Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Развлечение для фанатов (о наших идеалах)

Вот arsenikum описывает военное дело в своей "Гламурной Коммуне" (вариант советской власти, реализовавшейся по самому худшему, "демоническому" варианту):

"Индустрия Коммуны не пример слабее промышленности сталинского СССР и тут, что бы ответить на внешние и внутренние вызовы, нужна была изобретательность и «ассиметричные ответы». Для поиска таких ответов и создал маршал, под чьим патронажем находился наркомат оборонпрома, три десятка институтов, организовал поиск спецов по всей стране, «выбил» для них «партийные» пайки (что было прямым нарушением сложившейся практики).
Он хотел найти что-то вроде «большевицкого чудо-оружия». И к концу 20-х кое в чём преуспел, прежде всего, в авиации, химическом и ракетном вооружении. Одна особенность – это было оружие постоянной гражданской войны. Для той самой «коммунизации территорий».
Термин этот возник ещё в середине 20-х во время подавления крестьянских мятежей, подобных Тамбовскому и со временем стал означать примерно следующее.
Сначала мятежная территория блокировалась: посты, заставы, проверки на дорогах, если возможно – сплошное оцепление. Все приметы т.н. «особой зоны». Войска внутрь зоны не входят, ведётся интенсивная агентурная и авиаразведка.
По результатам разведки наносятся авиационные и артиллерийские удары, как по скоплениям повстанцев, так и по крупнейшим населённым пунктам, вне зависимости, есть там мятежники или нет, для демонстрации того, что всё население «зоны» является заложниками. Удары, как правило, с использованием химических мин и снарядов. Преимущества химического оружия тут налицо: высокая эффективность газов «смеврап» («смерть врагам пролетариата») и «кармер» («карающий меч революции») делала некритичной точность ударов; люди гибнут, а постройки и инвентарь не страдают; о психологическом воздействии и говорить нечего. Сразу после удара с воздуха разбрасывались листовки со списком условий, по исполнению которых блокада могла быть снята, а жителям гарантировалась жизнь.
Условия эти были следующие:

1. Выдать в руки властей (живыми или мёртвыми):
- организаторов и активных участников мятежа – всех (вместе с семьями)
- священнослужителей – всех (вместе с семьями);
- бывших офицеров, полицейских, царских чиновников – всех (вместе с семьями);
- представителей старой интеллигенции – половину (вместе с семьями);
- нэпманов и буржуа – две трети (вместе с семьями);
- кулаков – одну треть (вместе с семьями).

2. Все дети, у которых хотя бы один из родителей погиб во время мятежа (вне зависимости от личного участия в нём) передаются в обязательном порядке в «школы юных коммунаров» («юков»), без права когда-либо увидеть своих родных. (Школы «юков» - закрытые учебные заведения, нечто среднее между детской колонией и суворовским училищем)

3. Жители в каждом населённом пункте самостоятельно должны провести подготовительные мероприятия к учреждению коммуны, а именно:
- собрать в общем складе половину из находящегося в личной собственности сельскохозяйственного и/или ремесленного инвентаря;
- изъять из церковного здания всё, имеющее материальную ценность, и складировать в установленном местн, саму церковь закрыть;
- собрать с каждого двора определённую сумму деньгами или натурпродуктом в «фонд радиофикации» (тарелка репродуктора – обязательный атрибут домов «коммунизированных», в народных толках – «печать антихриста»);
- выделить достойное помещение для размещения будущей администрации коммуны и местных органов ОГПУ (если таковые помещения пострадали в ходе подавления мятежа);
- объявить об отказе от института брака с провозглашением существующих семей «свободными временными союзами». (Мера, вроде бы, пустая и формальная, но производившая какое-то особенно гнетущее впечатление. В известных мемуарах атамана Усольцева описывается, как сошедший с ума от боли крестьянин, поднявший к небу, где гудели моторы аэропланов, невидящие, выжженные газом глаза кричал: «Не жена она мне, нету у меня жены!»)

Если вышеупомянутые условия не выполнялись, самолеты вылетали снова. Сами должны захотеть, «коммуна дело добровольное».
Самолёты, кстати, были разработаны весьма примечательные. Неуклюжие большегрузные КОМТА-3 и гигантские шестимоторные ЦКБ-13 были тихоходны и абсолютно беззащитны перед ПВО и истребителями. Ну да откуда ПВО у тамбовских или воронежских крестьян? Зато эти машины брали на борт невиданное по тем врнменам колличество бомб.
При попытках прорыва блокады, мобильные отряды, при поддержки танков МС-2 («малый сопровождения», лёгкий двухместный пулемётный дотик на гусеницах) отбрасывали восставших в глубь «зоны» на поля, густо засеянные минами, разбросанными с бомбардировщиков.
Несколько таких «процедур» и войска могли входить в «особую зону» не боясь встретить сопротивления. Практически, дистанционная война. РККА для такой миссии не годилась, не стоит «крестьянам в солдатских шинелях» видеть, что с такими как они сделал «смеврап», их оставляли во внешнем оцеплении. Для этой работы больше подходили батальоны Интеркорпуса и отряды 14-17-летних «юных коммунаров», тех самых «юков», янычар нового мира.

Все эти «мероприятия» могли бы привести к быстрому падению режима, если бы не одно обстоятельство – гиперэффективная работа спецслужб, сумевших создать ситуацию, в которой не возможным оказалось создание сколько-нибудь крупной антибольшевицкой организации. Десятки операций типа известного всем «Треста», умелые провокации, стравливание, вброс компромата, работа агентов создали положение, которое Блюмкин описал коротко: «Мы добились такой степени деморализованности и разобщенности наших противников, что при встрече любые два контрреволюционера сразу начинают стрелять друг в друга.

Одним из последствий XVI съезда ВКП(б) с его «Коммуна для коммунаров!» была возрастающая в партии уверенность, что через «коммунизацию» нужно пропустить значительную часть страны, что бы не повергаться риску столкнуться с новыми восстаниями, ну, и для профилактики «ползучей контрреволюции, конечно. Новый председатель Коминтерна Карл Радек сформулировал чеканно: «Мы партия диктатуры пролетариата в мелкобуржуазной стране». Такая партия должна бить первой.
Для этой работы было мало и ста эскадрилий ЦКБ-13, к тому же им нужны аэродромы, инфраструктура и прочее. Но у «Первого маршала Коммуны» уже было готово к испытаниям по-настоящему небывалое оружие – управляемая ракета ГИРД-105. Радиус действия до 20 километров. 45 килограммов улучшенного «кармер-бис». Управление по радио с самолёта-наводчика. Очень проста в использовании. Случай провести полевые испытания новой модели вскоре представился…"


Так вот. Такая армия в рамках концепции 17ur будет "западной" или "северной"?

"Западная армия" по версии 17ur: "Важной особенностью "армии Запада" в техническом и тактическом аспектах является наличие и применение вундерваффе ("сверкающий меч паладина", которого не может быть у злобных язычников), а равно постоянный кастинг новых железяк на эту роль. Склонен считать, что эта особенность является системообразующей... Идеальная "армия Запада" организуется вокруг сверхоружия... Дополнительными признаками "армии Запада" в русской реализации вполне могут быть мощное идеологическое кондиционирование и тщательный отбор личного состава по критериям, не связанным с непосредственной боевой эффективностью. Окажется ли такая реализация репликой гвардии или подобием СС - по моему мнению, особой разницы нет".

"Северная армия" по версии 17ur: Мобильное тактическое ОМП, ракетная артиллерия, спецподразделения, обладающие политическим статусом, политическое обеспечение акций (упомянуто у arsenikum'а).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments