Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

По мотивам первого контура, или за что я не люблю Переслегина

Так. Начинать второй контур или продолжать возиться с первым?
Хм.

Ладно, продолжу говорить о первом. Частично, это будет своеобразным ответом на непонятно-саркастичный коммент artiom_zheltov'а.

Что мне не нравится у Переслегина? (Или у Переслегиных, не знаю.)

Вот, например, из статьи: "Стратегия чуда":

"С военной точки зрения первый контур обеспечивает так называемую "спайку" в частях и соединениях перед лицом опасности. Будучи древнейшими, импринты первого контура всегда широко использовались в военном деле; проявлением этого контура в классической стратегии является принцип экономии сил (следует предпочесть такой образ действий, при котором минимальны потери). В рамках высшей стратегии биовыживательный контур отвечает за этику войны: им, в частности, продиктовано императивное требование минимизировать жертвы среди мирного населения сражающихся сторон, то есть, прежде всего среди матерей и детей...

Четвертый контур задает формы взаимосвязи индивидуума и общества; именно с этим контуром связаны религиозные и идеологические течения (превращенные формы сексуальности).
В военном деле четвертый контур породил отвратительную, но действенную гипермодернистскую стратегию, которые мы определили, как войну против самих условий существования неприятельского государства и народа.
Четвертый контур превращает убийство (и самоубийство) на войне в форму сексуального поведения, то есть, использует для решения стратегических задач основной у большинства людей ресурс психики. Именно использованием паттернов социально-полового контура удалось создать войсковые части, начисто лишенные инстинкта самосохранения (имеются в виду Красная армия в 41 год - Г.Н.).
...С этим и был связан провал операции "Барбаросса". Аналитическая стратегия не могла рассчитывать на "чудеса четвертого контура": неделями сражающиеся в окружении корпуса и дивизии. С точки зрения военной науки по всем разумным соображениям этим частям надлежало сдаться".


То, что Переслегин описывает в начале, запрет на убийство женщин и детей - это как раз социополовой, моральный контур. А то, что он описывает в конце - напротив, какой угодно, но не социополовой.

То есть, безусловно, Переслегин имеет право выдумать свои контуры, и присвоить им свои значения. В этом суть творчества. Но если его контуры связаны с его менталитетами, получается противоречие. Он сам же писал, что тоталитаризм и тоталитарная идеология были созданы интелями - "В сущности, обе противоборствующие стороны (идеологической борьбы эпохи Возрождения-Реформации-Просвещения - Г.Н.) требовали абсолютной духовной власти и разрабатывали для этого необходимые инструменты. Их опыт был использован в первой четверти ХХ века при конструировании тоталитарных режимов, многие негативные стороны которых связаны с преобладанием «недуализированного» интельского менталитета".

При этом, интелей он же сам причислил к третьему контуру. Четвёртый контур - это у него буржуа, но идеал буржуа по Переслегину - это протестантская этика и демократия "американского или французского образца", они не любят тоталитаризм!

И вот ещё, из статьи "Конструируем цивилизацию. Образование":

""Промышленная революция" породила второй или научный тип цивилизованного мышления. Это мышление подразумевало целостность и материальность мира, рассматривало опыт в качестве единственного критерия истины, и опиралось, прежде всего, на логику. С точки зрения восьмиконтурной модели психики оно было в известном смысле шагом назад, поскольку предусматривало гипертрофированный импринт лишь одного - семантического - уровня психики (Для религиозного мышления наряду с выраженным импринтом семантического контура характерен также импринт четвертого, социально-полового, контура.)

...Что касается "элиты", то она разбилась на три фракции, причем во всех случаях господствующим оставался семантический уровень психики..."


Промышленная революция опиралась на третий контур, элита опиралась на третий контур. Религиозное сознание, в том числе, порождает моральную оценку - человек обязан вести себя правильно, даже если в данный момент подобное поведение ему невыгодно. Но люди, стоявшие за тоталитарной идеологией и тоталитарными режимами, были детьми промышленной революции, они отрицали четвёртый контур. Скажем так, он у них не был проинсталлирован.

А о гипермодернистской стратегии, которую он приписал четвёртому контуру (выше), Переслегин пишет следующее:

"Создание "гипермодернистской стратегии" следует связывать с именами теоретиков воздушной мощи - Дуэ и Митчела, и в значительно большей степени - с деятелями революций - Лениным и Гитлером. Следует признать, что "гипермодернисты" очень тонко чувствовали ограниченность "аналитической стратегии" и ее глубочайший кризис, вызванный позиционным тупиком Первой Мировой Войны. Выводы, которые они сделали, оказались, однако, малоприемлемы.

Суть "гипермодернистского" подхода к стратегии состоит в последовательном и намеренном нарушении неписанной заповеди: сражения ведутся армиями и против армий. "Гипермодернисты" ставили своей целью "революционную тотальную войну", "войну до предела", войну даже не с самим мирным населением страны противника, но с условиями его выживания. Это было доведение до абсурда теории примата армии над социумом.

Именно "гипермодернисты" придали сначала Гражданской войне в России, а затем Второй Мировой Войне столь зверский характер...

Особенность этих войн - массовое участие в них гражданского населения... провоцирующее противника на массовый террор против всего гражданского населения, демонстрирующего нелояльность. Нарушение "этики войны" лишь удаляет устроившую террор сторону от цели войны. Более того, террор провоцирует противника принять "адекватные меры" - хотя бы в форме ответных расстрелов заложников...

Вовлеченность в войну гражданского населения играет и другую, зачастую куда более важную роль - она вызывает к жизни резкое усиление военной пропаганды. Армии пропаганда не нужна - она и так знает, что ей делать. Но когда непосредственно в боевых действиях участвует 5-10% населения государства (а в Первую Мировую войну в Болгарии, например, ухитрились мобилизовать все 20%!), война не может не стать тотальной, - близкие родственники на фронте окажутся у большей части семей. Война начинает касаться практически всех, и людям необходимо объяснить, почему они должны нести на своих плечах тяготы труда на военных заводах, лишения, гибель родных и близких. И, увы, объяснение должно быть простым. В результате аналитичность - нормальное условие существование государственного механизма - нарушается, и государства в целом приобретают все более тоталитарный характер. А война, соответственно, тотальный, "гипермодернисткий"...

А потом была русская революция, перенесшая "тотальность" "из войны империалистической в войну гражданскую". Ленин (как и Гитлер), конечно, не был создателем самогомеханизма "гипермодернистской" стратегии. Но, во всяком случае, с их именами связывается формальное обоснование правомерности ведения "революционной войны", идущей в разрез со всеми "устаревшими нравственными императивами"".


То есть, ни Ленин, ни Гитлер не могли работать на чётвёртом контуре, концепция морали была им чужда. Отсюда и специфический характер исторического коммунизма и национал-социализма. Там, скорее, была сознательная манипуляция вторым и первым контуром, посредством третьего. Кстати, по Лири "гипермодернизм", что советский, что американский, всяко будет относится к третьему контуру, к его высшей фазе.

Плюс, в своей ура-патриотической статье "Искусство варвара", Переслегин даёт ещё одну версию происхождения "гипермодернизма" и русского подхода к войне, на сей раз вообще не привязанную к какой-либо идеологии:

"Все военные кампании полководцев Чингизхана преследовали решительные цели. Речь шла не об ординарной победе, но о полном разгроме противника, об уничтожении его армии, физическом истреблении административной и военной элиты, разрушении государственной экономики...

Русские учились военному делу у Орды, хотя применяли полученные знания к совершенно другой военной машине. Монголы действовали массой — «множество пугает…», и русская армия всегда, во все эпохи стремилась к максимально возможной численности... Монголы были равнодушны к боевым потерям, и подобное равнодушие по сей день характеризует русское командование. Такая безжалостность имела стратегическое обоснование. В XIII–XIV веках речь шла, как уже отмечалось, о физическом выживании народа. Это подразумевало ряд ситуаций, в которых боевая задача войска состояла именно в том, чтобы истечь кровью. Именно тогда сформировалась — как характерная особенность русской армии — устойчивость в обороне: если русские солдаты действительно решили защищать какую-либо позицию, то овладеть ей можно было, только полностью уничтожив защитников".


Моя позиция понятна, или нужен какой-то промежуточный вывод?
В общем-то, я хотел заявить следующие вещи. Во-первых, свойственное тоталитарной идеологии наплевательское отношение к своей и чужой жизни ближе к "муравьиной логике" первого контура, чем к моральной позиции четвёртого. Во-вторых, Переслегин иногда бывает до ужаса небрежен в своих построениях, это затрудняет анализ его подхода к контурам Лири.

P.S. Необходимо ещё пояснить, видимо. Вот "русский национальный дух" как культурная особенность - это, пожалуй, всё-таки будет четвёртый.
Tags: контуры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments