Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Варвары на Севере (Север изначальный)

Это пост я давно обещал h_factor. Хотел поставить его после основного массива по Северу, но видите, как получилось...

А Полли хотела варваров, но северных, а не южных.
Итак. Дальше будет, хм, описана модель примитивного Севера с сочетании с варварским менталитеом населения.

Автор - сумасшедший лингвист Латинист, но это не важно. Просто наслаждайтесь текстом.
ФИЛОСОФСКИЕ И РЕЛИГИОЗНЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ РАННИХ ИНДОЕВРОПЕЙЦЕВ
 
В те времена слов не было. Были только высказывания. Всего их было 203. Каждое такое высказывание одновременно является биконсонантным (двусогласным) корнем. На базе этих 203 корней и был создан более поздний среднеиндоевропейский язык – всё ещё очень примитивный, примерно такой же, как у нынешних вьетнамцев и прочих недоумков, остановившихся в развитии. Позже был создан позднеиндоевропейский язык, в котором уже были падежи, склонения, спряжения, числа, лица, времена, предлоги, приставки, суффиксы, окончания, подлежащие и сказуемые – всего не перечислишь.
Все знатоки индоевропейских древностей, говоря об этом народе, подразумевают только этот поздний этап, когда оставался только один шаг до создания великих культур – индийской, греческой, римской, тохарской и т.д. Всё, что было до этого, с невообразимою лёгкостью отметается. Если мы об этом ничего не знаем, то это и не было – вот всё рассуждение. Абсолютно идиотское, наглое и антинаучное. Я бы таких индоевропеистов… Впрочем, не буду.
Итак, вернусь к самым ранним временам.
Ледниковый период имел отдельные периоды похолоданий и потеплений. Длились они по нескольку тысячелетий. Всего ледниковый период тянулся около 180 000 лет. Напомню, что эскимосы живут в условиях Арктики – 7000 лет (прописью: семь тысяч). Индоевропейцы и их предки – чуточку побольше.
Ранние индоевропейцы – это были нордические люди, жившие на грани человеческих возможностей в условиях жесточайшего климата. На лето, весну и осень у них уходило три месяца, остальное время года была зима. Район, в котором они окончательно сформировались, – нынешняя Западная Европа, Нижний Рейн.
О чём они думали и чему поклонялись?
Богов не было.
Были духи: дух земли, дух воды, дух леса и т.д. Они не имели имён, люди в те времена тоже не имели имён. Единственным способом обращение было что-то вроде «Эй, ты, отзовись!». Считалось, что духи – везде, всегда и со всех сторон. Весь окружающий мир считался безоговорочно опасным. Любое действие считалось опасным: прыжок, переход через лес, разведение огня, подъём тяжестей. Эти люди опасались всего и ждали неприятностей отовсюду.
Речь у них была очень сдержанная. Никаких сильных и резких высказываний никогда не было. Ни по какому поводу. Практически никто не осуждался из соплеменников, люди не возражали против суровых условий существования. Всё принималось так, как оно есть.
Не было понятий «хорошо» или «плохо». Были понятия «непосредственная опасность» и «возможная опасность». Было понятие: «то, к чему мы привыкли, независимо от того, хорошо это или плохо».
Понятия «любовь к женщине» не было. Было два понятия: «страсть к женщине» и «забота о семье».
Резких высказываний не было по одной причине: считалось, что всё окружающее Враждебное Пространство населено духами и прослушивается ими. Нельзя ничего сказать так, чтобы они этого не услышали. Поэтому нужно очень тщательно следить за своими высказываниями. Считалось, что в голову духи не могут пролезть и поэтому всё самое главное у человека было в голове. Сильнейшая скрытность – это важнейшая черта раннего индоевропейца. Нордический человек скрывал свои мысли прежде всего от духов, от которых неизвестно, что можно было ожидать.
Но высшею ценностью считались не духи, а собственное племя. Это абсолютно точно. Задачей номер один было выживание. Дети считались драгоценностью, которая, видимо, была вообще превыше всего. Девочки ценились дороже мальчиков и считались главным достоянием коллектива.
Главным ориентиром на местности считалась большая река, на которой они жили. Местность была плоская и лесистая. Встречались камни и скалы. В горах эти люди не жили.
Мышление ранних индоевропейцев было устроено так: они считали, что есть некие правила, но они могут нарушаться. Есть истины, но в них можно сомневаться. Постоянное сомнение – это важнейшая черта их взгляда на мир.
Одно из тех 203 высказываний можно пересказать на современный язык так: мы в беде, и помощи ждать неоткуда.
Это означает, что они не надеялись эту помощь получить от окружающих духов. Они рассчитывали только сами на себя.
Обращаться с серьёзною мольбою они могли только к памяти своих предков, к их могилам.

ЦЕЛЬ И СМЫСЛ ВЫСКАЗЫВАНИЯ
 
В очень древние времена у далёких предков индоевропейцев (борейцев) было фактически два языка: эмоциональный и рациональный.
Эмоциональный язык воспринимался как нечто случайное и несерьёзное, в нём были гласные звуки.
Рациональный язык воспринимался как нечто очень серьёзное, в нём практически не было гласных, и он сплошь состоял из труднопроизносимых согласных, которые требовали очень больших усилий и умственного напряжения.
Оба языка никогда не смешивались и воспринимались предками индоевропейцев не как разные языки, а как разные виды деятельности, между которыми нет ничего общего.
Весь последовавший за этим раннеиндоевропейский язык образовался на базе только рационального языка.
На ранней и средней стадии своего развития жёстким условием языка индоевропейцев была сдержанность. Под запретом находились любые резкие высказывания: осуждающие, насмешливы и радостные. Только сдержанность. Лучше недосказать, чем сказать лишнее – это было жесточайшее правило их речи.
Одновременно с этим язык индоевропейцев содержал в себе массу слов и высказываний, которые можно было бы воспринять как остроумные. Они вызывали смех или одобрение у окружающих. Скорее всего, этот смех был внутренним или сдержанным, потому что нордические люди никогда не были склонны к внешним выражениям чувств и всегда старались их прятать внутрь своей души, но важно другое: остроумие – это обязательное условие любого нордического человека. Мрачные, угрюмые, тупые, роботизированные убийцы – это не они. Это кто-то другой.
Наша современная речь тоже состоит из двух половинок. Иногда хочется потрепаться на темы: ля-ля-ля, хи-хи-хи или бу-бу-бу, а иногда хочется о чём-то серьёзном поговорить.
Если бы раннего индоевропейца спросить для чего он делает свои высказывания вообще, то он бы ответил примерно так: только для того, чтобы моим соплеменникам было хорошо. Никаких других целей мои высказывания не преследуют.
Все их мысли делились на следующие категории:
– поучения и наставления – как надо работать, как передвигаться, как вести себя, как соблюдать осторожность; ранние индоевропейцы были невообразимо осторожны и недоверчивы;
– приказы и призывы – к бою, к наступлению, к обороне, к отступлению;
– констатация свершившегося факта (например такое: мы в беде и помощь не придёт);
– и лишь изредка у них были оценки типа: посмотри, как это красиво (или здорово, или хорошо, или приятно).

Свой дневник я стараюсь вести именно по такому принципу: все сообщения должны быть только и только на благо тех людей, которых я считаю своими (по национальному, расовому или какому-то другому признаку). Высказываний не на эту тему делать вообще не следует.
Иногда я слышу удивление: почему ты не ввязываешься в споры (в конструктивное обсуждение возникшей проблемы)? Отвечаю: у меня другие задачи, и я веду этот дневник по своим законам, а не по чьим-то другим. Я их сам для себя расписал и стараюсь выполнять.
Бу-бу-бу, ля-ля-ля, хи-хи-хи – для этого у меня есть аська. Это уже другое измерение. Параллельный мир, как правило, не связанный с этим. 

...

Российский лингвист – ныне покойный Николай Дмитриевич Андреев – смог реконструировать древний индоевропейский язык, показав, каким он был, когда состоял всего лишь из 203 слов. Не хочу вдаваться в подробности, но это очень точная цифра: не 204 и не 202. Ровно 203. И было это очень и очень давно. Кроманьонское племя, весь словарный запас которого состоял из 203 слов, охотилось на мамонтов и жило в условиях ледникового периода на плоской лесистой местности, которая находилась где-то в Западной Европе, возможно, на тех территориях, которые сейчас скрыты под водою, ибо в те времена уровень Мирового Океана был значительно ниже нынешнего. На 100 метров – это точно. Некоторые называют и большие цифры.
Поначалу это было очень маленькое племя. Позже оно стало расширяться, вовлекая в сферу своего влияния другие племена. Такое вовлечение было возможно только и только с помощью более высокого интеллектуального уровня и как следствие – более высокоразвитого языка.
Я бы сказал так: это была интеллектуальная инициатива. Интеллектуальная экспансия. И это самое главное свойство индоевропейцев!
Поэтому тем молодым людям, которые берутся с помощью грубой физической силы учить кого-то уму разуму, следует задаться вопросом: а что у нас в голове? Действительно ли мы превосходим тех НЕиндоевропейцев, к которым мы предъявляем какие-то претензии?
Но я начал свою статью с двух терминов «индоевропейцы» и «арийцы».
Первый из них – очень плох и неуклюж и вот почему: когда произносишь это длинное слово, создаётся впечатление, что сначала была Индия, а потом Европа. Многие искренне убеждены в том, что родиной индоевропейцев является Индия, откуда они перешли в Европу. Вот уже по крайней мере сто лет, как известно: это неправда. Сначала была Европа, и лишь затем – Индия.
Термин «ариец», казалось бы, проще и лучше. Он не содержит в себе этого ложного утверждения. Но у него есть другой недостаток: он скомпрометировал себя теми безобразиями, которые учинили во Вторую Мировую войну немецкие фашисты. Это слово осквернено и испачкано. А кроме того, у него есть и другой недостаток: оно имеет, как уже говорилось, два разных значения. А это недопустимо, ибо во всём должна быть чёткость.
Поэтому хочешь, не хочешь, а пока надо соглашаться с термином «индоевропеец». Не сомневаюсь, что со временем этот неуклюжий термин будет изжит, и я даже догадываюсь, с помощью каких других терминов. Я думаю, что это будут слова «бореец», «борейский», «бореальный» (от греческого слова со значением «северный»). Но эти термины сейчас имеют несколько специфический оттенок, они не всем лингвистам понятны, и им ещё предстоит доказать свою жизнеспособность. Пока: «индоевропеец» – это основное.
И всё же слово «ариец» представляет определённый интерес. Что оно означает или означало? Почему ему приписывается какой-то особый смысл? Почему люди некоторых НЕиндоевропейских национальностей так болезненно или даже истерически реагируют на него?
Книга, которую я написал, содержит в себе словарь раннего индоевропейского языка. Того самого, который состоял всего лишь из 203 слов.
В этом словаре 203 статьи. По числу раннеиндоевропейских корней. Каждый в отдельности из этих 203 корней тщательно рассмотрен мною и прокомментирован формулами. С помощью своей методики я показал, из чего он образовался и какая у него была предыстория.
Есть в моём словаре и статья под номером 163. Она, как и все остальные 202, очень сложна для восприятия простым читателем, который не имеет специальных знаний и не подготовлен с помощью обширного вступления, каковое в моей книге предшествует словарю. Но очень коротко и упрощённо смысл этой статьи можно всё-таки довести до сведения всех желающих.
Она об исконно индоевропейском корне, который в более позднем варианте произношения получил такой фонетический облик: [ar]. Его самое раннее значение было примерно такое: «сражаться нужно разумно!». Имелось в виду применение хитрости, организованность и т.д. Как видим, это целое предложение. И именно такими были все 203 слова раннеиндоевропейского языка. Это были высказывания, некие пожелания о том, что нужно делать и о том, чего не нужно делать. Никак иначе люди каменного века общаться между собою не могли. Слов, в нашем понимании этого термина, у них не было.
Фактически это был боевой клич. В раннеиндоевропейском языке были и другие боевые кличи:
– все нападаем!
– все защищаемся!
– случилась беда, и нужно разбудить спящих!
– окружаем зверя!
– бежим вдогонку за зверем!
– сидеть в засаде нужно терпеливо!
– остерегайся возможной засады!
И так далее. Это всё были очень короткие слова, вроде наших междометий, фактически – команды, которые все члены этого маленького племени должны были знать и выполнять.
Никаких словесных комментариев к этим командам быть не могло, потому что слов было очень мало – всего лишь 203. Всё остальное объяснялось жестами и самою ситуацией.
Итак, был такой боевой клич: ar! Напомню, что это его более позднее звучание. В те давние времена он звучал намного сложнее для нашего восприятия. Это было два согласных звука: звонкое напряжённое [h] и звук, похожий на современное [r], но только долгий и напряжённый. После обоих этих согласных звучали отрывистые и трудноразличимые гласные, что-то вроде нынешнего звука [e], но только очень уж короткого. Ранние индоевропейцы практически не знали гласных звуков. И лишь многие тысячелетия спустя индоевропейцы в ходе сложнейших фонетических процессов выработали систему гласных звуков. Если говорить коротко, то некоторые из согласных превращались в гласные. В частности: согласный звук [h] всегда превращался в [a] – таково было неукоснительное правило. И таким образом, мы сейчас должны говорить о корне ar, а не о том труднопроизносимом скоплении согласных.
Позже словарный запас индоевропейцев стал увеличиваться за счёт сложения корней и других сложных процедур. Ужасающе сложное для современного европейца произношение стало упрощаться.
Поразительным свойством индоевропейцев было то, что они никогда ничего не брали из других языков – на протяжении большей части своей истории. Этому можно дать только одно объяснение: их интеллектуальное превосходство над соседними племенами было огромным. Эти племена ничему не могли научить индоевропейцев. Учили других только сами индоевропейцы и никак иначе!
Итак, словарный состав увеличивался, слов становилось всё больше и больше, но все они имели своим источником те первоначальные 203 корня. Все или почти все слова современного русского языка, латинского, древнегреческого, обоих тохарских языков, санскрита, немецкого, шведского, древнеперсидского, литовского, скифского и так далее – все они образованы на базе этих первых 203 корневых слов.
Корень ar- продолжал своё существование в разных индоевропейских языках, несколько меняя своё значение, но, как правило не уходя слишком далеко от него. Круг его значений был связан с боевыми действиями, с упорством, с разумностью, с представлениями о чести и достоинстве.
В русском языке, в котором звук [a] невозможен в начале слова, он присутствует как яр- в словах ярость, ярый, яростный. А также: яркий, то есть неповторимый, выделяющийся на общем фоне своими свойствами. Название осетинской реки Ардон переводится с осетинского на русский так: яростная река (дон – по-осетински и по-скифски – река, это, как кажется, все знают). Слова греческого происхождения аристократ, Аристотель означают благородство. Ставший общеевропейским греческий корень архи- означает какое-либо старшинство или превосходство. Таким образом, слов ариец легко пересказывается таким современными понятиями, как отважный, сражающийся, благородный. Древнее название Ирана – Ариана означает страна арийцев.


Что я могу сказать по этому поводу?

Первое.
Если бы я был миллионером, я бы сделал всё, чтобы издать и раскрутить словарь этого безумного чувака, все эти "203 изначальных слова". Потому что это предельно круто. Это стоило бы сделать модой, чтобы это проникло в чаты, и в форумы, и в молодёжную рекламу. (Хотя не знаю, есть ли у нас в России специалисты по раскрутке подобного уровня.)
Такие, как zinik_alexander, носили бы майки с иероглифом-руной-слогом (заказать графическим дизайнерам), означающим "случилась беда, и нужно разбудить спящих!"
Такие, как я, предпочитали бы цитировать образец палеоарийского юмора: "мы в беде, и помощи ждать неоткуда".
Это же целая позиция! Стиль! А насколько оздоровились бы наши политические дискуссии, будь у нас короткое ёмкое слово-символ со значением: "то, к чему мы привыкли, независимо от того, хорошо это или плохо"?
Нам нужен этот словарь. Нам нужен культ наших выдуманных предков-мамонтобоев, специалистов по выживанию в невозможных условиях. Фильмы вроде "10 000 лет до н.э." - невообразимая параша. А то, о чём он пишет - это трушное.

Заметьте, что в мире, который описывает такой язык, нельзя спрятаться за чью-то спину. Есть только "наших бьют", и "нападаем", "защищаемся", "зовём подмогу", "окружаем". Общие действия, действия сообща, естествены, как дыхание. Когда ты слышишь такие слова, ты мгновенно реагируешь, потому что слово, мысль и образ - одно. Нам, русским, этого сейчас не хватает. И "воевать надо с умом". Вот этого не хватает в особенности и всегда. Нет, точно, zinik_alexander себе это [ar] на грудь повесит, потому что он позер. Чёрт.

К сожалению, будь я миллионером, я бы никогда не узнал об этом Латинисте. Потому что у меня не было бы времени лазать по сети и страдать фигнёй. Я должен был бы тратить время на умножение своих капиталов, не зная, на что, в свою очередь, стоит потратить их!

Второе.
Отметили, да, элементы Севера, даже в такой, наипримитивнейшей форме из возможных?

Недоверчивость, осторожность, предусмотрительность, стремление предотвратить опасное развитие событий. Пессимизм, смешанный с практичностью:

Весь окружающий мир считался безоговорочно опасным... Эти люди опасались всего и ждали неприятностей отовсюду.
Не было понятий «хорошо» или «плохо». Были понятия «непосредственная опасность» и «возможная опасность». Было понятие: «то, к чему мы привыкли, независимо от того, хорошо это или плохо».
Мышление ранних индоевропейцев было устроено так: они считали, что есть некие правила, но они могут нарушаться. Есть истины, но в них можно сомневаться. Постоянное сомнение – это важнейшая черта их взгляда на мир.


Польза и добро, как главная ценность:

Если бы раннего индоевропейца спросить для чего он делает свои высказывания вообще, то он бы ответил примерно так: только для того, чтобы моим соплеменникам было хорошо. Никаких других целей мои высказывания не преследуют.
Все их мысли делились на следующие категории:
– поучения и наставления – как надо работать, как передвигаться, как вести себя, как соблюдать осторожность; ранние индоевропейцы были невообразимо осторожны и недоверчивы;
– приказы и призывы – к бою, к наступлению, к обороне, к отступлению;
– констатация свершившегося факта (например такое: мы в беде и помощь не придёт);
– и лишь изредка у них были оценки типа: посмотри, как это красиво (или здорово, или хорошо, или приятно).


Табуирование ненависти (напоминаю, что Юг отрицает уныние, Восток - страх, Запад - зависть):

Речь у них была очень сдержанная. Никаких сильных и резких высказываний никогда не было. Ни по какому поводу. Практически никто не осуждался из соплеменников, люди не возражали против суровых условий существования. Всё принималось так, как оно есть.
Резких высказываний не было по одной причине: считалось, что всё окружающее Враждебное Пространство населено духами и прослушивается ими. Нельзя ничего сказать так, чтобы они этого не услышали. Поэтому нужно очень тщательно следить за своими высказываниями. Считалось, что в голову духи не могут пролезть и поэтому всё самое главное у человека было в голове. Сильнейшая скрытность – это важнейшая черта раннего индоевропейца. Нордический человек скрывал свои мысли прежде всего от духов, от которых неизвестно, что можно было ожидать.


(У буржуа это будет из этических соображений... прагматично-этических, скажем так. У варваров, соответственно, из суеверных.)

И сравните с попытками описать Север у Крылова и Холмогорова.
В общем, наши гипотетические мамонтобои - варвары, но при этом их этика представляет собой зародыш Четвёртой этической системы по Крылову, т.е. Севера.

Третье. Давным-давно я решил, что каким-бы ни было имя моего бога войны, в нём будет слог "ар" или нечто подобное. Потому что я знал Марса, и Ареса, и эти имена звучат так, как должно звучать имя бога войны. Году так в 95ом я даже придумал это имя, но в отличие от Зарада и более позднего Магалокса оно не прижилось.
А тут именно об этом:

...Об исконно индоевропейском корне, который в более позднем варианте произношения получил такой фонетический облик: [ar]. Его самое раннее значение было примерно такое: «сражаться нужно разумно!». Имелось в виду применение хитрости, организованность и т.д.... Фактически это был боевой клич... В русском языке, в котором звук [a] невозможен в начале слова, он присутствует как яр- в словах ярость, ярый, яростный. А также: яркий, то есть неповторимый, выделяющийся на общем фоне своими свойствами.


Имя бога войны - одно из его бесчисленных имён - означает "исскуство войны" и "сражаться с умом и организованно" (к вопросу о боге стратегии). А ещё - яростный, яркий и несравненный-непобедимый. Наконец, это просто боевой клич. Вот что такое бог войны. Такова его природа.
Tags: Север, бог войны, концепция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments