Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

=Продолжение, о логике классовой борьбы=

"К IX в. манихейская община, как таковая, исчезла, но она дала начало множеству учений и толкований, породивших несколько сильных движений, резко враждебных христианству и исламу. Повсюду, где только не появлялись манихейские проповедники, они находили искренних сторонников, и всюду текла кровь в таких масштабах, которые шокировали даже привыкших ко многому людей раннего средневековья. А собственно говоря, почему надо было из-за поэтических взглядов на мир жертвовать собой и убивать других? Но ведь убивали же!"


Собственно говоря, почему надо было убивать людей...?

"Провансальские катары, ломбардские патерены, болгарские богумилы, малоазиатские павликиане, аравийские карматы, берберийские и иранские исмаилиты, имея множество этнографических и догматических различий, обладали одной общей чертой - неприятием действительности. Подобно тому как тени разных людей непохожи друг на друга не по внутреннему наполнению, которого у теней вообще нет, а лишь по контурам, так различались эти исповедания. Сходство их было сильнее различий, несмотря на то что основой его было отрицание. В отрицании была их сила, но так же и слабость: отрицание помогало им побеждать, но не давало победить. Эта их особенность так бросалась в глаза всем исследователям, что возник соблазн усмотреть в ней проявление классовой борьбы, которая в эпоху расцвета феодализма, безусловно, имела место. Однако это завлекательное упрощение при переходе на почву фактов наталкивается на непреодолимые затруднения".


Да, пишет Гумилёв, ошибка считать подобные действия проявлением классовой борьбы.

"Классовая борьба крестьян и горожан против господствовавших феодалов не прекращалась никогда. Однако шла она по двум линиям, не связанным друг с другом. Крепостные крестьяне негодовали на произвол баронов. Но их программа была сформулирована четко: "Наш добрый сеньор защищает нас от нечестивых врагов и злодеев" (в другом варианте текста у Гумилёва стоит другая фраза: "Когда Адам пахал землю, а Ева пряла - кто тогда был джентльменом?" - Г.Н.). Резонно, но ведь она не имеет ничего общего с учением о том, что все материальное - проявление мирового зла и как таковое должно быть уничтожено. Напротив, классовая природа крестьян толкала их на то, чтобы, добившись свободы и прав, возделывать земли, строить дома, воспитывать детей, накапливать состояния, а не бросать все это ради иллюзий, пусть даже вполне логичных. Вторая линия - это борьба городских общин (коммун) в союзе с королевской властью против герцогов и графов. Опять-таки зарождавшаяся буржуазия стремилась к богатству, роскоши, власти, а не к аскетизму и нищете. На Западе города поддерживали то папу, то императора, на Востоке - суннитского халифа, в Византии они были оплотом православия, ибо благополучие горожан зависело от укрепления порядка в мире, а не от истребления мира ради потусторонних идеалов, чуждых и невнятных".


Классовую борьбу ведут крестьяне и буржуа. Они способны поддержать честного феодала, если он защищает их от беспредельщиков, или центральную власть против зарвавшейся аристократии. Но классовый интерес у них один - честно трудиться, возделывать свою землю, преумножать свою собственность, накапливать состояния, ростить детей, укреплять порядок в мире.

"Ну, а каково было поведение самих еретиков? Меньше всего они хотели мира. Феодалов они, конечно, убивали, но столь же беспощадно они расправлялись с крестьянами и горожанами, отнимая их достояние и продавая их жен и детей в рабство.

…Между тем лживое самоназвание вводило и продолжает вводить в заблуждение людей несведущих, стремящихся всюду увидеть классовую борьбу".


Меньше всего большевики хотели мира. Нет, дворян они конечно истребляли, и буржуазию тоже. А местами и интеллигенцию. И с крестьянами расправлялись. И с рабочими. И отправляли простых людей в трудовые лагеря. "Член семьи врага народа", ага. Меж тем, люди несведующие...

"Когда же исмаилитам удавалось одержать победу и захватить страну, например Египет, то они отнюдь не меняли социального строя. Просто вожди исмаилитов становились на места суннитских эмиров и также собирали подати с феллахов и пошлины с купцов. А превратившись в феодалов, они стали проводить религиозные преследования не хуже, чем сунниты".


Опять же, обычная история. Если на дворе феодальная эпоха, ты вынужден быть феодалом. И в этом смысле антисистема не лучше той власти, которую сменяет.

"И даже карматы Бахрейна, учредившие республику, казалось бы, свободную от феодальных институтов, сочетали социальное равенство членов своей общины с государственным рабовладением. Как отметил Е. А. Беляев, "напряженная борьба, которую вели карматы против халифата и суннитского ислама, приняла с самого начала и форму сектантского движения. Поэтому карматы, будучи нетерпимыми фанатиками, направляли свое оружие не только против суннитского халифата и его правителей, но и против всех тех, кто не воспринимал их учения и не входил в их организацию... Нападения карматских вооруженных отрядов на мирных городских и сельских жителей сопровождались убийствами, грабежами и насилиями... Уцелевших карматы брали в плен, обращали в рабство и продавали на своих оживленных рынках наравне с другой добычей". Теоретическим основанием такой политики было "внутреннее" (батин) учение. Божественная субстанция - "вышний свет", произвела эманацию - "сверкающий свет", а тот в свою очередь произвел материю - "темный свет", инертный, нереальный, обреченный на гибель. Эта материя - небытие, но в нее брошены искры "сверкающего света". Это души пророков, имамов, посвященных, и только они, умирая, переселяются из тела в тело. Все прочие люди, не принадлежащие к избранным, - призраки небытия, с которыми можно поступать как угодно, поскольку их бытие нереально. Естественно, что сложившийся на этой идеологической основе стереотип поведения оттолкнул от карматов широкие слои крестьян, горожан и даже бедуинов, которые всегда были готовы пограбить под любыми знаменами, но считали излишним убивать женщин и детей.

Ну какая тут "классовая борьба"!"


Опять же, оцените. У людей души нет, но вожди, настоящие люди, обладают своеобразным бессмертием. Их жизнь имеет цену. Жизнь простых людей - нет.

"[И если бы имели значение лишь социально-политические мотивы, то зачем бы фатимидский халиф Египта Хаким (996-1021), находясь в суннитской стране и опираясь на суннитское, тюркское войско, стал утверждать, что он находится в постоянном общении с сатаной, и молиться, обращаясь к планете Сатурну? Выгоды ему от этого не было никакой; напротив, он потерял трон и пропал без вести. Вряд ли это было в его практических интересах. Видимо, Хаким поступал в согласии с совестью.]"


В этом контексте хочется вспомнить историю с памятником Иуде, который Троцкий якобы поставил в Свияжске. Видимо, тоже поступал в согласии с совестью.

"Следовательно, движение исмаилитов не было классовым, равно как и движения катаров, богумилов и павликиан. Последние отличались от исмаилитства лишь тем, что не достигли политических успехов, после которых их перерождение в феодальные государства было бы неизбежно.

В свете этих соображений ведущие советские историки отказались от определения исмаилизма как социального протеста. Е. А. Беляев указал, что исмаилиты не возглавляли антифеодальную борьбу крестьян, а использовали ее в своих целях".


Не возглавляли, но использовали в своих целях, именно.

"В самом деле, если бы манихеи достигли полной победы, то для удержания ее им пришлось бы отказаться от разрушения плоти и материи, т. е. преступить тот самый принцип, ради которого они стремились к победе. Совершив эту измену самим себе, они должны были бы установить систему взаимоотношений с соседями и с ландшафтами, среди которых они жили, т. е. принять тот самый феодальный порядок, который был естественным при тогдашнем уровне техники и культуры. Следовательно, они перестали бы быть самими собой, а превратились бы в собственную противоположность. Но это положение в данном случае было исключено необратимостью эволюции. Став на позицию проклятия жизни и приняв за канон ненависть к миру, нельзя исключить из этого свое собственное тело. Поэтому собственная гибель была неизбежным следствием отрицания материи. И все равно происходила ли она в бою с христианами, или от аскетизма, или от распутства, конец был один. Странная это концепция, но последовательная.

Отсюда видно, что манихейские общины могли существовать лишь при наличии позитивной творческой культуры и за счет создаваемых ею ценностей. Эта антисистема как бы паразитировала в телах тех этносов, куда она проникала, разрушала их и гибла вместе с ними".


Итак. Если антисистема побеждает, она вынуждена частично отрекаться от собственных идеалов, налаживать порядок, естественный на текущем уровне техники и культуры (для двадцатого века это будет государственный капитализм), выстраивать отношения с соседями, искать позитивные идеалы в прошлом подконтрольного этноса (что изначально не предполагалось). Чтобы выжить, антисистема должна эволюцинировать в сторону нормального общества, но это, в свою очередь, противоречит идеологии антисистемы и её сути. В итоге - распад. "Приняв за канон ненависть к миру, нельзя исключить из этого своё собственное тело".

(продолжение следует...)
Tags: антисистемы Гумилёва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments