Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:
  • Music:

Северное полюдье, примитивный прото-Север

Надо что-то написать, а темы всё какие-то скучные.
Давайте я приведу пример совсем уже примитивного Севера, крайний случай северного полюдья, в продолжение моих прошлых "трёпов" (1, 2, 3, 4, 5). Правда, боюсь, вы уже забыли, о чём речь, ну да ладно.

Юзер lifefinder, женоненавистнический постинг "Курица - не птица":

Все, мной написанное, является только выражением моей точки зрения и доказательственной силы не имеет. С технической точки зрения я это все мог просто выдумать сидя дома на кухне и ни в какой колонии не побывав. Поэтому, обсуждать достоверность изложенных мной фактов, бесполезно.

Сама колония сильно напоминает военную часть, по территории которой шляются без особого дела одетые в гражданку разновозрастные и разномастные воины и почему-то бабы. А бабы потому, что эта колония не мужская и не женская, а смешанная: румяные хлопцы и красны девицы днем работают на различных предприятиях в городе, а вечером возвращаются в казарму, которая поделена на две части. Это обстоятельство, благодаря которому представители различных полов помещены в равные, в целом, условия, дает редкую возможность наблюдать естественный генезис социальной иерархии в первобытном человеческом обществе. Вот о нем я и хочу Вам рассказать.


Как известно, в России в следственных изоляторах и учреждениях исправительной системы подследственным и осужденным запрещено владеть и пользоваться мобильными телефонами и иными средствами связи. Но, разумеется, запрет этот повсеместно нарушается. Нарушается он и в изоляторах и в зонах, где за умеренную плату можно свободно звонить по мобильнику хоть целый день. Мне, например, другой мой знакомый регулярно звонил из Матросской тишины. И уж конечно любой нормальный человек может свободно пользоваться мобильником в колонии-поселении, которая по жесткости режима занимает промежуточное положение между детским садиком и лагерем бойскаутов. Но это – нормальный человек. То есть существующий лишь в виде виртуальной модели. А вот, что происходит в реальной жизни.

Мужская часть колонии имеет мобильные телефоны на руках и пользуется ими свободно, просто не наглея и не светя ими особенно сильно перед начальством. А вот женщины мобильных телефонов не имеют: все они изъяты и находятся в помещении охраны. Их выдают по специальным талонам на 5 минут разговора на основании письменного заявления с визой начальника колонии. Что это? Дискриминация по половому признаку? Нет. Все правильно. Дело в том, что телефоны изъяты из обращения дам по информации, предоставленной ими самими же. Потому что ДАМЫ ДОНОСЯТ АДМИНИСТРАЦИИ ДРУГ НА ДРУГА. То есть они – стукачи. Как это происходит? Возможно, кто-то положил этому начало («она первая начала»). Это могло случиться из-за вражды, которая является непременным атрибутом женских коллективов. Маня Клаву не любит, за то, что у той ноги длиннее и мужики на нее смотрят, или просто за молодость, и потому решила ей «отомстить». Чтобы не задавалась. Так Клава осталась без телефона. А дальше все просто: основным движущим мотивом для большинства женщин является ЗАВИСТЬ, поэтому Клава, оставшись сама без телефона, неизбежно начнет стучать на всех, у кого телефоны есть (или я ничего в женщинах не понимаю). И все. Тут уж или у всех, или ни у кого. Стоит одной бабе остаться без телефона и через очень короткое время телефонов лишатся все. Надеюсь, схема понятна?

Теперь дамы, чтобы позвонить, вынуждены идти на мужскую половину и канючить у мужиков: «Ну дай пожалуйста позвонить, ну пожа-а-алуйста». Но эта услуга – платная. В России забесплатно вообще никто никому ничего не дает, а тем более в колонии. Владельца телефона нужно чем-то отблагодарить. Обычно дамы расплачиваются работой, которую мужчины выполнять не любят. Как то: помыть полы, убраться в туалете, постирать носки или еще что-нибудь. Молодые девушки, и это не для кого не секрет, имеют любовников как среди осужденных, так и среди охраны. И часто – по многу. Эти расплачиваются своим телом. То есть, для непонятливых, раздвигают ноги или делают минет счастливому обладателю телефона. То есть, иными словами говоря, дамы в смешанной колонии выполняют как раз те виды работ, которые в мужской колонии выполняют пидоры, опущенные, черти, чмыри и шныри. То есть лица, занимающие низшие ступени социальной иерархии. Самцы класса «омега», самое дно. И заметьте, никто их к этому не принуждал. Они сами пришли к этому, потому что ЖИТЬ ПО-ДРУГОМУ ОНИ ПРОСТО НЕ МОГУТ. Они просто заняли свое законное место.

Думаете, дамы не понимают что это плохо? Прекрасно понимают. Не забывайте, что основной мотив и содержание их психики – жадность. Конечно, им очень обидно и завидно, что у мужиков все как у людей, а у баб через стенку все через жопу. Вот только сделать они ничего не могут. Как мне объяснил мой знакомый-осужденный, тема стукачества неоднократно обсуждалась на женской половине и все пришли к выводу, что стучать плохо. Только вот стучать не перестали. Просто каждая дама решила про себя, что это другие стучать не будут, а она будет, как и раньше, но более скрытно. Так она утрет нос товаркам и возвысится над ними. Но ввиду того, что так думают ровно 100% женского коллектива, ничего из этой затеи, конечно, не вышло. Заставить женщину не стучать просто невозможно, пока есть кому стучать и на кого. Почему? Да потому что поведение каждого человека определяется его мотивацией. И главенствуют в этом процессе основные, стратегические мотивы. А для женщин таковым является мотив соперничества и борьбы за самцов, который выступает в виде жадности, зависти и тщеславия. Такая мотивационная установка неизбежно приводит к формированию стукача.

Как же эта проблема решена на мужской половине? Да очень просто. Каждый мужик понимает, что если будет он стучать, то неизбежно будут стучать и на него. Поэтому лучше – не стучать. И так как все это понимают, то между мужчинами существует молчаливое согласие на эту тему. Этот договор не существует на бумаге или пергаменте, не подписывается кровью и не скрепляется торжественной клятвой. Однако все о нем знают и с ним считаются. А кто вести себя по-мужски не хочет тот рано или поздно неизбежно обнаруживается (такое не скроешь) и занимает положение женщины. То есть становится как раз пидором, опущенным, чертом или чмом. Со всеми вытекающими для него негативными последствиями. У дам же такое невозможно. Они договориться друг с другом не могут в принципе. Это так же невозможно, как, например, договор между кошкой и сметаной.


Помните?

"Полюдье Севера – если я этого не делаю (этим не обладаю), пусть никто не будет.

Этот вариант Крылов расписывает долго и с любовью: «Надо набить морду очкарику, потому что он отличник и получает пятерки», «надо плюнуть в суп соседке, потому что соседка шляется по мужикам и поздно приходит домой», «пусть не достанется ни мне, ни ему», «спалю свою хату, лишь бы соседские хоромы подпалить». В общем, «высокий рост и хорошее здоровье могут казаться такой же несправедливостью, как и наворованные деньги или блатные связи. И люди будут вести себя по отношению к ни в чем не повинному рослому здоровяку так же, как и к явному жулику, то есть недолюбливать и всячески стремиться унизить, нагадить, сделать пакость - в общем, чем-то компенсировать явную асимметрию»".

И сравните, у lifefinder'а: "Маня Клаву не любит, за то, что у той ноги длиннее и мужики на нее смотрят, или просто за молодость, и потому решила ей «отомстить». Чтобы не задавалась. Так Клава осталась без телефона. А дальше все просто: основным движущим мотивом для большинства женщин является ЗАВИСТЬ, поэтому Клава, оставшись сама без телефона, неизбежно начнет стучать на всех, у кого телефоны есть (или я ничего в женщинах не понимаю). И все. Тут уж или у всех, или ни у кого".

Я тогда писал: "Это, пожалуй, наиболее жуткий вариант. Самый деспотичный Юг тратит усилия на то, чтобы поддерживать подобие порядка, и стоит власти чуть ослабнуть, как всё возвращается к естественному состоянию вещей. Каким бы оно ни было. А вот Крайнему Северу (если это можно так назвать - Г.Н.) даже деспотия не нужна. Люди добровольно бросаются на всё, что хоть немного выделяется на общем сером фоне. Они будут стремиться уничтожить и красоту, и ум, и силу, и плоды чужого труда, и собственные ресурсы для развития. Четвёртую этическую систему, очевидно, можно уравновесить по двум точкам, верхней и нижней – и полюдье, как раз, отвечает за нижнюю. За то, чтобы у всех всё было плохо, но зато – как у всех".

Но, на самом деле, северное полюдье - лучший помощник всякой диктатуры. По-моему, и Крылов с Холмогоровым периодически съезжали на эту тему - как хорошо иметь строгого, сурового лидера (лагерное начальство), которому всегда можно настучать на соседа и этим восстановить справедливость! lifefinder просто изобразил подобное в самом примитивном и неприглядном виде.

Да, и отметим, что мотивацией тут является зависть, что верно для всего Севера (ненависть на Севере табуируется).

"Я говорил, что Четвёртую этическую систему можно уравновесить по двум точкам, верхней и нижней. Иными словами, есть два способа реализовать принципы северной этики – примитивный, основанный на полюдье («никто не должен делать того, чего я не делаю») и развитый, опирающийся на высший уровень этой этической системы («другие не должны вести себя по отношению ко мне так, как я не веду себя по отношению к другим»). Разница между ними выражена в известном анекдоте о внучке декабриста, дожившей до большевистской революции: «Чего они хотят?» - «Что бы не было богатых, мадам» - «Да? Мой дед хотел, чтобы не было бедных…».
В первом случае, все люди являются «бедными», лишёнными некого ресурса. Если у кого-то одного этот ресурс появляется, остальные испытывают к нему зависть, смешанную с ненавистью (ощущением несправедливости), и стараются его этого ресурса лишить, по принципу «если не я, то никто».
Во втором, заметная часть людей является «богатыми» (следовательно - влиятельными), и имеет возможность навязывать свои принципы, свои представления о полезном, в том числе систему запретов и правил. «Богатый» имеет право защищать свою собственность, согласно принципу Северной этики, и общество его в этом поддерживает. Чёрная зависть, связанная с ненавистью, отвергается (как мы помним, Север отрицает ненависть), белая зависть, наоборот, является важным побудительным мотивом...

«Общество, в котором большинство отношений между людьми полезны, обычно считает себя процветающим (или хотя бы стремящимся к процветанию)». В противном случае, если дать волю северному полюдью, «отношения между людьми становятся разрушительными, или истощающими общество в целом».

Из похожих соображений я отправил в Север и «правду», противопоставив её интельской и западной «истине». Подобно богатству, правда – это то, чем можно владеть, «у каждого своя правда». Опять же, если люди живут достойно, богато и полезно, они живут по правде. («Кривда» рождает нищету, озлобленность, ненависть, стремление навредить ближнему.) Правда связана с должным состоянием вещей".

Отметьте ещё один момент.
История lifefinder'а, во многом, строится на представлении о женщинах, как о естественных "буржуа". Мужчинам, напротив, приписывается более восточное или южное поведение - "если будешь стучать на других, будут стучать на тебя", "западло", "все свои, все пацаны", "мужчины так не поступают".
Tags: Север, концепция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment