Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

=Учение=

Ну вот, мы и дошли до одного из главных кусков. Мы остановились на том, что "ведь нельзя сказать, что к приятию негативного взгляда на мир побуждает ухудшение бытовых условий или экономические затруднения". Гумилёв развивает эту мысль дальше.

"И ведь не только бедствия и обиды приводили неофитов в антисистемы. Люди часто жили плохо, но не везде и не всегда. Бурные периоды сменялись спокойными, но обывательская затхлость мирной сельской жизни действовала диалектически и создавала последствия, противоположные предпосылкам. Когда пассионарного юношу кормили досыта, но запрещали ему что-либо делать или логично размышлять, он искал применения своим затаенным силам. И находил их в проповеди отрицания, не обращая внимания на то, что поставленная перед ним цель - фантазия. Сказка и миф рождались повседневно. Против них были бессильны строгие выводы науки в практические прогнозы действительности. В I тыс. они увлекали людей всех стран, кроме Руси и Сибири, где антисистемы не сложились".


Отметим этого юношу. Собственно, описывается трагедия интеля, выросшего среди буржуа. Такой интель будет ненавидеть окружающую реальность, оправдывая свои эмоции той или иной идеологией. В общем, из него уже можно лепить бомбиста, шахида или исполнителя иного рода.

"Последнее легко объяснимо. Для появления устойчивой антисистемы необходимы два параметра: упадок, например момент перехода из фазы в фазу местного этногенеза, и внедрение чужого этноса. Пусть даже обе системы будут перед началом процесса положительными, творческими, как в плане экологии, так и в аспекте культуры. Совмещаясь, они порождают антисистему, явление побочное, возникающее помимо воли участников. Поскольку Сибирь и Древняя Русь были ограждены от посторонних, нежелательных воздействий до XIII в., то идеи, чуждые мировоззрению их обитателей, если и попадали в северные леса Евразии, то не могли там укорениться".


Догадываетесь, куда он ведёт? ;)

"Нами была предложена концепция этноса как поля биофизических колебаний с определенной частотой или ритмом. Теперь она находит подтверждение. Когда два разных ритма накладываются друг на друга, возникает своего рода какофония, воспринимаемая людьми как нечто противоестественное, что в общем-то и правильно. Но тогда люди начинают не любить вмещающую их географическую среду, искать выхода при помощи строгой логики и оправдывать свою ненависть к миру, устроенному так неудобно".


Опять то же самое. Смесь двух несовместимых этносов рождает диссонанс, какофонию. Это вызывает у людей сильное чувство дискомфорта, перетекающее в ненависть к жизни. А там до соответствующей идеологии недалеко.

"Поставим вопрос так: что общего между (…)? По генезису верований, догматике, эсхатологии и экзегетике - ничего. Но есть одна черта, роднящая эти системы, - жизнеотрицание, выражающаяся в том, что истина и ложь не противопоставляются, а приравниваются друг к другу. Из этого вырастает программа человекоубийства, ибо раз не существует реальной жизни, которая рассматривается либо как иллюзия (тантризм), либо как мираж в зеркальном отражении (исмаилизм), либо как творение сатаны (манихейство), то некого жалеть - ведь объекта жалости нет; и незачем жалеть - Бога не признают, значит, не перед кем держать отчет, и нельзя жалеть, потому что это значит продлевать мнимые, но болезненные страдания существа, которое на самом деле призрачно. А если так, то при отсутствии объекта ложь равна истине, и можно в своих целях использовать ту и другую".


Ну вот это и есть антисистема. Бога нет; души нет; нет посмертного бытия, и нет греха. Убивая других людей, ты лишь избавляешь их от мучений. Нет истины, а значит, можно свободно использовать в своих целях любую пропаганду и дезинформацию. Вообще, можно творить любое зло - если цель благая.

"Надо отдать должное средневековым людям: они были последовательны, и потому их речи звучали очень убедительно. Действительность подчас была столь ужасна, что люди готовы были "броситься" в любую иллюзию, особенно в такую логичную, строгую и изящную. Ведь войдя в мир фантасмагорий и заклинаний, они становились хозяевами этого мира или, что точнее, были в этом искренне убеждены. А то, что им ради ощущения свободы и власти над окружающими надо было плюнуть на крест, как тамплиерам, или разбить на части метеорит Каабы, как карматам, их совершенно не смущало. Правда, встав на этот путь, они отнюдь не обретали личной свободы. Наоборот, они теряли даже ту, которую имели в весьма ограниченных пределах, находясь в той или иной позитивной системе. В ней закон и обычаи гарантировали им некоторые права, соразмерные с несомыми обязанностями. А здесь у них никаких прав не было. Строгая дисциплина подчиняла их невидимому вождю, старцу, учителю, но зато он давал им возможность наносить максимальный вред ближним. А это было так приятно, так радостно, что можно было и жизнью пожертвовать".


Стройная, логичная идеология, которая способна всё объяснить, и чтобы стать своим, нужно всего навсего плюнуть на крест.
Но, говорит Гумилёв, отметьте, что в нормальном обществе ("позитивной системе"), при всём его несовершенстве, у личности есть определённые права, связанные с законом, обычаями и обязанностями. В антисистеме - ничего подобного. Там нет закона, только воля вождей.
Да, не могу тут не вспомнить о zinik_alexander'е. Гумилёв кратко пересказал суть, основную идею и истоки его творчества (если это можно назвать творчеством). От юноши-интеля, выросшего в буржуазной среде, до "строгой дисциплины", которая "подчиняла вождю", что давало возможность "наносить максимальный вред ближним". "А это было так приятно, так радостно, что можно было и жизнью пожертвовать!"

А к чему всё приводит?

"Полная безответственность индивида противопоказана обществу, которое вводит в силу закон, основанный не на совести, а на приказе начальства".


Это одна из причин, по которой антисистема ослабляет общество, на котором паразитирует. Она убивает представление о справедливости, совести, свободе.

"Разочаровавшись в возможностях схоластики, которая в Х в. переживала очередной упадок, средневековые богоискатели пытались найти решение проблемы вне школ и получали ответы от приходивших с Востока (с Балканского полуострова) манихеев, учение коих сводилось к следующему. Зло вечно. Это материя, оживленная духом, но обволокшая его собой. Зло мира - это мучение духа в тенетах материи; следовательно, все материальное - источник зла. А раз так, то зло - это любые вещи, в том числе храмы и иконы, кресты и тела людей. И все это подлежит уничтожению".


"Материальное - источник зла". Классика. Заметье, какие вещи перечисляет Гумилёв. Его антисистема стремится уничтожить церкви, кресты и иконы, ну и поубивать людей, как таковых. В моём мире такой modus operandi свойственен одной, конкретной организации, которую возглавляет печально известный падший ангел. В конце концов, кто ещё заинтересован в борьбе с крестами и иконами?

"Но если так, то почему бы не завести с дьяволом контакт, тем более что он готов даже оплатить служение себе вполне реальными благами. Требует он немногого - продажи бессмертной души, в существование которой еще надо верить, и участия в "черных мессах"".


"В политике ради известной цели можно заключить союз даже с самим чертом — нужно только быть уверенным, что ты проведешь черта, а не черт тебя". Карл Маркс (с). Как говорится, надейтесь, надейтесь...

"Такая концепция испугала и разозлила средневековых французов. В 1022 г. в Орлеане были сожжены десять катаров, преданных своими учениками; среди них были духовник короля Роберта I Этьен, схоластик Лизой и капеллан Гериберт. Как людей их очень жалко. Они были честны, искренни, любознательны. В ужасное время кризиса католицизма, когда наглые прелаты получали кафедры как феодальные лены, а полуграмотные священники не умели объяснить прихожанам элементарных основ христианской этики, эти люди искали непротиворечивого, логичного решения наболевших проблем, которые ставила перед ними действительность. Выводы, ими сделанные, были логически безупречны, но противоестественны. Поэтому-то здоровая интуиция средневековых французов взбунтовалась против логики. Система при переходе от фазы подъема к акматической фазе столкнулась с антисистемой и оставила на Земле пепел казненных.

Аналогичное отношение к манихейству наблюдается всегда и везде. Поэтому манихейские общины I тыс. были тайными, вследствие чего ложь стала стереотипом их поведения".


В общем, "логически безупречны, но противоестественны". И поэтому простые люди стараются давить проповедников антисистемы везде, где увидят. А те переходят к своей любимой тактике - конспирация, маскировка, дезинформация.

"…Социальный состав манихейских и исмаилитских общин был крайне пестрым. В их числе были попы-расстриги, нищие ремесленники и богатые купцы, крестьяне и бродяги - искатели приключений и, наконец, профессиональные воины, т.е. феодалы, без которых длительная и удачная война была в те времена невозможна. В войске должны были быть люди, умеющие построить воинов в боевой порядок, укрепить замок, организовать осаду. А в X-XIII это умели только феодалы".


К вопросу о царских офицерах в Красной армии, кстати.

"Мы, люди XX века, знаем, что черта нет. И все же, когда окинешь взглядом историю антисистем - становится жутко. Есть концепции-вампиры, обладающие свойствами оборотней и целеустремленностью поистине дьявольской. Ни могучий интеллект, ни железная воля, ни чистая совесть людей не могут противостоять этим фантомам".


Мы знаем, что дьявола нет, пишет Гумилёв. Но за всеми антисистемами стоял кто-то очень похожий. Поэтому, да, они ловили в свои сети и людей могучего интеллекта, и людей железной воли.

"Может возникнуть ложное мнение, что католики были лучше, добрее, честнее, благороднее катаров (альбигойцев). Это мнение так же неверно, как и обратное. Люди остаются самими собою, какие бы этические доктрины им ни проповедовались. Да и почему концепция, согласно которой можно купить отпущение грехов за деньги, пожертвованные на крестовый поход, лучше, чем призыв к борьбе с материальным миром? И если одно учение лучше другого, то для кого? Поэтому ставить вопрос о качественной оценке бессмысленно и столь же антинаучно, как, например, вопрос о том, что лучше: кислота или щелочь? Обе обжигают кожу!"


А это классический интельский трюк :). Подчёркивается, что люди-то с обеих сторон одинаковые. И со стороны "позитивных систем" полно мерзавцев, и за "антисистемы" могли биться честные люди. И может показаться, что убеждения их, с абстрактной точки зрения, стоили друг друга. Да только результат разный.

"Но почему же монистические и дуалистические учения не смогли вытеснить христианства, особенно в Средние века, когда папы воевали с императорами, а схоласты тратили силы на бесплодные споры друг с другом? Пожалуй, потому, что монизму и манихейству противостояло неосознанное мировоззрение, суть которого можно сформулировать следующим образом: Бог сотворил Землю, но дьявол - князь мира сего; на Земле дьявол сильнее Бога, но именно поэтому благородный рыцарь и монах-подвижник должны встать на защиту слабого и бороться с сильным врагом до последней капли крови. Ведь не в силе Бог, а в правде; и творение его - Земля - прекрасна; а Зло приходит извне, от врат Ада, и самое простое и достойное - загнать его обратно.

Эта концепция была непротиворечива, проста для восприятия и соответствовала если не нравам того времени, то его идеалам. А поскольку идеал - это далекий прогноз, воспринимаемый интуитивно, то он и оправдался".


А вот здесь уже звучит настоящее интельское проклятие. Антисистема обязана рухнуть, потому что она противоречит идеалу (который есть далёкий прогноз, воспринимаемый интуитивно). В конечном счёте, какой бы сильной не была антисистема, она всегда проигрывает, потому что против неё выступают "благородные рыцари" и "монахи-подвижники", то есть лучшие представители аристократов и интелей. Пусть Зло сильнее - Бог не в силе, а в правде. Бог - это истина и жизнь. Это то, что Гумилёв пытался выразить, это то, что он пытался приблизить с помощью своего текста. Так и случилось. Не стоит недооценивать интелей.

"[Ясперс] был прав только в одном: такие системы возникали и до нашей эры, но он упускает из виду то, что они всегда гибли, унося с собой тысячи жизней людей, доверившихся философам.

То, что манихеи к концу XIV в. исчезли с лица Земли, неудивительно, ибо они, собственно говоря, к этому и стремились. Ненавидя материальный мир и его радости, они должны были ненавидеть и саму жизнь; следовательно, утверждать они должны были даже не смерть, ибо смерть - только момент смены состояний, а антижизнь и антимир. Туда они и перебрались, очистив Землю для эпохи Возрождения. Неудача их состояла только в том, что они не смогли погубить всех людей, проведя их через мученичество, далеко не всегда добровольное. Как они старались! И не их вина, что жизнеутверждающее начало человеческой психики устояло перед их натиском, благодаря чему история народов не прекратила своего течения".


Итак, можно верить либо в "смерть, как смену состояний", либо в "антижизнь", небытие. В небытие такие системы и отправлялись. (Отец как-то читал хорватскую книгу о бывшей Югославии, она называлась "Государство, которое отмерло" - отсылка к марксистской идее отмирания государства. Кто верит в смерть, её и найдёт.)

Ну и не удержусь: sam_newberry неправ, потому что такие системы возникали и до нашей эры, и он упускает из виду, что они всегда гибли, унося с собой тысячи жизней людей, доверившихся философам. И далее по тексту.

(продолжение следует...)
Tags: антисистемы Гумилёва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments