?

Log in

No account? Create an account
Хонор, неотредактированное - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Хонор, неотредактированное [Apr. 11th, 2007|03:55 am]
Григорий
[Tags|]
[mood |отрубаюсь]

Ох, даже не знаю, с чего начать.

Правила игры во вселенной Вебера - корабли прикрыты сверху и снизу импеллерными полями, которые нельзя ничем пробить. Поля сходятся к корме. Таким образом, корабль можно поразить только в борт, в нос (широкая щель) и в корму (узкая щель). Уязвимые места прикрыты силовыми полями. Там же расположено вооружение корабля. Корабль, который не хочет воевать, поворачивается к врагу "спиной", или "брюхом", становясь неуязвимым для его огня. Вскрывать такую устрицу - настоящий геморрой.

Остальное, видимо, неизбежно выведет на какие-то обрывки мыслей. Запишу их.

<цитаты>

Во-первых, насчёт "расстрелять издалека". Надо сказать, капитан хэвенитов начал стрелять "издалека", то есть с расстояния, в четыре раза превышающего дальность действия гравикопья. Хонор подставила ему своё непробиваемое днище. Всё остальное было классикой:

"Текущий вектор “Бесстрашного” давал рейдеру четыре возможности: отступить и прервать бой; лечь на бок относительно крейсера и обстрелять его из бортовых орудий, проходя над ним; зайти либо с носа, либо с кормы. Выбор имелся широкий, но Хонор ручалась кораблем и собственной жизнью: Коглин зайдет с носа. Классический маневр, инстинктивно приходящий в голову любому офицеру!"

То есть, вражеский капитан действовал по учебнику. А Хонор этот учебник читала. Поэтому она знала даже то, с какой стороны он зайдёт. Это просто, обстановка и устав диктуют именно такие действия. Нет, можно с полумиллиона километров расстреливать ракеты массированным залпом по импеллерным полям, но это неочевидно и нерационально. Хрен ли, если враг всё равно выходит из боя и не может ответить? (об этом позже)

Вообще, честно говоря, именно вблизи у хэвенитского корабля подавляющее преимущество. Не зря капитан жалеет, что не подпустил Хонор ближе. Нет, он взвешивает за и против:

"Тщательно рассмотрев все варианты, он вдруг понял, что правильнее всего было бы остановиться по первому же требованию Харрингтон — и только подпустив крейсер поближе, отбрасывать панели. “Сириус” упустил возможность разнести мантикорцев еще до того, как они сумели сообразить, кто перед ними на самом деле. Но сделанного не воротишь.
Рейдер превосходил крейсер по вооружению раз в десять, знали на нем это или нет. Но повернув, рейдер потеряет базовую скорость, а у “Бесстрашного” за счет меньшей массы и большего ускорения будет преимущество в ближнем бою. Способ, каким они разрушили двигатели курьерского бота, говорил о высоком профессионализме их экипажа, и если силовые барьеры рейдера плотнее крейсерских, то импеллерные клинья обладают одинаковой разрушительной способностью, независимо от размеров их носителя. В схватке на близком расстоянии Харрингтон имеет шанс оказаться удачливей".


Итак. В случае обмена бортовыми залпами на ближней дистанции, рейдер сразу выигрывает. У лёгкого крейсера бортовой залп - семь ракет (с "Бесстрашного", корабля Хонор, бортовые ракетные установки сняли, заменив энерготорпедами, но капитан хэвенитов этого не знает). У рейдера - минимум двадцать, а то и больше. У мантикорцев намного лучше средства ПРО и РЭБ. У хэвенитов, если я не ошибаюсь, "толще" ракеты.

В романе мы становимся свидетелями дальнего ракетного боя, где преимущество за более продвинутыми в техническом отношении мантикорцами. Схема боя примерно следующая (условно!) - стреляя редко, но метко, "Бесстрашный" выпускает 20 ракет из двух носовых пусковых установок, добиваясь пяти попаданий. Рейдер отвечает 120 из шести своих кормовых, долетает штуки две.

В ближнем бою превосходство систем дальнего перехвата и прочих средств противодействия нивелируются, вся нагрузка ложится на последний рубеж, лазерные зенитки. У рейдера зениток больше, потому что он сам больше. И он гораздо живучей, жизненно важные центры далеко разнесены (по тексту). В ходе обмена бортовыми залпами, рейдер ловит в корпус примерно столько же боеголовок, что и в случае дальней дуэли, а вот лёгкий крейсер не успевает перехватывать ракеты и быстро умирает. К дуэли на лучевом оружии это тоже относится - у рейдера больше лазеров-гразеров и мощнее защитные поля.

Капитан хэвенитов боится того, что Хонор пойдёт на таран импеллерным полем. Он уже упустил момент. Теперь они оба разогнались, и если он начнёт разворачивать, она получит преимущество в ускорении. Если она в него влетит, используя "Бесстрашный", как ракету, рейдер превратится в металлолом.
...Но после того, как Хонор сама повернула корабль, выходя из боя, этот фактор перестаёт действовать. С этого момента у рейдера подавляющее преимущество.

Скажем лаконичней. Семимегатонный тяжёлый рейдер в бою обладает превосходством над лёгким крейсером; несмотря на то, что у крейсера лучше электронника, рейдер превосходит крейсер по вооружению в десять раз, а по "водоизмещению" - в сто. Превосходство рейдера минимально (хотя по прежнему значительно) в дальнем бою, за счёт эффективности мантикорских противоракет, систем наведения и средств РЭБ, и максимально в ближнем. У рейдера нет оснований боятся ближнего боя - ему так проще попасть по врагу и реализовать своё преимущество. По тем же причинам, бортовой залп предпочтительней боя по схеме нос-корма.

Почему же капитан хэвенитского рейдера с самого начала избрал ошибочную стратегию?
Очевидно одно. Хонор гналась за ним, он бежал. Она ушла в сторону - он пошёл за ней. Можно сделать вывод, что он не анализировал, а только реагировал. Это характеризует его, как капитана.
Был ли у него рациональный мотив? Да. Сначала он убегал, потому что не хотел лезть в ненужный поединок. После перестрелки вернулся, чтобы добить врага. Сказано прямым текстом - записи не являются уликой, доползший до базы подранок является. Это серьёзный мотив? Да. Капитан рейдера должен или не начинать бой, или закончить его так, чтобы не осталось выживших. 

В комментах хэвенита назвали осторожным параноиком. Если опустить клиническую трактовку, можем ли мы считать, что человек с подобным характером адекватен в роли капитана тяжёлого рейдера, замаскированного под грузовик? В общем-то, да, в этом есть своя логика. Но тогда есть логика и в том, что капитан рейдера стремится не оставлять свидетелей. Свидетели - это константа, я не вижу причин, почему этот фактор перестаёт действовать в предложенном мной варианте. Если мантикорский лёгкий крейсер получил повреждения, заставившие его выйти из боя, хэвенитский рейдер обязан вернутся и испарить его, чтобы не создавать врагу casus belli. Понятно, Мантикора не хочет воевать, но вдруг? Более того, в таком случае ему придётся объяснять родному хэвенитского начальству, что именно заставило его пощадить беспомощного врага, опозорив Народную Республику Хэвен перед межпланетным сообществом.

А если он идёт добивать врага, почему бы ему не сделать это по учебнику? В книге он так и поступил, что позволило Хонор в нужный момент прикрыться импеллерным полем, а потом достать врага гравикопьём.

Теперь. Как капитан в бою может узнать состояние вражеского корабля, и понять, какие именно повреждения он ему нанёс? Это не компьютерная игра, "мы попали по нему два раза, значит, сняли где-то 50 хитов из пятисот". Здесь в любой момент может произойти лакишот, отказать какая-нибудь система, и так далее. По тексту: регистрируются обломки, излучение, выходящий через пробоины воздух, работа силовых и импеллерных полей. Соответственно, корабль, после попадания стравливающий кислород, отключивший большую часть систем и "подмигивающий" полями, производит впечатление тяжело повреждённого. Не говоря уже о сбросе реактора - какой нормальный капитан сбросит работающий, неповреждённый реактор, в процессе искалечив свой корабль подрывом пиропатронов? Нет, конечно, можно подлететь поближе и провести визуальный осмотр...

Второй важный, может быть важнейший способ - анализ поведения вражеского корабля.

"Почему они не пытаются задействовать все стволы? Она же может выписывать зигзаги у него за кормой, давая бортовой залп при каждом проходе, черт подери!
Хотя... Хотя, возможно, он приложил Харрингтон сильнее, чем кажется? И именно поэтому она тупо следует за ним? Вдруг его снаряды пришлись дальше по корме, затронули большую площадь и погромили сами батареи или систему огневого контроля? Не исключено. Даже весьма вероятно. Но если она не потеряла львиную долю огневой мощи бортовых установок, то просто обязана использовать их вместо того, чтобы лупить одиночными, словно пьяный боксер!
А если он прав, то можно было бы..."
...
"Но недавний преследователь молчал, и Коглин почувствовал, как в груди закипает мстительный смех. Он оказался прав! Вооружение крейсера уничтожено — ни один капитан не упустил бы случая дать залп всем бортом в прямо в разверстую пасть импеллерного клина!"

 
Итак. Если враг не стреляет ракетами - значит, не может. Нет причин, по которым капитам вражеского корабля, имя возможность дать бортовой залп, не станет этого делать. Как мы видим, версия с энерготорпедами даже не приходит хэвенитам в голову. А вот выход из строя системы управления огнём вполне вероятен. "Снаряды прошлись дальше по корме, затронули большую площадь", пятое-десятое. Реактор пошёл в разнос, ракеты накрылись, импеллер скоро накроется. Что делать мантикорцу в такой ситуации? Только отворачивать вбок и уходить. А задача хэвенита его добить.

"Коглин почувствовал опасность своих эмоций и попытался справиться с ними. То, что произошло здесь, – явный военный конфликт, двух мнений быть не может, и Хевен открыл огонь первым. Но об этом не знает никто, кроме «Сириуса» и «Бесстрашного», а тот теперь беспомощен" - заметим, со стороны капитана Конглина это явная попытка рассуждать логически, поэтому я и акцентирую на ней такое внимание.

"Если бы не продолжительный бой параноик-капитан НИ ЗА ЧТО не стал бы приближатся".

...А Хонор почему-то назвала сближение "классическим манёвром, инстинктивно приходящим в голову любому офицеру" - перерезать вражеский курс и, сойдясь, расстрелять корабль через носовую брешь в его импеллерном поле. С таким же успехом можно сказать, что если бы не продолжительный бой и фантастическая результативность Хонор в этом бою, у капитана не было бы повода быть параноиком и бояться недобитка.

Чего вообще он мог бояться? Главный вопрос, из серии "почему никто не стреляет по Ранйхарду? - он главный герой они его боялись - чего они боялись? - Райнхарда". Внезапного ракетного залпа? Так крейсер не стреляет. Рейдер давно уже находится в зоне эффективного ракетного огня, а ракет нет. Импеллерного тарана? Это несерьёзно. Гравикопья в сочетании с энерготорпедами? Эта комбинация может уничтожить даже самое крупное судно, спору нет. При этом, она работает только в сочетании. Гравикопье без энерготорпед практически бесполезно. Энерготорпеды без копья тоже. Энерготорпеды, как мы знаем, иногда устанавливают на крупные корабли, чтобы добивать подранков с отключившимися щитами. Например, на линейном крейсере "Ника" было две установки энерготорпед, а "Ника" в десять раз тяжелее "Бесстрашного". Гравикопье вообще крайне редко используется на боевых кораблях, исключительно в опытном порядке. Догадаться, что на "Бесстрашный" поставили не только гравикопьё, но и 14(!) энерготорпед, для чего пришлось пожертвовать бортовыми ракетными установками - это надо быть Вандой, тем более, что ни один нормальный капитан всё равно не согласился бы на подобный, с позволения сказать, тюнинг.

Итак, у капитана не было основания ждать сочетания гравикопья и энерготорпед, и, соответственно, боятся крейсера.
А если он догадывается про гравикопьё (и торпеды!), или же обладает сверхъестественными способностями, позволяющими читать мысли вражеского капитана, видеть будущее или заглянуть в нутро вражеского корабля, то тогда бы его и Хонор не обманула, правда ведь?
Да, он мог не поверить симулянту, хотя это крайне маловероятно. Но чтобы он подумал? Трусливый монти делает вид, что тяжело ранен, ради того, чтобы сбежать с поля боя. Надо его догнать и наказать. Не хочет использовать ракеты? Прячется от возмездия за импеллерным щитом? "Текущий вектор “Бесстрашного” давал рейдеру четыре возможности: отступить и прервать бой; лечь на бок относительно крейсера и обстрелять его из бортовых орудий, проходя над ним; зайти либо с носа, либо с кормы". А дальше "классический манёвр, инстинктивно приходящий в голову любому офицеру", и т.д.

Но вообще, тут ссылаются на психическое состояние хэвенитского капитана. Монти, де, его взбесил.
Безусловно, если по тексту следить за эмоциями капитана Конглина, он покажется нам слегка неуровновешенным товарищем, что есть, то есть. Типичный хэвенит - "как и все, он ненавидел всех, кроме себя"(с).

Но знаете, я не люблю рассматривать такие аргументы, от неадекватности. Кроме тех случаев, когда речь идёт об Ивиле ;). Но Ивил, хотя бы, стабилен в своей ненависти к окружающим. Допустим, каждый раз, когда Ивил встречается со Славой Макаровым, за Ивила кидается игральная кость. Если выпадает от двух до шести, Ивил реагирует на Славу исходя из их текущих отношений. Если выпала единица, Ивил смотрит на Славу и спрашивает: "Кто ты такой?"  "Я - Слава Макаров..." "Нет", - говорит Ивил, - "Кто ты такой, что я тебя до сих пор не убил?" Всё, типа, понеслась моча по трубам, Ивил впал в неадекват. А с него, кстати, станется бросать кости прямо в присутствии Макарова 8-).

Это шутка, конечно, но если Вебер не кидал кости на поведение Коглина в каждый конкретный момент, его психическое состояние - всего лишь авторский приём, и несчастному хэвениту можно приписать что угодно. Например, когда, по тексту, он первый раз взбесился?

"— Стреляют! — вскрикнул Джамал.
Коглин задохнулся от бешенства. Черт побери, да как же попасть в это долбаное корыто?! “Сириус” извел около девяноста ракет. Шесть из них избежали поражения, но система РЭП крейсера оказалась адски эффективной. Ни один из снарядов не нанес ушерба!"


Боя ещё по сути не было, а он уже взбешён. Теперь, давайте представим, что "Бесстрашный" получил первые два попадания, и Условный Персонаж Макарова (тм) увёл его в сторону. А Коглин не успел успокоиться, и по-прежнему задыхается от бешенства. "Ах так", - закричит он, плюясь слюной на экран, - "Проклятый монти! Так-то ты крутой, а получил по носу и сразу заныл, да, заныл, да, да? Нет, сука, я с тобой ещё не кончил, но я с тобой скоро покончу. Разворачивайте корабль, полетим его убивать". И пожалуйста.

Поэтому я предлагаю оценивать поведение персонажа. Действия Коглина неоптимальны, но мы нигде не можем обвинить его в неадекватности или сказать, что у него не было причин поступить именно так. Собственно, именно рациональность его поведения позволила Хонор дважды в нужный момент развернуть корабль. А если бы он себя не контролировал от бешенства?

"А", - закричал он, увидел, что Хонор уводит израненный крейсер в сторону, - "Ты думаешь, ты так легко отделаешься после того, что сотворила с моим кораблём, дрянь? Право руля, бортовой залп, пятьдесят ракет ей в задницу! Не ожидала, а, сучка?" И всё. Вот что такое неадекватность. Но в тексте этого нет.

Так что, мухи отдельно, котлеты отдельно.

Наконец, самое смешное.
Про правильность действий Хонор. Я так понимаю, правильность действий подразумевает позитивную цель и рассчёт? На что могла рассчитывать Хонор? На удачное попадание по вражескому рейдеру, до того, как её саму уничтожат? Вероятность - один шанс на тысячу, если не меньше. Ракеты по врагу она клала метко, а толку? Силы слишком неравны.

На то, чем в итоге всё кончилось? Долгкий бой, выход из боя после невозможности его продолжать, вражеский залп, отбитый импеллерным щитом, внезапный удар гравикопья и запуск энерготорпед?

Что же, посчитаем "если". Если за время перестрелки "Бесстрашный" не получит критических повреждений... и сохранит контроль за системами вооружений... и будет работать хотя бы один реактор... и будет существовать рубка... и у корабля останется гравикопье (а оно на борту в единственном экземпляре!) и хотя бы несколько энерготорпед (к концу боя их осталось 4, из 14, а где йокнулись десть, могли йокнуться все)... и импеллеры не накроются... В общем, может сработать. Хотя "Бесстрашному" в погоне за рейдером гораздо проще поймать критическое попадание и взорваться на месте, чем уничтожить врага - лёгкий крейсер корабль небольшой, куда не ткни, везде что-нибудь ценное и хрупкое. Если же мы считаем психологическое состояние капитана хэвенитов важным фактором, то мы вводим в уравнение ещё один фактор. В момент выхода "Бесстрашного" из боя, Коглин должен находиться в нужной точке своей эмоциональной синусоиды между яростью и страхом. Если он испугается и убежит, фокус не сработает, если озвереет и начнёт закидывать мантикорский корабль ракетами из бортовых пусковых установок, Хонор конец.

Итак, если говорить о планировании, шансы на выживание близки к нулю.
Так на что же рассчитывала Хонор?
Да ни на что она не рассчитывала. Она исходила из того, что она должна была делать. Она офицер Королевского Флота Мантикоры, её обязанности расписаны в Уставе. Поэтому она и гналась за нарушителем, не обращая внимание на его размеры, и дралась до последнего. Пусть мы умрём, но мы умрём, выполняя свой долг, и посмертно нас назовут героями, бла-бла.

...Посмертно называйте меня хоть Легендарным Героем Галактики, - сказал бы Условный Персонаж Макарова (тм).

Что я хотел показать? Другой способ мышления, другой подход к построению сюжета. Наш УПМ(тм) отталкивается не от того, что он должен делать, а от того, чего он хочет достичь. Он хочет победить. Для этого нужно уничтожить вражеский корабль. Как?

1. Лететь за ним и стрелять по нему ракетами в рассчёте на удачное попадание, одно на тысячу? Ракет на "Бесстрашном" всего 60 штук. У УПМ(тм) нет надежды на то, что Светлая богиня решит явить ему свою милость.  Итак, шансы уничтожить врага таким образом близки к нулю, но есть высокая вероятность угробить свой корабль. 
2. Врезать по нему гравикопьём с близкой дистанции, добить энерготорпедами. Как можно реализовать этот вариант?
2.1 Догнать врага? Вырождается в вариант 1. Пока долетишь к врагу на нужное расстояние, он сам тебя собьёт три раза.
2.2. Сделать так, чтобы враг сам к тебе подошёл. Подойдёт он только для того, чтобы добить, если будет уверен, что "Бесстрашный" утратил возможность вести огонь ракетами.
2.2.1. Получив пробоину в корпус, изобразить критическое попадание, любыми возможными способами. Потом прятаться за импеллерным полем, давай врагу возможность подойти поближе.

Вот единственный реалистичный вариант, за которым скрывается чистая победа. При этом, в живых остаётся больше людей, и даже уворачиваться от врага проще - осталось больше датчиков. Это Хонор приходилось полагаться на интуицию.

Главное - знать, что враг пойдёт тебя добивать. Для этого и нужно Зеркало Аматэрасу, о котором шла речь в изначальном постинге, чтобы прочесть и предугадать замысел врага. Знать, что ему придёт в голову мысль о том, что нельзя оставлять свидетелей, к примеру.
Это путь использования Зеркала в традиции бога войны, путь стратегии.
А Светлой Зеркало нужно для того, чтобы рассчитывать траекторию и всегда попадать, она играет с доской, а не с игроками. Поэтому и у Хонор возникают проблемы с оценкой ситуации в целом, зато на своём, тактическом уровне, она никогда не промахивается.

Что касается того, что "это могло не сработать", ну так лучше рискнуть и выиграть, чем не рискнуть и _не_ выиграть. Небольшой шанс на чистую победу лучше, чем ничего. Стратегия риска, да, гнилая переслегинщина; но честную перестрелку с рейдером "Бесстрашному" без помощи сверхъестественных сил не выиграть, и это тоже факт.

Блестящей тут представляется оценка шансов УПМ(тм) на победу, которую дал al103: "50/50%". 50 на 50 процентов? Один к двум? В столкновении тяжелого рейдера с лёгким кресером, при десятикратном превосходстве в вооружении?! Сдаётся мне, это гораздо лучше, чем статистическая вероятность. УПМ(тм) просто герой, у Хонор не было и этого; к тому же, его вариант менее затратен по ресурсам, и даёт больший шанс на выживание большего числа людей, т.е. соответствует принципу гуманности, хехе.
linkReply