Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

К теме этики, и о крутости интелей

Чтобы написать этот постинг, надо сначала написать ещё тридцать три постинга.

Вспомнил про Нормана, и понял, что если я напишу постинг о книге "Исследователей Гора", это будет долго и неконструктивно.
Конечно, в ином, лучшем мире, я написал и обзорный постинг по миру Гора, и подробные рецензии на ряд книг цикла, включая тех самых "Исследователей".

Затем, в ходе работы над совсем другой темой, мне осталось бы только сослаться на эти готовые тексты.

К сожалению, наши слова - поражение, наш воздух - тоска, наши мысли - руины.

Но впрочем, у меня всё ещё остаются цитаты.
Тогда - кратко.

Гор, планета.

Царствующие Жрецы - инопланетная (по отношению к Земле) раса, древняя и могущественная.
Курии (они же кюры) - иная разумная раса. Хищная и агрессивная.

Одна из главных сюжетных линий горианского цикла - противостояние курий и Царствующих Жрецов, выраженное в борьбе их секретных служб, набранных из людей.

"Исследователи Гора" (Гор#13) объединены с моими любимыми "Племенами Гора" (Гор#10) темой "Суета вокруг кольца".

Да, кольцо. В далёкие-далёкие времена, некий великий мастер создал для расы курий пять волшебных колец. В первую очередь, они позволяли обладателю становиться невидимым, хотя, возможно, имели и другие, незадокументированные свойства. Конечно, в последующем часть этих колец была утеряна и уничтожена, но вот одно всплыло, на Горе. Хм. Норман-Норман...

Переходим к спецслужбе, которая защищает интересы Царствующих Жрецов, и в которой работает наш главный герой, неподражаемый Тэрл Кэбот. Эта организация поручает своему доверенному агенту - горианскому географу Шабе, из касты писцов - доставить добытое Тэрлом кольцо в Сардар, на свящённую гору, под которой, собственно, и находится база Царствующих Жрецов.

Шаба, вместо этого, обратился к агентам курий, и за Очень Большие Деньги обещал отдать им кольцо. Его родная контора об этом узнала и послала Тэрла - кольцо вернуть, Шабу ликвидировать. Шаба, вместо этого, умудрился забрать деньги, сохранить кольцо (кинув заодно и курий) и смыться. Вообще, тема "Шаба всех на.б" проходит сквозь повествование красной нитью. И ещё "Крутость касты писцов", интелей в мире воинов.

Шаба. Шаба, как я уже сказал, принадлежит к тем писцам, которые выбрали своей стезёй географию и картографию. Представьте себе негра или мулата с племенной татуировкой на лице. Теперь, если использовать земные аналогии, оденьте его в тогу и вложите в его уста благородную латынь поэтов. Первое характеризует этническую принадлежность, второе - социальную (кастовую). В общем, на Горе всё так и есть, минус латынь.

...Итак, на позаимствованные у курий деньги Шаба спонсирует строительство речной флотилии в одном экваториальном государстве (империи, племенном союзе, на ваш вкус), а потом, с верными ему людьми - братьями по касте - заимствует несколько кораблей и отправляется вверх по великой реке, на поиски её мифического устья. Тэрл прёт за ним следом, сквозь джунгли и всё, что полагается в таких декорациях. У Тэрла задание. Конечно, в книге дела обстоят сложнее, чем я описываю, я опускаю целый ряд сюжетных линий, тем, персонажей... но сойдёт, если не копать вглубь.

Действие подходит к концу. У огромного озера, с которого начинает свой путь река, среди древних руин забытой цивилизации, Тэрл Кэббот находит умирающего от болезни Шабу и остатки его экспедиции. Теперь, цитата.

— Ты предал Царствующих Жрецов. Ты похитил кольцо из Тахари.
— Я — писец, ученый. Ты должен понимать, как важно для меня это кольцо.
— Еще бы, — ухмыльнулся я. — Оно приносит богатство и власть.
— Ни богатство, ни власть меня не интересуют, — сказал Шаба. Тонкие линии
татуировки на смуглом лице изогнулись в улыбке. — Только ты вряд ли в это
поверишь.
— Конечно не поверю!
— До чего же трудно представителям разных каст понимать друг друга, —
вздохнул Шаба.
— Может быть.
— Я взял это кольцо по двум причинам. Во-первых, без него я не смог бы
пройти по Уа. Я рассчитывал, что кольцо выручит нас при встречах с враждебно
настроенными туземцами. Так и вышло. Теперь на реке меня считают чуть ли не
волшебником. Если бы не кольцо, ни меня, ни моих людей давным-давно не было бы в
живых.
— Ты должен понимать, что хранить кольцо опасно.
— Я прекрасно знаю об этом. — Правой рукой он указал на стены древней
крепости.

(...)

— Ты сказал, что похитил кольцо по двум причинам, — напомнил я, — но назвал
только одну.
— Взгляни-ка. — Шаба указал на стол в изголовье ложа. Там оказался кожаный
футляр цилиндрической формы и четыре пухлые, потрепанные записные книжки в
кожаных переплетах.
— Вижу.
— За время путешествия я составил карты Уа и записал все мои наблюдения.
Эти карты и записи бесценны, хотя вы, воины, можете этого и не понять.
— Для географов они действительно представляют ценность, — согласился я.
— Огромную ценность! И не только для географов, но и для всех
цивилизованных людей.
— Возможно.
— Эти карты, эти записи, — взволнованно произнес Шаба, — открывают
совершенно новый мир. И дело тут, друг мой, не только в примитивной выгоде
торговцев, охотников, земледельцев и лекарей! Мои открытия нужны людям, которые
жаждут знаний и стремятся разгадать тайны природы. При первом взгляде на эти
карты любой, кто что-то смыслит в географии, поймет, что он стоит перед дверью в
мир несметных богатств. Это не просто карты и записи — это чудеса и сокровища! И
это, — Шаба пристально посмотрел мне в глаза, — вторая причина, по которой я
взял кольцо.
— Не понимаю, — признался я.
— Я не надеялся уцелеть в этом походе, — сказал Шаба, — не рассчитывал
вернуться домой. Но я рад, что добрался сюда и нашел исток Уа.
— И что же?
— Я взял кольцо не только затем, чтобы облегчить себе путь, но и для того,
чтобы ты — или кто бы то ни было — пустился за мной в погоню. Мне был нужен
человек, который донесет мои бумаги до цивилизации.
— Да ты просто сбежал! — сказал я. — Ты меня испугался.
Шаба улыбнулся:
— Не странный ли маршрут я выбрал для побега? Нет, друг мой, это было не
бегство. Это была исследовательская экспедиция.
— На деньги кюров?
— На эти деньги я закупил снаряжение и нанял людей. Неужели ты возражаешь
против того, чтобы деньги кюров послужили благородному делу?
— Твоя беспристрастность делает тебе честь, — усмехнулся я.
— Не думай обо мне слишком плохо, Тэрл, — сказал Шаба. — Такой шанс
выпадает раз в жизни. Если бы я сбился с пути, то тем самым сбил бы с пути всю
мою касту, а может быть, и все человечество
. — Он с грустью посмотрел на меня. —
Как, по-твоему, поступили бы с кольцом Царствующие Жрецы? Вдруг оно не имеет для
них никакого значения? Но для меня оно бесценно! Подозреваю, что Царствующие
Жрецы вообще не позволили бы людям воспользоваться кольцом.
— Может быть. Их логика остается для меня загадкой.
— Так или иначе, — продолжил Шаба, — я выкрал кольцо. С его помощью я
прошел вверх по Уа до самого ее истока. С его помощью я заставил тебя пуститься
за мной в погоню. Ты — тот самый человек, который донесет мои труды до
цивилизованного мира.
Я взглянул на карты и записные книжки.
— Да, — сказал Шаба, — этим я расплачиваюсь за кражу. Этим — и еще жизнью.
Он помрачнел; лицо его исказилось от боли.
— Храни их пуще ока, мой друг.

----------------------------------------------

Подчеркну.
Смысл слов Шабы следующий. Он - писец. Он не может отказаться от возможности сделать открытие в своей области, чего бы ему это не стоило. Если он, знаменитый путешественник, один из самых ярких представителей своей касты, нарушит букву и дух кодекса писцов, значит, вся каста его лице потерпела поражение. Оступится один - падут все. А ведь писцы - одна из пяти Высших каст Гора.



Белые - Посвящённые (жрецы). Синие - Писцы (юристы, бухгалетеры, грамотеи, гуманитарии). Зелёные - Целители (врачи, биологи). Жёлтые - Строители (инженеры). Красные - Воины. Если одна из Высших каст не справится со своей ролью, что ждать от остальных? Чего стоит общество, лишившееся морали и ориентиров? Чего стоит человечество, сбившееся с пути?

Это Долг. Это ответственность.

...Естественно, множество людей - писцов, целителей, строителей... кузнецов, крестьян, хлебопеков... наёмных убийц, работорговцев и игроков в шахматы - ведут себя недостойно и позорят свою касту. Их не волнует долг, честь и кодекс. Но они ничтожные люди, и их действия не имеют веса. От них не зависит судьба человечества. Лишь тот, кто думает о пути касты, не может позволить себе оступиться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments