Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Долгожданное, но всё ещё не то

Давно хотел написать ответ-отзыв-комментарий на этот постинг mortulo.

Но сначала нечто вроде куцого вступления...

"Переслегина есть очень узкое место - его менталитеты опираются всего лишь на один из контуров, из чего не понятно, а как быть с другими? Варвар не может думать? Аристократ не может отказаться от красоты ради эффективности? Буржуа обречен в темном подъезде? Вот и получаются всякие монстры типа буржуа-варвара, которые по своей сути представляют первые две функции Афанасьева. И та же картинка: иной варвар по скорости и качеству мышления за пояс заткнет иного интеля - и кто из них выше по лестнице эволюции?"

Нет, не так, и из Переслегина это не следует, и там совсем про другое. Иначе бы у нас только интели умели писать и читать (со своим логико-семантическим контуром). Смешанные типы - это вообще про другое, и появились они у Переслегина вовсе не поэтому.

"Буржуа обречен в темном подъезде?" - это опасно близко к ереси джейрэндомщины.

Вот, например, jayrandom рассказывает о своём сне:

"По Дунаю шла баржа с несколькими семьями на борту. В том числе семья Степана - отец, мать, сам Степан и, кажется, ещё сестра его была. Кто-то из детей совсем грудной. И тут бомбёжка. Чтобы спасти женщин и детей на барже, мужики сошли на берег и вызвали огонь на себя. В живых из них не осталось никого. Тем временем баржа с женщинами и детьми благополучно доплыла в освобождённый Будапешт.

Когда я представлял себе это действие, то почему-то решил, что они ни о чём не договаривались. Времени не было, да и так всё было ясно. Включая тот факт, что они идут на явную смерть. Технически - могли бы и убежать, конечно. Врассыпную. Но в этом случае судьба баржи была бы предрешена.

И тогда я снова вспомнил нашу куцую схему с четырьмя экс-переслегинскими менталитетами. Такое поведение там соответствовало Аристократам
".

Давайте я даже не буду объяснять, почему это идиотизм, хорошо?

Разница между буржуа и аристократами в другом.

Помните фильм "Побег из Шоушенка"? Герой - банкир, получшивший пожизненный срок за преступление, которое он не совершал. В тюрьме он не сломался, и скоро смог обеспечить себе достаточно привилегированное положение, оказывая деспотичному и нехорошему начальнику тюрьмы услуги бухгалетера и финансового консультанта. Всё это время он тихонько долбил подземный ход. Через двадцать лет он закончил подкоп, перевёл все деньги начальника на свой тайный счёт и сбежал в тёплую страну. А начальник застрелился, когда его пришли арестовывать за финансовые махинации.

А теперь сравните с этим отрывком из фантастического романа "Инженер Мэнни". Инженеру Мэнни, руководителю Великих Работ (строительство каналов на Марсе) делают предложение, от которого он не может отказаться:

– Вы очень проницательны, инженер Маро, – с иронией заметил Мэнни, – вы говорили о невозможности изменения плана работ за несколько дней до появления анонимной брошюры, когда рабочие не пришли еще к такому требованию. Незачем продолжать эту комедию. Мы здесь одни. Чего хочет Совет Синдикатов, или, вернее, Фели Рао?

Маро немного побледнел и призадумался; затем, быстро решившись, сказал:

– Вы правы. Ход событий наметился, теперь мы с вами можем говорить прямо. Совет Синдикатов желает взять в свои руки административно-финансовую сторону работ. Техническую, без сомнения, наиболее для вас важную, он рад был бы видеть по-прежнему в ваших руках. Совет считает себя вправе получить компенсацию за тот огромный ущерб, который уже нанесли ему Великие Работы. Они страшно увеличили спрос на рабочие руки и повысили требовательность рабочих...

– И дали синдикатам колоссальные заказы по хорошим ценам и небывалые прибыли... Вообще, справедливость лучше оставить в покое: решается вопрос силы. В какой форме Совет Синдикатов предполагает осуществить свое желание?

– Если вы согласитесь, то все устроится как нельзя легче, и на вашу долю выпадет наиболее почетная роль. Стачка будет упорная, но вначале, конечно, мирная. Вы выскажетесь открыто против присылки войск; тем не менее новое правительство пришлет их. Вы демонстративно снимете с себя всякую ответственность за дальнейшее. После этого произойдет усмирение; кровопускание потребуется довольно значительное; придется послать войска и на другие каналы, чтобы предупредить сочувственные забастовки и восстания. В виде протеста вы сложите с себя все обязанности администратора работ и заявите, что только желание довести до конца дело, важное для всего человечества, побуждает вас оставить за собой научно-техническое руководство. Будет назначен Исполнительный Совет для заведывания бюджетом и для поддержания порядка на работах; туда войдут представитель от министерства финансов – Фели Рао, от министерства общественных работ, – это буду я, – и еще один от центральной полиции. Затем, чтобы доставить вам еще более полное удовлетворение, парламент свергнет нынешнее правительство; оно нарочно составлено из безличностей, наиболее удобных для выполнения щекотливых дел.

Наступило молчание. Лицо Мэнни было спокойно, но глаза его странно потемнели, и голос звучал несколько глухо, когда он вновь заговорил.

– Прекрасно, все это вам очень просто выполнить, если я согласен подчиниться. Ну а если нет?

– Это было бы очень печально, и мы надеемся, что вы с вашим гениальным умом, беспристрастно и точно оценивающим силы, не захотите длить борьбы, совершенно безнадежной и бесполезной. Но я могу сказать вам, какова бы была наша тактика и в этом невероятном случае. Тогда об укрощении рабочих не было бы и речи, – самое заботливое, самое отеческое отношение к ним. В парламенте был бы поставлен вопрос, нельзя ли и в самом деле изменить направление канала; была бы назначена комиссия из ученых старых академиков, – вы знаете, как они вас ненавидят. Можно поручиться, что комиссия выскажется достаточно двусмысленно и неопределенно, чтобы парламент мог удовлетворить вопреки вам требование рабочих, а ваше положение тогда...

Маро остановился. В нем вызывал смутное беспокойство потемневший взгляд Мэнни, и он невольно отвел глаза. Благодаря этому он не видел, как на несколько мгновений этот взгляд неподвижно остановился на тусклой поверхности бронзового разрезного ножа, лежавшего между бумагами сбоку от них обоих. Маро докончил:

– Вы видите, что этот исход был бы во всех отношениях худшим.

– И вы не задумались бы совершить преступление перед наукой и человечеством ради... бюджета?

Оттенок холодного презрения в произнесенных словах был сильнее пощечины. Маро выпрямился, глаза его засветились циническим блеском, деловая сдержанность сменилась наглой насмешкой.

– Преступление?! Какие фразы! И вам нечего больше возразить? Но мы будем действовать в самом законном порядке. А насчет землетрясения... оно, наверное, случится уже тогда, когда нас не будет!

– Да, вас тогда не будет!

Мэнни вскочил, и Маро не успел уклониться от его движения, быстрого, как молния. Бронзовый нож не был бы оружием в руках обыкновенного человека, но инженер Альдо был потомком древних рыцарей. Сонная артерия шеи и горло были разорваны ударом. Кровь брызнула фонтаном, и Маро упал. Несколько судорог, слабое хрипение... Затем тишина.


Вот что бывает, когда допускают ошибки в типировании :). Маро перепутал Принца Чаш с Принцем Дисков, он привёл рациональную аргументацию, не понимая, что этим припёр аристократа к стенке. Прокаченный буржуа мог бы согласиться пойти на сотрудничество, чтобы затем переиграть ситуацию в свою пользу и на своём поле. Аристократ предпочёл суд и тюрьму, отдал дело своей жизни в руки своих врагов (что им смерть Маро? он был пешкой), зато честь сохранил.

Да, и это... "аристократ не может отказаться от красоты ради эффективности?" Красота - это и есть эффективность! кучу раз уже об этом писал. Если человек столь явно их разделяет, почему мы вообще считаем его аристократом?

Ну ладно. Это был просто набор разрозненных реплик. О сути поговорим потом...

(продолжение следует...)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments