Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Music:

Принципы Востока

Благодаря милой arishai я получил возможность познакомиться с творчеством Честертона, впрочем, об этом я уже говорил, кажется. Как бы то ни было, там есть новые хорошие примеры в тему, которые хочется процитировать.

Вот Вторая этическая система (Восток) с точки зрения человека, которому она не нравится:

Вернон-отель, в котором «Двенадцать верных рыболовов» обычно устраивали свои ежегодные обеды, принадлежал к тем заведениям, которые могут существовать лишь в олигархическом обществе, где здравый смысл заменен требованиями хорошего тона. Он был - как это ни абсурдно - «единственным в своем роде», то есть давал прибыль, не привлекая, а, скорее, отпугивая публику. В обществе, подпавшем под власть богачей, торгаши проявили должную смекалку и перехитрили свою клиентуру. Они создали множество препон, чтобы богатые и пресыщенные завсегдатаи могли тратить деньги и время на их преодоление. Если бы существовал в Лондоне такой фешенебельный отель, куда не впускали бы ни одного человека ростом ниже шести футов, высшее общество стало бы покорно устраивать там обеды, собирая на них исключительно великанов. Если бы существовал дорогой ресторан, который, по капризу своего хозяина, был бы открыт только во вторник вечером, каждый вторник он ломился бы от посетителей. Вернон-отель незаметно притулился на углу площади в Бельгравии. Он был не велик и не очень комфортабелен, но самое его неудобство рассматривалось как достоинство, ограждающее избранных посетителей. Из всех неудобств особенно ценилось одно: в отеле одновременно могло обедать не более двадцати четырех человек. Единственный обеденный стол стоял под открытым небом, на веранде, выходившей в один из красивейших старых садов Лондона. Таким образом, даже этими двадцатью четырьмя местами можно было пользоваться только в хорошую погоду, что, еще более затрудняя удовольствие, делало его тем более желанным. Владелец отеля, по имени Левер, заработал почти миллион именно тем, что сделал доступ в него крайне затруднительным. Понятно, он умело соединил недоступность своего заведения с самой тщательной заботой о его изысканности. Вина и кухня были поистине европейскими, а прислуга была вышколена в точном соответствии с требованиями английского высшего света. Хозяин знал лакеев как свои пять пальцев. Их было всего пятнадцать. Гораздо легче было стать членом парламента, чем лакеем в этом отеле. Каждый из них прошел курс молчания и исполнительности и был вышколен не хуже, чем личный камердинер истого джентльмена. Обычно на каждого обедающего приходилось по одному лакею.

Клуб «Двенадцать верных рыболовов» не согласился бы обедать ни в каком другом месте, так как он требовал полного уединения, и все его члены были бы крайне взволнованы при одной мысли, что другой клуб в тот же день обедает в том же здании. Во время своего ежегодного обеда рыболовы привыкли выставлять все свои сокровища, словно они обедали в частном доме; особенно выделялся знаменитый прибор из рыбных ножей и вилок, своего рода реликвия клуба. Серебряные ножи и вилки были отлиты в форме рыб, и ручки их украшали массивные жемчужины. Прибор этот подавали к рыбной перемене, а рыбное блюдо было самым торжественным моментом торжественного пира. Общество соблюдало ряд церемоний и ритуалов, но не имело ни цели, ни истории, в чем и заключалась высшая степень его аристократизма. Для того чтобы стать одним из двенадцати рыболовов, особых заслуг не требовалось; но если человек не принадлежал к определенному кругу, он никогда и не услыхал бы об этом клубе. Клуб существовал уже целых двенадцать лет. Президентом его был мистер Одли. Вице-президентом - герцог Честерский.

"Странные шаги", из сборника "Неведение отца Брауна".


А вот описание того же самого Востока-по-Крылову, но только уже за авторством diunov'а, которого подобная система восхищает (из статьи "Человек в мундире"):

Допетровская, доимперская Россия не считалась европейским странами «своей». Европейцы полагали, что Россия это страна азиатская, западный осколок Великой Татарии, рудимент Великой Орды. И это мнение не было лишено оснований. Россия, которая еще в 14 веке, была безусловно европейской страной с обретением независимости от Орды попала под культурное влияние татарского мира. В то время, когда татары заявляли свои права на власть в России, неприятие азиатской цивилизации было своего рода защитным фактором, оберегающим Русь от агрессивных соседей, защищающим этническую и цивилизационную особость Руси. Но как только Орда была повержена, а татары стали служить царю московскому, началось добровольное усвоение элементов принесенных с Востока.

В истории было немало примеров того, как победители усваивали культуру побежденных. Но в случае с Ордой это явление несло в себе смертельную опасность для Руси. Цивилизация более слабо развитая, чем русская, исторически не динамичное восточное общество, да и, в конце концов, принципиально отличающаяся от европейской стилистическая система, выталкивали Россию за пределы европейской цивилизации. Если при Иване III никто из европейцев не мог сказать, что Россия это азиатская страна, то при Иване IV определенные сомнения уже появились, а при первых Романовых исключение России из Европы стало общим местом европейского мышления.

Это явление вовсе не так безобидно и совсем мало связано с так называемым «европейничаньем», слепым подражанием внешним формам (кстати, более характерным не для России, а для подлинной европейской периферии вроде Польши). Исключение России из Европы несло огромную опасность для русской нации и ее государства, поскольку именно в XVII-XVIII веках формировалась идеология колониализма, когда европейские страны делили мир, населенный нецивилизованными туземцами между собой. Подобно тому, как язычество в средневековой Европе было вызовом всему христианскому миру и влекло необходимость противостоять объединенным усилиям всех стран Европы, так в секулярном XVII столетии были определены новые принципы разделения мира на тех, кто правит, и тех, кто должен подчиняться. Черта раздела пролегла в цивилизационной плоскости.

России срочно надо было вновь стать европейской страной, для того чтобы избежать насильственного исключения из числа цивилизованных государств и последующего выбрасывания на периферию мирового развития. И Россия при Петре Великом блестяще справилась с этой задачей. Вернув себя Европе и Европу себе, Россия не просто заняла одно из полноправных мест в концерте мировых держав, но сразу вырвалась на первые роли. И немалое, а возможно даже решающее значение в этом процессе сыграл мундир. Преобразившись внешне, страна подготовилась к внутреннему преображению, которое не замедлило быстро свершиться.


В обоих случаях речь идёт о членстве в элитарном клубе, куда попасть очень непросто.
Казалось бы, причём здесь фашисты и их отношение к арийским нациям, с одной стороны, и к "народам, подлежащим колонизации", с другой... (Поэтому, собственно, я и называю Третий Рейх последней попыткой реализовать принципы Востока, пусть на диком и примитивном уровне.) Если я правильно понимаю подобную логику, русские должны были заранее заявить о себя, как о "белой нордической нации". Тогда, может быть, немцы хотя бы попытались соблюдать законы войны. Другое дело, что это было невозможно по причине наличия у власти большевиков, которые в кратчайший срок похерили все усилия Дома Романовых в этом направлении. (Повторяю, это не моя позиция, это я стараюсь угадать мнение "восточника".)
Только вот, проблема в том - это я уже от себя - что немцы не только играли в псевдоисторическое фэнтези, но и совмещали в себе прагматизм с идеологической накачкой. Если Партия прикажет, японцы у нас сразу станут арийцами, а русские - азиатами.
Tags: Восток, концепция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments