Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Это грёбанный сон

Вероятно.
Но меня смущает то, что вы с Феликсом допускаете верность многим абстрактным вещам, но не идеологии. Идеология во многом похожа на Путь и точно так же задается в целом извне, но воспринимается каждым по-своему
.


Это кошмар.
Нет, я думал, как ему объяснить.
Но, блин. От этого это не перестаёт быть кошмаром.
У меня чувство, что надо мной издеваются.

Жестоко видеть ошибки и не указывать на них, ибо жестоко скрывать знания и не делиться мудростью. Я буду повторять это, как мантру.
Нет, я просто очень ленив.
И интровертен.

В остальном... /*вздыхает*/ в словарь. Читать статьи "идеал" и "идеология".

Ладно, special 4 zinik_alexander.

Подумать о том, кем задаётся Путь. Кто отвечает за вопросы Пути, кто заведует кафедрой Пути, кто у нас секретарь по Пути, я не знаю. Институт Пути, блин.
Подумать, о какой вообще идеологии речь. И что это такое? И с чем её едят? И откуда она взялась? Я вот уверен, что нет ни одной идеалогии... так, ладно.

Медитировать на слова "человека можно заставить делать горшки, но нельзя заставить совершенствовать своё гончарное мастерство. Захотеть делать лучшие горшки на свете он может только сам".

...Пока в словаре, посмотреть заодно слова "личный", "индивидуальный" и связанный с этим комплекс понятий.

Медитировать на цитату из "Укуса ангела" Крусанова:
— Ты, должно быть, заметил,— растянувшись под солнцем на камышовой циновке, небрежно предположил Легкоступов,— что Христос не дает инструкций, как следует поступать вслед за капитуляцией второй щеки. Не говоря о том, что печень у человека и вовсе одна... Поэтому я не слишком отхожу от христианства, утверждая: если тебя звезданули по щеке — подставь другую, но потом непременно оторви обидчику голову. Словом, я хочу сказать, что Бог — скорее личность, нежели абсолют, одновременно вобравший в себя плерому гностиков, эн–соф каббалистов, праджню махаянистов и стихию света манихеев.

Лежавший рядом Иван безмолвствовал.

— Берусь доказать,— дерзко заявил Петруша,— что Бог не вездесущ, не всемогущ, не всеведущ и не всеблаг, а стало быть, не слишком от нас с тобой отличен.

— Не верю,— с военной прямотой возразил Иван.

— Отчего же, изволь! Бог, сотворив мир и все сущее, то есть создав пространство вне себя, тем самым ограничил себя, ибо находится вне созданного им пространства. Следовательно, Бог не вездесущ.

— Чушь! — отрезал Некитаев.

— Вовсе нет. Ведь Бог добр. Будь Он вездесущ, Он был бы и во зле, и в грехе, а это не так.

Иван приподнялся и сел на циновке, по–турецки поджав ноги. На груди его, рядом с нательным крестиком, покачивался на сплетенном из цветных шелковых нитей шнурке золотой амулет в виде славянского солнца с короткими и толстыми, как кудри, лучами.

— Далее,— как по–писаному продолжил Петруша,— создав или допустив время, явление, так сказать, самостоятельное, Бог вновь ограничил себя, ибо Он не может уже сделать бывшее небывшим. Следовательно, Он не всемогущ.

— Но это не так! — возмутился кадет Некитаев.

— Это так, потому что Бог милостив. Будь Он всемогущ и не исправь зла сего мира, Он являл бы нам не сострадание, а лицемерие.

На загорелом лице Ивана проступило чувство неопределенного качества.

— И наконец,— снисходительно подытожил Петруша,— сотворив души, наделенные свободной волей, Бог оказывается не в силах предугадать их поступки, иначе воля была бы несвободной. Следовательно, Он не всеведущ.

— Не знаю почему, но это не так! — угрюмо заупрямился Иван.

— Это так, ибо Он благ. Будь Бог всеведущ и знай злые помыслы людей, готовых сознательно предаться греху, Он не допустил бы греха.— Петруша шлепнул на плече треугольного слепня.— Если же тебе угодно настаивать на том, что Бог всеведущ, то придется признать, что Он не всеблаг. Ведь люди тогда, следуя Божьему промыслу, не могли бы избежать греха и поступить иначе, чтобы не нарушить Его волю. Но в таком случае за все деяния и прегрешения людей держать ответ перед Богом должен сам Бог.

Посчитав, что продолжение беседы в том же духе будет, пожалуй, уже избыточным бахвальством, дипломированный филолог Петр Легкоступов встал с циновки и, потрогав свои горячие плечи, предложил окунуться. Иван остался недвижим. В голове его недолгое время происходила какая–то трудная работа, проделав которую, он тоже поднялся и легко двинулся за Петрушей к озеру. Пробитая солнечным светом, который не то волна, не то поле, не то сонм корпускул, прибрежная вода казалась рыжеватой. Ничего не подозревающий Легкоступов, спугнув стайку водомерок, зашел в озеро по грудь, что удалось ему за три с половиной шага, и тут настигший его Иван невозмутимо и по–военному четко продемонстрировал усвоенный урок. Взяв в кулак волосы на затылке Петруши, кадет Некитаев решительно окунул голову соперника в озеро, вода которого, по непроверенным местным слухам, считалась целебной. Извергая пузыри и поднимая придонную муть, Легкоступов забился и засучил в воде руками, однако Иван держал жертву крепко. Когда Петруша обмяк и пальцы его перестали цепляться за руки и ноги мучителя, Некитаев вытащил едва живого герменевтика на берег.

Стоя на карачках, Легкоступов довольно долго кашлял, выкатывая из орбит красные глаза, хрипел и производил еще какие–то рвотные движения и звуки, при которых из носа и рта его хлестали потоки целебной воды, сдобренные “Каберне” и тягучей желчью. Наконец, насилу оправившись, Петруша немощно растянулся на траве и судорожно прошипел:

— Дрянь!.. Ублюдок!.. Я же утоп!

Но Иван был мрачен и убедительно серьезен.

— Пусть за то,— хмуро рассудил он,— Всеведущий сам с себя взыщет. Разве не так выходит? — В глазах кадета не было никого — ни зверя, ни человека.— Запомни, Легкоступов: я знаю, что кровь во мне стала черной. Кровь во мне переменилась, и теперь мне все можно. О Тане забудь. Ты понял меня, Легкоступов?

Петруша понял. Он еще не отдышался до конца, и взгляд его был мутным, но он все понял.

— Ты же брат ей...— вышла из него задохнувшаяся мысль.

— А впредь давай устроим так,— предложил Иван,— я буду делать как захочу, а ты будешь объяснять, почему я поступаю правильно.

Подумать в этом контексте о генезисе разных вещей.

В качестве упражнения обосновать правомочность предательства СССР в пользу США в советских идеологических терминах. Подсказка: "честь" - предрассудок эксплуататорских классов в эпоху феодализма, якобы оправдывающий их право на эксплуатацию угнетённых классов, "патриотизм" - политическая концепция, сформулированная национальной буржуазией при переходе к стадии монополистического капитализма, с целью разобщения интернационального пролетарского движения и для обоснования борьбы за рынки сбыта. 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments