Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:
  • Mood:
  • Music:

Архаичные аристократы и воинский культ, размышления

Мы уже проговаривали версию происхождения аристократического менталитета из варваров,  завоевавших какой-нибудь народ и отказавшихся с ним смешиваться. Но что, если в  условном архаичном обществе уже была представлена зародышевая, прото-версия этого  менталитета?

Я говорю о тайных мужских сообществах. Они обнаружены или реконструированы учёными во  многих примитивных обществах и культурах. Самой известной целью таких обществ было  укрепление мужской власти над женщинами, но помимо этого они выполняли ещё ряд  функций.

[Подобный сюжет встречается и в русских сказках: "Вскоре пришел Полуденный Ветер, и мужик начал ему жаловаться на свою жену, а Ветер ему сказал: «Жаль мне тебя, старика, что жена у тебя так зла; однако я тебе в том помогу, и жена тебя бить больше не станет. Возьми эту бочку, и когда придешь домой, а жена твоя будет тебя бить, то стань позади бочки и скажи: «Пятеро из бочки, бейте мою жену!» А когда они ее поколотят довольно, то скажи: «Пятеро опять в бочку!» Мужик, поклонясь Ветру, пошел домой и, пришедши, сказал жене: «Вот тебе, жена, вместо коробочки бочка!» Жена осердилась на своего мужа и сказала: «Что мне в твоей бочке? Для чего не принес муки!» И выговоря сии слова, ухватила ухват и хотела бить своего мужа. Мужик тотчас стал за бочку и сказал: «Пятеро из бочки, бейте мою жену хорошенько!» Вдруг выскочили из бочки пять молодцов и стали бить мужикову жену. Мужик, видя, что поколотили ее довольно и она стала просить его, чтоб помиловал ее, сказал: «Пятеро опять в бочку!» С тех пор жена его стала посмирнее".]

...Да, я это по своему детскому саду помню. Мальчики, разбившись на две условные  группы ("полицейские" и "воры"), сходились в благородных схватках-поединках, со своей  сложной системой правил. Остальное время мы играли в Охоту, где мы были охотниками, а  девочки - дичью, и мы гоняли их по двору, ловили, отпускали и снова ловили. То же  самое было на даче, когда мальчики объявили себя полицейским участком, а девочек,  вышедших за пределы своего участка - преступницами. Мы готовили их к суровым реалиям  мужского мира 8-). Охотно верю, что мы в своём личном развитии повторяли социальную  эволюцию человечества.

С точки зрения моего мира, эти общества были одной из ранних форм культа бога войны и  связанного с ним тотемизма. Изначально, мужской инициацией заведовал Зарад, но затем, после формирования парного культа (бог войны - бог охоты, медведь-волк), эти функции  перешли Двуликому. Бог войны, бог волков ("волчий пастух") брал на себя заботу о юнцах ("волках"), которые селились отдельно от племени. Так их подростковая агрессивность  получала выход в изнурительных тренировках и испытаниях, в жестких играх или настоящих  набегах, в уроках власти над женщинами. Под руководством опытных воинов они учились  сливаться со зверем внутри себя, контролировать его и подчинять. А затем,  перебесившись, возвращались в племя, к взрослой жизни, женитьбе, семье и прочим  скучным обязанностям. Взрослая жизнь находилась под покровительством Зарада. 

[В эпоху вооруженного расселения северных индоевропейцев-скотоводов к архаичному Велесу прибавился Перун, но это не создавало конфликтной ситуации: Велес оберегал и умножал стада, принадлежащие племени, а Перун вдохновлял на захват чужих стад и новых пастбищ. Оба бо­жества были порождением новой и в экономическом и в соци­альном отношении обстановки.]

Я тогда пытался объяснить slavamakarov'у, что волчье  оборотничество - это почерк воинского культа, у Зарада это выглядело бы совсем иначе (речь шла о книге Никитина "Трое из леса").  Изначальные "оборотни" - это юные воины в ритуальных масках и зверинных шкурах,  переживающие особое состояние единства со своим воинским тотемом. 

"И вот на голову “исполнителю” надевается священная маска. В ней африканец как бы  перестает быть самим собой — таким, каким его привыкли видеть другие и каким он сам  привык себя ощущать. Индивид становится совершенно другим, “возвращается” в  раннеэволюционный мир зоологии. Иначе говоря, ритуальная маска для него — отнюдь не  средство маскировки, а своего рода завещанный предками ключ к психологическому  перевоплощению".
   
Это одно из главных таинств культа бога войны. Когда на тебе маска, ты перестаёшь быть  собой, утрачиваешь своё "я". Ты - зверь. Ты не связан человеческими законами и  племенными табу, ты имеешь право убивать мужчин и насиловать женщин, забирать чужое  добро, поджигать дома. "Война - это Великий Карнавал, освобождение от плоти.  Вывернутая наизнанку реальность, где разрешено запретное, а обычные правила не  действуют". И пока ты носишь маску, ты участник игры, неузнаваемый и всемогущий.

"Используя в качестве отправного материала сообщения Тацита, «Датскую историю» Саксона  Грамматика, исландские саги и сказки братьев Гримм, Лили Вайзер произвела в своей  книге реконструкцию образа древнегерманских тайных обществ, посвятительных организаций  берсерков, которые, по мнению Вайзер, «изначально олицетворяли воинство мертвецов».  Это неистовое воинство мертвых (Totenheer), зловещие упоминания о котором рассеяны по  страницам индогерманских сказаний, обладало способностью эмпатически вживаться в образ  священных животных (волков или медведей), следуя их повадкам и нагоняя ужас на всю  округу. Свидетельства о ритуальном, а не сугубо мифологическом характере таких тайных  союзов Вайзер находила, во-первых, в рассказах об оборотнях, а во-вторых, в  европейских святочных игрищах Дикой Охоты (wilde Jagd), В обоих случаях имелся ввиду  определенный союз вполне живых и, как правило, молодых людей, посвятивших себя Богу  экстатической битвы Вотану и под его руководством ведущих драматическое сражение".

(a_eliseev делает упор на то, что Дикая Охота была направлена против женщин-ведьм. Я,  скорее, соглашусь с Игорем Андреевым: "[Женщина] как бы противостоит в традиционном  обществе мужчине. Это не антагонизм, а разумная оппозиция представителей  противоположных полов, дающая каждому из них определенное “поле” для маневра в  групповых по сути своей отношениях друг с другом. Мужчины издревле инкриминируют своим  подругам разрыв человека с небесами... После этого уделом женщин стала земля, а на  земле — вода. Небо же больше благоволит к невиновным в данном скандале мужчинам,  предпочитающим, кстати, воде ее небесного антагониста — огонь".

То есть, надо различать агрессивные действия по отношению к женщинам своего племени,  носящие, во многом, игровой, ритуальный характер (напр., "похищение невесты" и т.д.);  карательные действия против женщин, нарушивших те или иные правила поведения  ("укрощение строптивой"); и набеги с целью похищения чужих, вражеских женщин.

Безусловно, в традиционные обязанности культа бога войны входила также борьба с  нежитью и колдунами, воины магов недолюбливают. Со временем всё это могло  профанироваться и извращаться.)

...Иногда самые активные и агрессивные юноши-волки сбивались в стайки и уходили в  дальние походы, чтобы уже не вернуться, по той или иной причине. Иногда они сохраняли  связь с племенем, но фактически переставали быть его частью. Тут всё просто или  понятно. Гибель в бою, возвращение с богатой добычей - или захват власти в чужом,  более развитом обществе.

"Люди, еще естественные по натуре, варвары в самом ужасном смысле слова, хищные люди,  обладающие еще не надломленной силой воли и жаждой власти, бросались на более слабые,  более благонравные, более миролюбивые расы, быть может занимавшиеся торговлей или  скотоводством, или на старые, одряхлевшие культуры, в которых блестящим фейерверком  остроумия и порчи сгорали остатки жизненной силы. Каста знатных была вначале всегда  кастой варваров: превосходство ее заключалось прежде всего не в физической силе, а в  душевной, - это были _более_цельные_ люди (что на всякой ступени развития  означает также и «более цельные звери»)".

Интересней поговорить о тех, кто перенёс традиции юношеских воинских братств во  взрослую жизнь, решив сохранить силу, которую давали организация, дисциплина - и  маски.

"В процессе эволюции самобытной африканской цивилизации первичное “социальное”  братство по возрасту постепенно уступало место особого типа содружеству,  комплектующемуся путем выстраивания иерархической пирамиды групп сверстников... При  этом перенесенная из возрастных братств и объединений привычка взаимопомощи и  взаимозаменяемости в критических ситуациях трансформируется в мистический, окутанный  зловещими ритуалами языческий фанатизм".

У них была своя иерархия, свои правила, свои законы. Их объединяла тайна и  анонимность. Это могло стать точкой сборки для аристократического менталитета (опять  же, отсылаю вас к цитатам из статьи). Здесь есть чёткое противопоставление "наших"  (членов братства) и всех остальных, "народа". Здесь есть набор сложных правил, само  знание о которых отделяет посвящённых от профанов. Здесь есть особый, внутренний,  корпоративный суд - "всемерно поддерживается страх перед коллективной местью братства  в случае малейшего отступления от его устава и неповиновения руководству" - и  приоритет ценностей сообщества над любыми другими обязательствами. Они неизбежно брали  на себя какие-то структурообразующие функции, например, храмовой стражи, карающей  отступников и нарушителей табу в интересах жреческого сословия. О борьбе с колдунами я  уже говорил.

Итак, в своей изначальной форме аристократический менталитет формировался в  структурах, которые были полной противоположностью того, что позже стало  ассоциироваться с аристократами. Вместо индивидуальности - жесткая иерархия,  дисциплина, обезличенность. Вместо титулов - клички. Вместо демонстративности -  анонимность: признаками статуса было то, что позволяло человеку слиться с членами его  боевой группы, а сам этот статус необходимо было скрывать от окружающих. Вместо власти  - тайный заговор немногих против многих (что, по мысли Крылова, не только противоречит  публичной власти, но и предшествует ей). Вместо благородной крови - отрицание  родственных связей в пользу корпоративных. Впрочем, очевидно, что членство в таких  группах рано или поздно становилось наследственным.

[То-то наших "благородных" периодически на какой-то Ку-Клус-Клан тянет... Впрочем,  современные бойцы спецподразделений тоже живут по такому принципу, не распространяясь  о своей работе в быту и скрывая лицо на операциях.] 

...Это была армия ночи, которая "конно и оружно" сходилась по зову своих таинственных  лидеров, наносила удар, а затем таяла в рассветной дымке.

"Что же это за мир, населенный какими-то оборотнями: днем — нормальными, по крайней  мере с виду, людьми, ночью — жестокими, злобно-агрессивными животными, нелюдями? Где  ключ к рациональному (без мистики) пониманию такого рода иррациональных явлений,  раскрытия сложного психологического механизма столь удивительных групповых  перевоплощений? Не означает ли это, что в глубинах человеческого мозга есть нечто,  эффективно резонирующее с далеким-предалеким, еще животным, зоологическим прошлым?"

Постепенно, члены тайных обществ становились всё влиятельнее и заметней, их  превосходство над остальными было слишком явным. Произошёл Переворот, в ходе которого  была уничтожена старая знать. Заговор увенчался успехом. Напоминаю, речь о мифе!

Например, миф Монако, я на него ссылался. И да, я знаю, что с точки зрения истории, всё  было не так. Но вслушайтесь в мелодию легенды. 

"Еще древние греки, основавшие Порт Геркулеса на месте современного Монако в V в. до  н.э. блестяще владели фехтованием на коротких мечах и кинжалах. Фехтование было одной  из обязательных дисциплин, преподававшихся в древнегреческих палестрах и гимнасиях.  Город был известен своим храмом Геркулеса. Его культ смешался с фаллическим культом  местного бога плодородия и мужской силы. Этот бог был одноглазым (Mono okos). В  результате возник культ Геркулеса Одноокого (Herculis Monoeci)... Культ этот был столь  силен, что некоторые его пережитки сохранились вплоть до наших дней. В частности, как  считается, обрядовая и культовая часть монегасской школы фехтования на ножах (обряды  посвящения, традиционная форма) сохранились с тех времен".

Итак, в этой местности был традиционно силён культ могучего мужского божества,  "Одноглазого Геркулеса". По сути, речь о боге войны (вспомним Вотана). Посвящение в  этот культ связывалось с искусством боя на коротких мечах и кинжалах, эти обряды  инициации породили особую фехтовальную школу и частично дожили до наших дней.
 
"О монегасской школе фехтования можно говорить с конца 13 в. н.э. Согласно легенде,  основатели княжеской династии Гримальди - Франсуа Гримальди, Орацио Гастальди, Рикардо  Фиески и представители 6-ти Корсиканских семей 8 января 1297 г.,  переодевшись  францисканскими монахами, проникли в замок Монако и перебили всю стражу и спящих и  захватили замок. Этот день считается днем основания династии Гримальди и этот эпизод  отражен на гербе Монако. Главы первых 9-ти семей стали основателями первых «старших»  кланов. Переодетые «монахи» были вооружены короткими мечами и кинжалами, которые было  удобно прятать под рясами. Дальнейшая средневековая история Монако протекала в  беспрерывных феодальных междоусобицах, заговорах и войнах".

Гримальди, предводитель воинского братства, чувствует, что момент настал. Он бросает  клич, и лучшие из посвящённых сходятся на его зов. На них тёмные плащи и капюшоны,  скрывающие лица, они одеты, как странствующие монахи. Девять смиренных слуг божьих  входят в крепость, не привлекая внимания - хозяева расслабились, чувствуя себя в  безопасности под защитой толстых стен. А затем плащи распахиваются, обнажая короткие  клинки - удобны для скрытого ношения, удобны для боя в тесных помещениях. Начинается  резня. Комната за комнатой, коридор за коридором, башня за башней. К утру над замком  развивается новый флаг, и Гримальди провозглашает себя князем, а эту землю - своей  собственностью, и собственностью своих потомков. А крепость переименовали в  Минас-Моргул.

(Заметим, кстати, что дальнейшее развитие мифа связано уже не с культом Войны, а с  культом Власти:

"Численность ордена всего лишь  9 человек. Набираются из детей-сирот, воспитываются в  глухом монастыре в личной преданности князю. Великим Приором ордена является сам князь  Монако. В повседневной жизни его члены имеют различные профессии, носят обычную  одежду, а черные плащи с капюшонами – только на церемониях... Считается, что «Черные  братья» выполняют «грязные» поручения князя, в т.ч. за пределами княжества".

Девять изначальных мастеров превратились в девятерых агентов, которые воспитываются мастерами, но сами не являются носителями традиции; их роль - быть карающим мечом князя. Похоже на то, с чего мы начали, но содержание другое.)

Эх.
Ну и наконец.

"И вообще многое в атрибутике современных мафиозных структур — специфическая мифологическая “калька” с тайных ритуально-мифологических обществ, зарождение и существование которых уходит в глубину тысячелетий".

Да. Обычные "братки" - варвары, а воры в законе - это аристократы, эдак ... тысячи лет до нашей эры. Думаю, это даже обосновывать не надо (статус, функции, кодекс поведения, отделяющие от "мужиков" табу, ритуальные прозвища). Другое дело, что организованая преступность является социальным паразитом, ну так многие и о настоящей аристократии были не лучшего мнения. Феликсу-ogasawara так вообще биологические паразиты нравятся /*хихикает*/.

Помните, я цитировал подслушанный разговор? "Да что там генеральские должности, уже и воров в законе за деньги коронуют! Пацану 23 года, а он вор в законе. Раньше надо было лет пятнадцать просидеть на параше, а теперь вот... сначала грузины эту моду ввели, потом чеченцы... эх...". То есть в Советском Союзе были две основные группы, способные осознанно генерировать аристократический менталитет - военнослужащие из семей потомственных военных, и воры в законе. И если верить интонациям тех мужиков, продажность военных воспринимается даже менее трагично, чем профанация воровских титулов (воинская каста в СССР была несколько сырой и не до конца сформировавшейся, об этом писал тот же diunov).

Меня просто спросили, кто по менталитету Сильвер (книгу я не помню, неважно).
Если он как личность сформировался уже пиратом, то примитивный аристократ, "вор в законе".
Или он мог быть буржуа, который потом проинсталлировал себе "мафиозно-аристократическую" оболочку, т.е. он буржуа-аристократ, и именно как буржуа изображает трактирщика и кока.

Завершая тему аристократов - и мафии - опять о крутом Монако:

"Gianfranco, основатель московской школы, происходит из 12-го клана монегасского народа, из семьи Montigni. Его прадед переехал в Крым из Монако в конце 19 в. вместе с будущей женой. Прадед и дед Maestro были осуждены при Сталине как итальянские шпионы. Дед женился на русской женщине. Отец Gianfranco переехал в Москву в начале 1960-х годов. Несмотря на жизнь в условиях другой культуры и национального менталитета, а также политические репрессии и ксенофобию, процветавшие в советском обществе, прадед, дед и отец Gianfranco держались монегасских традиций. Также был воспитан и сам Gianfranco. В возрасте 16 лет стал Maestro. В возрасте 22-х лет принял решение восстановить связи с 12-ым кланом.
Первый ученик появился у него в 1996-м году, а в ноябре 2002-го состоялся первый набор в школу. На сегодняшний день в Москве через неё прошли только 26 человек. В июне 2005 г. школа получила официальный статус. В ознаменование этого события Дон 12-го клана прислал из Монако серебряную ящерицу – знак клана.
Расстояния в сотни и тысячи километров, также как и государственные границы, никогда не были и не будут преградой для национальных чувств и культурных традиций
".
Tags: аристократ, концепция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments