Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Крайний Юг

Может, я выбрал какую-то неправильную форму в своих рассказах… я всего лишь пытаюсь вести разговор на темы, заявленные в изначальном «поиграем», но, может, я излишне многословен?

Постараюсь быть лаконичней… или как получится /*вздох*/.

Но на деле, Крылов смешивает две похожие, но не тождественные вещи. При этом, Холмогоров чётко имел в виду вторую.

У изначальных варваров, как мы выяснили, был «первобытный коммунизм» - вождь забирал себе лучшие вещи, а остальное добро делил по-братски. Некому Владимиру на Форуме Альтернативной истории даже пришло в голову объявить образ жизни 15 подростков на необитаемом острове настоящим коммунистическим идеалом и ясным свидетельством неизбежности наступления коммунизма в масштабах всей Земли. Вспоминается советский анекдот о том, какой строй был у индейцев доколумбовой Америки: «Социализм; у них был вождь, они ходили голыми и ели фигу».

Но что делать, если у нас в племени тысяча человек? Сто тысяч? Какой коммунизм мы построим тогда?

Бощенко попытался ответить на этот вопрос своей СУ-1,5.

Сначала вождь окружает себя помощниками, которые берут на себя часть полномочий и непосредственно следят за выполнением приказов вождя. Потом эти помощники набирают себе других помощников. В итоге вождь, а потом и его непосредственные приближённые оказываются «первыми чиновниками», людьми, которые не добывают и не производят ресурсы, а занимаются только управлением. Себя они обеспечить не в состоянии, поэтому их кормят остальные члены племени – в обмен на руководящие указания и общий контроль над распределением ресурсов. Племя приобретает отчётливо пирамидальную структуру.

Затем жрецы (интели) создали письменность, первую информационную технологию. «Одно то, что от вождя к помошнику можно было послать сообщение через папирус и раба, делало это изобретение подобно изобретению Телеграфа, Радио, Интернета. Итак, главным плодом Первой Информационной Революции, было изобретение письменности и новых технологий связи, т.е. почты. Первая искусственная среда передачи данных это листок папируса или глиняная табличка» (Бощенко).

(Он, конечно, упрощает, но глобус, глобус…)

На этой стадии наше разросшееся племя превращается в протогосударство. Это по-прежнему пирамида. Верхушка – вождь и его сановники, а также жрецы, которые ведут учёт и обслуживают «информационную сеть». Под ними – те, кто передаёт на нижний уровень указы вождя и следит за их выполнением, то есть чиновники, надсмотрщики и стража. Наконец, основание пирамиды, собственно народ, который производит продовольствие, а также осуществляет всякие масштабные проекты вроде рытья каналов и строительства тех самых пирамид.

В общем-то, у нас получилось нечто похожее на азиатский способ производства.

Но как сделать так, что бы всё это работало? Ведь Крылов пишет, что «в рамках Первой этической системы приказы воспринимаются плохо, а лидер, который дает много указаний, быстро теряет авторитет, поскольку он сам не делает того, к чему принуждает других. Власть в рамках Первой этической системы всегда устроена просто». А у нас тут всё строится на приказах и вертикали власти.

В рамках нашей концепции, такая система может существовать, только если Южная этика («делай другим то, что они делают тебе») искусственно урезается до южного полюдья («делай то, что делают все»).  Большая часть народа должна быть превращена в примитивных варваров, все высшие слои данной ментальности ликвидируются любыми методами, от культурных до силовых. «Примитивный варвар - член племени. Трусливый, несамостоятельный, способный только копировать соплеменников».

Варвар в идеале мог выжить и в одиночку, тем более – в небольшой группе. Но здесь представитель народа должен полностью зависеть от коллектива. Впрочем, это как раз неудивительно – каналы роют не от хорошей жизни, вряд ли вокруг густые леса, полные дичи. Варвар стремится уподобиться вождю, а значит, в своих высших проявлениях, способен действовать самостоятельно и приказывать другим, ориентируясь только на своё интуитивное восприятие обстановки.

В рамках подобного понимания истины самыми верными и надежными знаниями являются хорошие чувственные восприятия. Разумеется, чувства часто обманывают - поэтому их следует изощрять, усиливать и развивать. Это касается как ушей и глаз, так и интуиции. Знание такого рода слишком конкретно, чтобы быть выразимым и описуемым. Да оно и не нуждается в описании. Это знание охотника, чующего добычу, знание крестьянина, угадывающего завтрашнюю погоду».)

Но примитивный варвар на это не способен. Его среда – искусственная, его истина – это мнение коллектива. Он не может действовать самостоятельно и задавать свои нормы поведения – только следить за тем, чтобы все остальные вели себя так же, как и все.

(Заметим, что если варваров поместить в такие условия, методично снимая у них верхние слои их менталитета и их этики, то у нас, теоретически, создадутся условия для формирования примитивных буржуа. «Примитивный буржуа - подневольный работник, земледелец. Близок к примитивному варвару, но ещё трусливей и ещё больше зависит от мнения окружающих. "Подлый люд", "скотина", "быдло". Умеет вкалывать от зари до зари».)

В таком обществе только вождь имеет право задавать нормы поведения, причём через посредников и письменные инструкции. Но как сделать так, чтобы его приказы перевешивали любое мнение на местах? Тут на помощь опять приходят древние интели и их информационные технологии. Во-первых, письменный приказ вождя объявляется священным и сакральным, как воля бога, а значит, ослушаться его нельзя. Во-вторых, сам вождь постепенно обожествляется, теперь он могучий Царь-Солнце, наделённый чертами всеведения и всемогущества. Ему нельзя уподобиться, недостойным остаётся только слепо подчиняться. Никакой тебе вольной воли.

Об этой стадии развития Южной этики и пишет Егор Холмогоров. «Центром политического и социального космоса для них является фигура "священного царя" или иного носителя харизматического господства, как бы сосредотачивающего в себе весь социум, единственно имеющего право подавать пример, задавать новые модели поведения».

…Помните, slavamakarov выдумал термин либерпанк, для описания нового типа антиутопий, отталкивающихся от текущих западных реалий? Первым образцом там шёл «Новый мировой порядок» Крылова. В «Поведении» Крылов прямо пишет, что НМП – это предельное развитие установок Западной этики, то есть, если довести Запад до края, до абсурда, у нас получится либерпанк.

Крайний Юг – это «тоталпанк», тоталитаризм, классическая антиутопия. Например, Крылов считает, что к Югу тяготел сталинский СССР. Логично – этика «как все, вместе со всеми», всезнающий Вождь, мощный аппарат подавления, репрессий и пропаганды, навязывающий всем одну волю и одну точку зрения. Естественно, в жизни идеал Крайнего Юга оставался недостижимым, но на то он идеал и «панк».

По Переслегину, информационной технологией, обеспечившей возможность создания тоталитарных режимов XX века, стало радио, повторение гонца с приказом и глашатая на площади на новом технологическом витке.

«Для этого необходим определенный технологический уровень. Конечно, и книга, и газета способны управлять поведением человека (потому отдельные короткоживущие и локальные социумы инфернального типа существовали и в доиндустриальную эпоху), но работать только с людьми, воспринимающими печатное слово, хлопотно и дорого.
Иное дело — радио. Информация, доступная всем и везде. И неизбежно простая (потому и доступная, что простая). Организующая. «Коммунизм есть советская власть плюс радиофикация всей страны». Не «белый шум», но «белое излучение».
Изобретение радио открыло дорогу великим идеологическим империям. В соответствии с принципами диалектики попытки построить «идеальное общество» неизменно вели к сотворению ада на земле
».


В фантастике эта тема разрабатывалась дальше. У Оруэлла в «1984» режим Океании держится на тотальном телевещании. У Стругацких в «Обитаемом острове» речь о психотропном оружии, впрочем, этой темы касались не только они. Тотальная слежка, контроль, сбор и учёт информации – это тоже общее место.

Вообще, массовая культура проработала все основные варианты Крайнего Юга.

Например, понятно, что рано или поздно жрецы (или сановники) могут задаться вопросом, а зачем им вообще нужен царь? Он служит источником общей Воли, но систему обслуживают они – какая разница, кто именно пишет приказы? Всё равно большинство населения никогда в жизни царя не видело и не увидит.

Здесь у нас все сюжеты, связанные с конфликтом царской и жреческой власти, со жреческими переворотами, с «виртуализацией» правителя…

Например, в «Силайском яблоке» Назарова все нити управления в тоталитарном обществе сходились в Башню Вождя, где примитивная машина случайным образом ставила на каждый запрос штамп «Да», «Нет» или «Отложить». Стабильность такого общества оказалось просто фантастической; даже всемогущие масоны не могла ничего поделать с властью Великого.

В фильме «Эквилибриум» решающей технологией становится фармакология – граждане обязаны принимать специальные таблетки, отключающие эмоции и чувство прекрасного, после чего им остаётся только копировать окружающих. Но когда герой отказывается от волшебного средства и пытается свергнуть власть Отца, всемогущего диктатора, выясняется, что никакого Отца не существует («почему ты думал, что Отец должен быть более реален, чем любая другая политическая марионетка? Настоящий Отец умер много лет назад»). Отец – виртуальная кукла, оживлённая средствами компьютерной графики, и за право управлять этой куклой, видимо, идёт настоящая закулисная борьба.

Более того, выясняется, что в данный момент под голографической маской Отца скрывается руководитель местной спецслужбы, он же главный мастер и учитель ган-каты («пистолетного боя»). Выходит, что истинная элита была организована по воинскому, аристократическому принципу (у Бощенко это СУ-2, феодализм, власть лучших воинов).

(Создатели фильма не решились на последний трюк – в изначальном сценарии таблетки оказывались безвредным плацебо. Они не превращали людей в роботов, они только позволяли людям снимать с себя всякую ответственность за своё поведение. «Извините, ничем не могу помочь, я просто выполняю приказы, я абсолютно бесчувственен, я принимаю таблетки». По-моему, гениально.)

Ну и, наконец, сюжет о военной элите, в рамках которой начал формироваться аристократический менталитет. Воины захватывает власть (СУ-2), после чего Южная этика начинает трансформироваться в Восточную. Складываются предпосылки для нормального феодализма, возникают настоящие империи.

Естественно здесь тоже возможно много вариантов («помни о глобусе, Гест…»). Например, в Японии было военное сословие, были правители, выдвинувшиеся из военного сословия, был, в общем-то, классический феодализм, с вассалитетом и т.д.. При этом, пришедшие к власти самураи не стали уничтожать династию родоплеменного царя-жреца, потомка богов, они просто стали править от его имени.

У нас остался ислам, который Крылов связывает с Южной этикой. К исламской цивилизации сложно отнести слова о том, что «народы, имеющие в качестве основы поведения Первую этическую систему, как правило, живут, разбитые на небольшие группы или кланы, каждый со своими, отличающимися от соседей, обычаями, преданиями, а главное – авторитетами.. По этой причине такие народы никогда не бывают большими, поскольку они все время делятся на мелкие группы, относящиеся обычно друг к другу безразлично или (чаще) враждебно». По крайней мере, ислам создавал царства и сокрушал царства, это не Африка (Африка, бесспорно, классический Юг).

Но здесь, видимо, надо говорить о гениальном изобретении древних евреев, т.е. о строгом монотеизме. С точки зрения Южной этики, Единый Бог, Творец – это самый-самый сильный Вождь, способный сделать всё что угодно, обладающий абсолютным знанием обо всём на свете, бесконечно удалённый от своих подданных. Он настолько Велик и Могуч, что ему даже подражать нельзя. Но можно и нужно подражать и слушаться тех лучших из людей, которым хоть одним глазком удалось взглянуть на Абсолютного Вождя. Те «светят отражённым светом», а от них его воля уже идёт дальше.

(Христианство собрано на другой основе, его сложно воспринимать людям, живущим в рамках Первой этической системы.)

Ну а какие преимущества нам даёт строгий монотеизм? Во-первых, снимается проблема приказов. И варвары будут подчиняться словам, если им сказать, что за этими словами стоит воля Абсолютного Вождя. Приказы могут отдавать даже седые старцы, не способные совершать какие-либо действия, но лучше всех толкующие священные тексты и безошибочно угадывающие волю Небесного Владыки. Что, в свою очередь, делает вождями их самих. Вдобавок, бесконечно отдалённый ото всех Абсолютный Вождь, в то же время, оказывается бесконечно близок каждому. А значит, нет необходимости строить идеальную пирамиду и тратить ресурсы на развитый аппарат подавления. С одной стороны, люди сами себя «подавят», с другой – история показывает, что на этой рамке могут быть собранны достаточно сложные структуры, уже Восточного, а не Южного типа. Впрочем, некоторые считают, что эти структуры и связанные с ними достижения ислам унаследовал от более развитых, завоёванных им культур, а с тех пор этот ресурс давно выработался.

Опять Холмогоров:
«К обществам Юга в наибольшей степени относится эффект "провалившейся модернизации", поскольку в них трудно наладить социальный механизм поддержки модернизационных изменений — с одной стороны модернизация ХХ века вынудила их сформировать политические системы, в которых фигура вождя находится как бы на "полулегальном" положении, а с другой — только такая фигура оказывается в силах контролировать ход изменений».

Здесь на полулегальном положении оказывается либо сам Аллах («Да, мы мусульмане, но пока мы просто строим современное государство»), либо толкователи его воли, держащие в своих руках настоящую власть, и только временно сотрудничающие с властью светской.

...
   
Tags: Юг, концепция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments