Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Теперь о том, что мне не нравится в Уилсоне

В своём "Восставшем Прометее" Уилсон пишет:

"Мудрые каббалисты, разработавшие это иллюстрированное руководство к четырем основным контурам, снабдили его также ключом к высшему сознанию. Их учение гласило, что каждому элементу традиционной алхимии (Земля, Воздух, Огонь, Вода) соответствует одна из мастей Таро (Диски, Мечи, Жезлы, Кубки) и одна из букв Святого Непроизносимого Имени Бога -- Йод-Хей-Вав-Хей. Эти соответствия выглядят следующим образом:

Йод - Хей - Baв - Хей
Огонь - Вода - Воздух - Земля
Жезлы - Кубки - Мечи - Диски
Контур IV - Контур II - Контур III - Контур I


Логика этой системы образов совершенно ясна бессознательному уму, поэтому, как отмечает Юнг в "Психологии и алхимии", подобные ассоциации часто возникают в наших снах".


Диски - первый контур? Жезлы - четыртый? Четвёртый контур - Огонь? Да как это так?! Более того, Уилсон связывает Рыцаря с Землёй, то есть Рыцарь Дисков у него - Земля Земли, "ощущения, оральные потребности, висцеротоничность". Ну что это такое? Он меняет все описания типов у Кроули. Кроули писал совсем о другом, тем не менее, Уилсон на него прямо ссылается.

Сравните с тем, что пишет Лири в "Истории будущего":

"Допуская, что наша гипотеза верна и Таро — это продукт деятельности продвинутых нейрологических адептов, переданный в форме наивысшего символизма, который существовал при их жизни, мы приходим к уравнениям:

ЖЕЗЛЫ = «огненная» энергия = биовыживание Первого контура = тимин.
ЧАШИ = «водная» текучесть = эмоции Второго контура — гуанин.
МЕЧИ = «воздушная» абстракция = разум Третьего контура = цитозин.
ПЕНТАКЛИ = «земной» эрос = сексуальность Четвертого контура = аденин".


Огонь - первый контур, Земля - четвёртый, правильно. Т.е. не совсем, но хотя бы внутренняя логика соблюдена. У Кроули Земля - последняя стихия перед новым витком или переходом на следующий уровень спирали, потому логично, что её можно связать с Севером Крылова или буржуа Переслегина. Именно поэтому Лири упоминает Землю, его четвёртый контур играет ту же роль (после него уже начинается мистика).

Что делает Уилсон? Ему показалось несправедливым, что первый контур такой крутой (Огонь!), а последний - такой отстойный (Земля), поэтому он тупо поменял значения, разрушив логику системы. При этом сказал, что это и есть традиционное значение, и оно, де, является нам в снах. Да нифига подобного. Понятно, что Уилсон имел в виду физическое состояния вещества - твёрдое, жидкое, газообразное и плазменное. Но в Таро другая логика, там есть две пары - старшая (Огонь-Вода) и младшая (Воздух-Земля), то есть в каждом случае речь идёт о союзе мужского и женского, нечётного и чётного.

Нет, безусловно, каждый человек имеет право на своё Таро. Уилсон мог бы выдумать своё Таро, где, допустим, Жезлы первого контура были бы связаны с Землёй, а Диски четвёртого - с энергией. Я даже знаю подобную колоду. Но затем тогда было ссылаться на Кроули, у которого было совсем по-другому, и примазываться к его имени?

Ещё характерный пример. Уилсон решил связать свой пятый контур с Одиннадцатым Арканом Кроули, "Вожделение" ("Сила" в традиционной колоде). Он печатает изображение карты и сопровождает её следующей подписью: "Это - копия вдохновенного рисунка Алистера Кроули. Оригинал вы можете увидеть в "Книге Тота" или в колоде карт Таро,созданной Кроули. Чудовище с четырьмя головами представляет древние контуры; "раскомплексованная" обнаженная женщина -- нейросоматический экстаз (пятого контура - Г.Н.)".

Хорошо, да? У Зверя семь голов. В первую очередь потому, что это Зверь и Великая Блудница из Апокалипсиса - "и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами".
Кроули прямо пишет: "Семь голов у ЗВЕРЯ, на котором она ездит. Голова Ангела, голова Святого, голова Поэта, голова Неверной Жены, голова Храброго Мужа, Голова Сатира и голова Льва-Змея". И в другом месте: "Львинноголовым Змеем будь твой Трон, Хозяйка Зверя, наша Бабалон!"

Ну хочешь, скажи, что это семь простых контуров и восьмой, божественный. Но зачем так гнать?

В связи с этим, у меня такое чувство, что Уилсону было просто плевать. Лири сказал ему, что Кроули это круто, Уилсон сделал вид, что читал Кроули (а на самом деле даже не смог опознать библейский образ, что ешё хуже). И так во всём.
Понимаете, Лири мог быть каким угодно торчком. Но мне кажется, что он верил в то, что писал. Его система была важна для него, лично. Он чувствовал её. Он любил Кроули, Кроули был для него... ну как для меня Норман. Он посвятил свою систему Кроули, он считал себя его последователем и преемником. Именно поэтому я вижу в его системе жизнь, она меня восхищает. Это что-то, сделанное с любовью.
У Уилсона этого нет. Не знаю, что привлекло его в системе Лири, но сопереживания у него не было. Поэтому я принимаю его в тех случаях, где его можно использовать для уточнения слов Лири, и отвергаю во всех других случаях.
Tags: контуры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments