Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Постинг о богинях, богах и возрасте

Частично в продолжение к этому постингу, в тему троичности, как к основе моего мышления. (Ну да, "концепция" построена вокруг "четверичной" схемы, а родной для меня будет троичная.)

Когда я придумал свой пантеон и стал его анализировать - да, именно в такой последовательности - у меня получилось следующее. Три богини младшего (третьего) поколения символизировали три женских возраста - Светлая-Дева, молодой месяц; Иша-Женщина, полная луна; Смерть-Старуха, тонкий серп умирающей луны. Богини старшего (второго) - три женские добродетели, Любовь, Верность, Мудрость. [Помним, что три старшие богини - три сестры, три дочери одной Матери, взявшие от неё разные аспекты. Про младших это сказать нельзя, Смерть пришла в клан светлых богов со стороны.]

Но на самом деле, эту схему можно развить дальше.

Тогда Любовь у нас тоже будет связана с первым женским возрастом, но по-другому.

Как можно истолковать образ Светлой? В том числе, это ведь попытка защитить себя от внешнего мира, отстоять свою суть (в чём-то даже в противоположность своей женственности). Светлую часто изображают в доспехах (вспомним девственную Афину и неподпускавшую к себе мужчин Артемиду). Девочка неуверена в себе, в своём теле, в своей, так сказать, гендерной идентичности - а из этого рождается желание стать сильной и защищать слабых. Понятно, что к самой богине это не относится, она и так сильная и уверенная.
Любовь - это нечто совсем иное. Богиню Любви обычно изображают нагой. Любовь открыта миру, она заигрывает с ним. Тело, сексуальность, мужчины - это источник силы, не страхов. Здесь нет зла и нет комплексов.

Позвольте мне привести длинную цитату из книги Розанова "Люди лунного света":

"Эта-то "вечная женственность", как проявление повышенной самочности, и лежит объяснением в основе древнего факта, неразгаданного историками,- так называемой "священной проституции". "La sainte est toujours prostituée" ("Святая - всегда проститутка"), - пишет об египтянах в большой своей "Истории Востока" Масперо. Что за загадка? Каким образом глубокому и серьезному народу, каковы были египтяне, по свидетельству всех древних наблюдателей и новых историков, - как им пришло на ум религиозным именем "sainte" наименовать тех особых существ, тех редких и исключительных существ, которые неопределенно и беспредельно отдавались мужчинам, были "prostituée"?! Неужели имя "sainte" мы могли бы кинуть толпящимся у нас на Невском "проституткам" - этим чахлым, намазанным, пьяным, скотски ругающимся и хватающим вас за рукав особам? Ну вот перед человечеством впервые стоят два понятия, два признака: "святая" - это понятие небесного. Божьего; и простой факт, что "всем отдает себя". И невинный человек, первозданным глазом взглянув на оба факта, должен сотворить их соединение или разьединение, т. е. сказать или "prostituée est sainte", или "prostituée est grande pecheuresse", "великая грешница!" Вообразите: первый народ сказал - "prostituée est sainte"...

И вот - "sainte prostituée"... Есть и рождаются иногда исключительные, редкие младенцы-девочки, вот именно с этой "вечной женственностью" в себе, с голосом неизъяснимо глубоким, с редкой задумчивостью в лице, или, как описал Лермонтов, -

...в разговор веселый не вступая,
Сидела там задумчиво одна,
И в грустный сон душа ее младая
Бог знает чем была погружена.

И она расцветает в sainte prostituée... как вечную податливость на самый слабый зов, как нежное эхо, в ответ на всякий звук...

Есть ведь "всемирные педагоги", ну - в желаниях, ну - в поэзии; есть "всемирные воины", как древние скандинавы; всемирные мудрецы - Сократ, Спиноза: как же не быть, естественно быть кому-то и "всемирной женой", всемирной как бы "матерью", всемирной "невестой"... Она "невестится" перед всем миром, для всего мира, - как ведь и все вообще девушки в 14-15 лет "невестятся" неопределенно перед кем, перед всяким, перед всеми (чуть-чуть "sainte prostituée" проглядывает). Из таковой врожденной девочки-девушки-женщины как бы истекают потоки жизни, - и ей мерещится, "будто я всех родила", "все родила"... И волосы ее, и очи, и сосцы, и бедра, и чрево... таковы, что первозданный невинный взгляд египтянина уловил и назвал и торжественно воскликнул, или скорее богомольно прошептал - "sainte". Масперо договаривает: "Египтянки из лучших семейств, дочери жрецов и знатных военачальников, достигнув зрелости, - отдавались кому хотели и сколько хотели, и так проводили много лет, что не вредило будущему их замужеству: так как по миновании этой свободной жизни их охотно брали в жены лучшие и знатные из воинов и священников". Почему не взять, если она "sainte"? Как не прельститься, если она "religieuse et sainte"? Как не надеяться, что она будет верной женой и преданной материнству матерью, если она уже испила все и насытилась всем, нимало, однако, не истощившись - ибо истощаются торопясь, например "наши", а этим куда же было спешить? - и в естественные годы спокойствия и равновесия, безбурности и тихости она выбрала себе лучшего и одного. Он так же ее не ревнует, как она его, к тому возрасту молодости, когда он проводил жизнь, как и она: хотя, наверное, к этим "saintes" влеклись и пылкие, совершенно невинные юноши, первозданным взглядом своего возраста подмечая в них подлинную "sainteté", за которую все отдают. Однако Масперо не договорил (или не знал), что этих "saintes prostituées" было немного в каждом городе и всей стране:

ибо вообще немного рождается в стране и городе, в году и десятилетии Василиев Блаженных, Спиноз, Малебраншей, Кольцовых, Жуковских. "Не все вмещают слово сие, но кому дано" (природно, от Бога). Огромное большинство египтянок, без сомнения, имели инстинкт, как и наши: т. е. сразу же выбирали себе мужа - одного и на всю жизнь, или выходя за второго, третьего, четвертого... седьмого (беседа Иисуса с семи-мужней самарянкой), в случаях смерти или разлада, не более. Женщина, познавшая только семерых мужчин, когда ни закон, ни религия, ни родители ей не ставили предела и хотели и ждали от нее большего,- конечно есть умереннейшая в желаниях женщина, врожденно тихая и спокойная! Как наши "все".

Нужно только иметь в виду эту нумерацию (оценка уровня женственности и сексуальности - Г.Н.):

...+8+7+6+5+4+3+2+1±0-1-2-3-4-5-6-7-...,

"Sainte prostituée" есть +8+7+6..."


Итак, Любовь здесь будет заведовать обрядами взросления, полностью отличными от того, что мы считаем нормой. Любовь связана с желанием девочки-подростка нравится всем, кокетничать со всеми, отдаться всем. Любовь - святая грешница, богиня, в честь которой "жрицы любви" получили своё имя, покровительница ритуальной проституции. Для одних она этап в жизни, который надо пройти (1), чтобы стать верной женой и хорошей матерью (см. ниже), другие же связывают с ней весь свой путь (гетеры, куртизанки, гейши).

Второй возраст - это возраст Императрицы, Жены. От архетипа Любви - как архетипу Верности. В противоположность своей дочери Ише, Императрица символизирует не биологическую природу материнства, а социальную (социо-половую) роль женщины, как хозяйки дома. Я об этом уже писал, цитируя halina, много-много раз: Императрица, Небесная Царица, Устроительница (1, 2, 3) - и Иша, Хозяйка Природы.

Наконец, Мудрость. Опять же, перекличка со Смертью.

Смерть иногда изображают как мрачную, злую старуху. Помните, как ибн-Фадлан описывал погребальный обряд русов? Для меня это был один из источников образа Смерти:

"И вот когда умер тот муж, о котором я упомянул раньше, то сказали его девушкам: «Кто умрёт вместе с ним?» И сказала одна из них: «Я».Итак, её поручили двум девушкам, чтобы они охраняли её и были бы с нею, куда бы она ни пошла, настолько, что они иногда [даже] мыли ей ноги своими руками. И они [родственники] принялись за его дело,— за кройку для него одежд и устройство того, что ему нужно. А девушка, каждый день пила и пела, веселясь, радуясь будущему.

...И пришла женщина-старуха, которую называют (...) ангел смерти, и разостлала на скамье упомянутые нами выше постилки. Это она руководит его обшиванием и его устройством и она [же] убивает девушек. И я увидел, что она старуха-богатырка, здоровенная, мрачная".


Вот это она, страшная старуха, жрица смерти, режущая горло жертвам своим священным серпом (или иным ритуальным орудием). Из тех старух, знаете, "которая была старой ещё когда моя бабушка была всего-лишь маленькой девочкой".

И толкование: "Единственно, что здесь можно утверждать, это то, что название «ангел смерти» в данном случае заимствовано у самих русов. Это видно не только из выражения ... (Ков., 981) — «они говорят, что она», но и из пересказа А. Рази, «Рус», Б—10, — "престарая старуха, которая по верованию этой группы [людей] есть ангел смерти"". То есть жрица во всём подобна своей богине, и является её воплощением.

(Ивил не боится женщин, но боится старух, потому что они уже одной ногой на том свете.)

Но Мудрость - это зрелость, не связанная с умиранием, страхом и печатью смерти на лице (в конце концов, Смерть родилась позже). Она символизирует женщину без возраста, которая давно отдала все долги своему роду, вырастив и детей, и внуков. Уже не страстная и легкомысленная девушка, и не жена, верная мужу, но мудрая женщина. Она - знание, память, мудрость поколений - и голос, которым боги говорят с родом. Если это старость, то это старость, которую уважают и перед которой преклоняются.

-----------------------------------

Можно толковать трёх богинь через образ их брата, Императора, бога власти. В этом смысле, каждая из них является его символической женой, женским облачением для его мужской природы, если позволите. (Знаете, как меч и ножны - этот символизм может далеко завести!)

Власть-через-Любовь - близко к изначальному определению харизмы. Власть очаровывающая, покоряющая, вызывающая экзтаз подчинения, исключающая любое рациональное мышление. Этот аспект власти попытался показать Оливер Стоун в своём фильме "Александр", который многие у нас не приняли и не поняли. "Воины, вы любите меня?" - "Да!" - "Вы умрёте за меня?" - "ДА!" - "Так идите же за мной!" И да, такую власть нередко трактуют в сексуальном, если не в откровенно гомосексуальном ключе.

Власть-через-Верность - центральный образ, подобно тому, как Императрица - главная жена Императора. Крепка та Власть, которая основана на Верности. "Пусть встанут под наши знамёна те, кто верен нашему клану и своей клятве".

Я писал: ...для богинь чаши, как для богов мечи. Просто у Ишы Чаша символизирует перерождение и обновление, жизненные силы природы. В руках покровительницы философов Чаша будет Источником Мудрости, а у Любви она наполнится любовным нектаром, приворотным зельем, лишающим разума. В культе Верности Чаша символизирует клятвы, которыми обмениваются супруги, вино, скрепляющее обеты. С этой Чашей Императрица обходит гостей на пиршествах богов, и каждый в свой черед пьёт из неё, подтверждая свою верность правящему дому.

Узы, связывающие жену с мужем, вассала с господином, подданных с царём - нерушимы.

Власть-через-Мудрость - особая власть, власть, основанная на понимании и недеянии (воздержании от ошибок и неразумных поступков). В чём-то, восточный концепт - мудрая власть, мудрые подданные. Мир устроен именно таким образом, и устроен разумно; человеку остаётся только делать своё дело на своём месте. Нами правит Император - это надо осознать и принять.

-----------------------------------

Теперь перейдём к трём богам младшего поколения. Изначально, опять же, они представляли разные стороны своего отца, Императора. Изначальная власть, это, одновременно, главный воин, лучший охотник (мужчина, добытчик) и самый могучий колдун. Об этом я упоминал, вкратце - если считать, что три сына Императора воплотили разные аспекты власти, то Зараду досталось плодородие и изобилие, мужской ассоциативный ряд (не тот, кто рожает, но тот, кто оплодотворяет, пашет, добывает).

Возвращаясь к постингу, с которого я начал:

Бог войны, Двуликий, при своём отце Императоре выполняет обязанности министра обороны, он ближе всего к тёмным богам. В некоторых традициях его даже называют богом-демоном, а ещё Насильником, Грабителем и Убийцей. Понятно, почему - бог войны любит свою работу, а работа у него специфическая.

Зарад, Рогатый, бог охоты, Хозяин - министр внутренних дел, заведует делами всего Мидгарда. Воплощает семейные ценности Светлых, продолжая линию Императора и Дракона, своего отца и деда. Подобно Императору, Зарад может восприниматься, как нечто вселенское, всеобъемлющее, изначальное.

Магалокс, Шестирукий, бог магии - с этим понятно, министр иностранных дел, подобен сумрачным. Собственно, ими и занимается, а ещё Независимыми мирами.


Можно истолковать иначе, через возрастные стадии мужчины. По крайней мере, в ряде культур моего мира разных богов действительно ассоциируют с разными периодами жизни, а личностное развитие - с переходом из архетипа в архетип. Я уже показал это на примере богинь.

Тогда старший сын, Двуликий, будет связан с подростками и юношами, то есть с первой стадией взросления. Агрессия, гиперсексуальность, стремление владеть, покорять, доказывать своё превосходство, самоутверждаться. В этом возрасте, опять же, в ряде культур моего мира, мальчиков отселяют от основного племени. Теперь они молодые волки, дети Двуликого, неистовые и беспощадные. Там, под руководством жрецов и старых воинов, они проходят воинскую инициацию, там их учат убивать врагов, там они устанавливают свою иерархию, и разбиваются на командиров и солдат. Некоторые впоследствии отходят от этого архетипа, другие служат ему всю жизнь.

Зарад - это, собственно, мужчина, муж. Взрослый человек, которого больше волнует достаток и безопасность его семьи, чем желание кого-то там убить, ограбить или изнасиловать. Да, построить дом, посадить дерево, вырастить сына. (Но помним, что тут ещё образ матёрого самца-вожака, ведущего своё стадо.)

Магалокс, младший брат, здесь оказывается связан со старостью. (Это не значит, что не бывает молодых магов, как раз бывает; но в обществах того типа, о котором я пишу, считается, что всевозможная ворожба - удел стариков.) Традиционный волшебник - это старик, опять же, "отдавший все долги роду", и познавший особые, дающие силу тайны. На более низком уровне - добрый дедушка, любимец детворы, мастерящий для неё разные забавные штуки. Под такого старика-пиротехника, как мы помним, маскировался и Гэндальф. Здесь можно вспомнить нью-эйджевскую икону Мерлина, как мудрого старика, "переросшего и преодолевшего архетип мужчины, архетип воина". Политкорректность - фигня, но определённая правда в этом есть. Магалоксу действительно плевать на все эти вещи. Он практически беспол - а значит, ближе всего к старикам.

Наконец, этих богов можно связать со старшими богинями, в духе Юнга, через Аниму, внутренний женский образ, актуальный для соответствующего возраста.

Любовь, святая блудница Розанова, предельная самка, очевидно, будет соответствовать стадии Двуликого, бога войны.

Опять процитирую Розанова.

"Северные норманны, как их описывает Иловайский, - пожалуй, лучше всего живописуют первоначального самца, "+8", "+7" мужской прогрессии. "В мирное время, когда не было ни с кем войны, они выезжали в поле и, зажмурив глаза, бросались вперед, рассекая воздух мечами, как бы поражая врагов ["это называется ката, дебил" - Ивил (с)]; а в битве они без всякого страха кидались в самую сечу, рубили, наносили раны и гибли сами, думая перейти по смерти в Валгаллу, которую также представляли наполненной героями, которые вечно сражались". Неукротимая энергия - как и у турок, потрясших Европу храбростью и войнами. Ранние войны латинян и вечная "междоусобная борьба" ранних эллинов тоже имеет в основе себя, вероятно, этого же самца, который не знает, куда ему деваться от сжигающего жара, - и кидается туда и сюда, в битвы, в приключения, в странствия".


Предельный воин и предельная женщина. Богиня любви - идеал женщины в глазах подростка. Страстная, опытная, готовая к соитию - и, одновременно, по женски поддатливая, готовая покориться, признать его силу, его господство. На бытовом уровне - девушки, живущие в "мужском доме" вместе с подростками... но скорее - зрелая женщина, наставляющая юных воинов в искусстве любви... или первая рабыня, отданная юноше, прошедшему инициацию... это неважно. Суть одна. Безусловно, если бы боги были людьми, мы могли бы сказать - когда Любовь и Война встретились, она была женщиной, он - юнцом. Она учила его, и она покорилась его молодости и его ярости. Что доставило удовольствие им обоим. (Норман воспроизвёл этот миф в одной из своих книг, кстати.)

Анима возраста Зарада - Императрица. С мифологической точки зрения, его собственная мать. Мужчина ищет женщину, которая могла бы стать хозяйкой его дома, женщину, рядом с которой он смог бы стать Императором, то есть, своим отцом, и через это - отцом для своих детей. Вечное возвращение, вечный сюжет.

И, наконец, третья сестра - Мудрость, услада стариков, идеал магов и философов.
Tags: Двуликий, Зарад, Император, Императрица, Иша, Любовь, Магалокс, Мудрость, Светлая, Смерть, боги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments