?

Log in

No account? Create an account
Культ Светлой богини, часть вторая (где рассказывается о Вьерне) - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Культ Светлой богини, часть вторая (где рассказывается о Вьерне) [Apr. 4th, 2007|03:02 am]
Григорий
[Tags|, ]
[mood |усталое]
[music |Evanescence - My Immortal]

Это позволяет иначе взглянуть на фигуру Вьерны, даже не с исторической, а с символической стороны. Вьерна – самая знаменитая женщина-пантера на Горе, и одна из самых знаменитых горианок в целом. Она руководит бандой из пятнадцати женщин, «не больше и не меньше»: когда новая женщина хочет следовать за Вьерной, она должна убить в поединке на ножах охотницу из её свиты (на Горе, дуэль на ножах или кинжалах – традиционный женский способ разрешения противоречий). При этом, сидящая в северных лесах Вьерна – личность общегорианского масштаба, по крайней мере, её имя известно по всему северному полушарию. Достаточно сказать, что она стратегически поимела главного героя (Тэрл показал себя идиотом, что есть, то есть); Раск Рариус, легендарный воин и капитан Трева, сидел с Вьерной за одним столом, как с равной; а Марленус, убар Ара, крупнейшего города-государства Гора, захватив Вьерну, собирался устроить по этому поводу настоящий триумф. В итоге, всё сорвалось, но сам факт: главнокомандующий пятидесятитысячной армией (неотмобилизованной, мобилизованная раза в три больше), был готов праздновать победу над разбойницей с шайкой из 15 человек!

А уж когда Марленус отправился к Вьерне свататься… ай, иди оно всё пропадом, я дорвался до текста Нормана, я буду цитировать:

Марленус посмотрел на Вьерну.
— А разве ты сама не хочешь этого испытать? — поинтересовался он.
— Я уже знаю, что такое быть женщиной, — ответила Вьерна. — Вы сами меня этому научили.
Он протянул к ней ладонь. Я никогда прежде не замечал столько нежности в жесте Марленуса. Я вообще не ожидал, что подобные чувства могут быть ему присущи.
— Нет, — отступила она назад, — не нужно.
Он убрал руку.
— Я боюсь вашего прикосновения, Марленус, — сказала Вьерна. — Я знаю, какую власть оно имеет надо мной.
Он не спускал с ее лица задумчивого взгляда.
— Я не рабыня, — повторила девушка.
— Трон убары Ара свободен, — медленно произнес он.
Они посмотрели друг другу в глаза.
— Спасибо, убар, — ответила разбойница.
— Я прикажу сделать все необходимые приготовления, чтобы ты смогла занять место убары, — сказал Марленус.
— Нет, Марленус, — ответила разбойница, — я не хочу быть убарой Ара
Присутствующие невольно раскрыли рты от удивления. Я тоже был поражен до глубины души.
Стать убарой Ара — это самое большее, чего только может желать любая женщина. Это означает, что она станет самой богатой и влиятельной женщиной Гора, что в ее распоряжении будут находиться армии, флотилии и целые эскадрильи тарнсменов, что по одному ее слову к ее ногам будут положены самые богатые и изысканные украшения, которые только держала рука человека. (Джон Норман, «Охотники Гора».)

Мой внутренний makarovslava требует добавить, что, в отличие от главного героя, Вьерна знала, что у Ара нет флотилий, только одна и то речная. За флотилиями надо к Ченбару Морскому Слину идти, убару Тироса.

Но отметьте, как работает мозг горианина. После того, как был отвергнут ошейник, в ход пошло второе предложение, трон. 
— У меня есть мои леса, — ответила Вьерна.
Долгое время Марленус не в силах был произнести ни слова.
— Кажется, удача не всегда сопутствует мне, — наконец грустно заметил он.
— Нет, — возразила девушка, — удача вам никогда не изменяла.
Лицо великого убара выразило удивление.
— Я люблю вас, — сказала Вьерна. — Я полюбила вас еще раньше, чем узнала, но я никогда не стану носить ваш ошейник и сидеть рядом с вами на троне.
— Не могу понять, — признался Марленус.
Да, вот уж никогда не предполагал, что мне придется стать свидетелем того, как великий убар примется просить о чем-то женщину, которую по одному его жесту не только доставят ему во дворец, но и уложат в постель. Я впервые видел Марленуса растерянным и ничего не понимающим.

Долго объяснять. Эта финальная сцена – сплетение и завершение многих тем, и месть автора своему герою, Марленусу. У Марленуса была власть над Вьерной, и он вволю ей попользовался, но в данный момент – так уж легла фишка – он этой власти лишён. Имеет значение только её воля. Марленус понимает то, чего не понимает главный герой, рассказчик, поэтому и не может никак повлиять на её выбор. Он может предложить ей трон – но она от него отказалась. Он мог бы крикнуть ей о своей любви… но он убар, на небе три луны, а вокруг планета Гор.
— Вы не можете этого понять, — сказала Вьерна, — потому что я — женщина.
Он покачал головой.
— Это называется свободой, — пояснила она и отвернулась, готовясь уйти. — Я подожду своих девушек в лесу. Передайте им, пусть ищут меня там.
— Подожди! — крикнул ей Марленус. Голос его дрожал. Широкая ладонь взметнулась вслед девушке, словно пытаясь ее остановить.
Я не верил своим глазам. Я не узнавал великого убара. Очевидно, эта одинокая, гордая, красивая женщина действительно стала ему очень дорога.
— Да? — обернулась Вьерна и посмотрела ему в лицо.
Мне показалось, что в ее глазах блеснули слезы.
В эту минуту Марленус, конечно, мог бы о многом сказать Вьерне, но он промолчал. Некоторое время он стоял неподвижно, словно собираясь с силами, а затем снял висевший у него на груди тонкий кожаный шнурок с нанизанными клыками и когтями диких животных. Среди них я заметил золотое кольцо. У меня перехватило дыхание: я узнал перстень с печатью Ара — символ могущества этого славного города.
Небрежным жестом, словно какую-нибудь безделушку, Марленус протянул эти дикарские, эти бесценные бусы Вьерне.
— Возьми, — сказал он. — В Аре с этим ты всегда будешь чувствовать себя в полной безопасности. В твоем распоряжении будет вся сила и вся власть, которой располагает Ар. Этот перстень равносилен слову убара. Показав его, ты сможешь закупать себе припасы в нашем городе, тебе будут подчинены солдаты гарнизона Ара. Каждый, увидев этот перстень, поймет, что ты облечена высшей властью Ара.
— Но мне ничего этого не нужно, — возразила Вьерна.
— Носи его ради меня, — сказал Марленус.
Вьерна улыбнулась.
— Тогда с удовольствием, — ответила она и надела себе на шею бусы из клыков и когтей диких животных, с золотым перстнем-печаткой посредине.
— Такой перстень достойна носить убара Ара, — сказал Марленус.
— У меня есть леса, — ответила разбойница. — Разве они не прекраснее даже самого красивого города на свете — Ара?
Они посмотрели в глаза друг другу.
— Я больше никогда тебя не увижу, — задумчиво произнес Марленус.

(Потом Вьерна говорит Марленусу, что, может быть, они ещё увидятся. Она навестит Ар, он вновь будет охотиться в северных лесах... Звучит чудовищно лживо и неестественно. Ничего у них не будет. К сожалению, это именно то, что люди говорят друг другу в подобных ситуациях.)
— Желаю тебе удачи, — негромко произнес ей вслед Марленус.
Вьерна обернулась.
— Великий убар, такое пожелание уже само по себе удача, — рассмеялась она и добавила: — Я тоже желаю вам всего хорошего.
Через минуту ее хрупкий силуэт растаял в тени густых деревьев.
Марленус долго стоял, глядя ей вслед. Затем медленно повернулся ко мне и незаметно провел рукой по лицу.
— Проклятый ветер, стегает по глазам, как кнутом, — усмехнулся он. — Вот, слезу вышибает. — Убар оглянулся на своих охотников. Никто из них не осмелился произнести ни слова. — Женщина, что с нее возьмешь? — словно извиняясь за происшедшее, пожал он плечами и тут же добавил: — Давайте лучше займемся делами. — Он посмотрел на меня.

Ладно, это блестящая сцена. Но меня каждый раз потрясал тот перстенёк, символ власти, который Марленус должен был отдать своей убаре (символ власти убара – нагрудный медальон). «В твоем распоряжении будет вся сила и вся власть, которой располагает Ар. Этот перстень равносилен слову убара. Показав его, ты сможешь закупать себе припасы в нашем городе, тебе будут подчинены солдаты гарнизона Ара. Каждый, увидев этот перстень, поймет, что ты облечена высшей властью Ара» - и подобный артефакт оказывается в распоряжении какой-то голожопой разбойницы, извините!

Когда я это прочёл, лет десять назад, мои герои (в голове) тут же организовали экспедицию в северные леса, так сказать, в погоню за кольцом власти.
Но сейчас я думаю о другом. На 25-ой книге автор загнал свой мир в жуткую жопу. Ар захвачен врагами, Марленус исчез и считается мёртвым, на троне сидит его дочь, которая рушит всё созданное отцом, по указке своих заморских хозяев. Главный герой впал в депрессию, неадекват (ой, не могу...) и, в общем-то, не может никак повлиять на ситуацию.

…Интересно, а если Вьерна решит, что пора вылезти из леса? Медальон Марленуса пропал вместе с ним, но перстень у неё, а это второй главный атрибут власти. Перстень дал ей Марленус, и остатки касты воинов Ара, все эти окраинные гарнизоны и пограничные крепости, обязаны пойти за ней. Там нехилую группировку можно сколотить, из всех недовольных новой властью.

Итак, на каком-то уровне, Вьерна действительно является жрицей. Она находится вне системы (в лесах), и, тем не менее, может по отношению к этой системе выполнять контрольные функции (благодаря перстню). А с точки зрения нашей темы – культа Светлой – Вьерна осталась верна дочери, хотя могла выбрать мать, Императрицу, став убарой.
linkReply