбрасывает реактор, начинает стравливать кислород и выкидывать из шлюзов всякий мусор, ложится в дрейф и отключает щиты - имитирует критическое попадание.

...Рейдер возвращается, чтобы его добить, так как не может оставлять свидетелей.
Он подходит поближе... и тут условный персонаж Макарова снимает ему щиты гравикопьём и взрывает энерготорпедами.

Подло, да. «Значит, план в том, чтобы героически им въебать? Мне нравится всё, кроме слова “героически”». Это разница между использованием Зеркала для анализа ситуации, с одной стороны, и чтением замыслов противника, с другой. Светлая, при всём уважении, специализируется на первом.
Tags: Светлая, боги, космоопера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments