Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Ещё пара щупалец

[...]

В принципе, такие вещи надо писать для френдов, под замок, как не представляющие интереса для вечности. Но в лом.

Итак, увидев постинг Макарова, я постарался сформулировать что-нибудь хорошее по этому поводу. Но стиль получался каким-то предельно уродским, в духе: "Ребята, я очень рад, что этот фильм заставил вас задуматься и вызвал желание поделиться своим мнением".

Откуда всё это взялось? Разберёмся с эмоциональной реакцией. Последний кусок славиного текста неиллюзорно ужасен. То есть просто хочется взять красный фломастер и зачеркнуть/подчеркнуть последний абзац, а сбоку надписать - "плохо!"

Очевидно, что подобные ассоциации плотно завязаны на "школьные годы чудесные". Копаем дальше.

Знаете, о чём мне напомнила концовка постинга Макарова? Давным-давно, в школе, нас заставили писать сочинение по литературе в день какого-то официального праздника - то ли 23 февраля, то ли 8 марта. Так получилось, что этот день был учебным, а выходной день добавили к календарным выходным. Понятно, что настроение у всех было предельно нерабочим. Праздник же! Большинство попросту проигнорировало учительские требования, а я, будучи дисциплинированным мальчиком, текст всё таки сдал - в форме "протестного сочинения" объёмом в пол-страницы или чуть больше.

Темой была, кажется, "Трагедия в жизни Печорина" или что-то в этом роде. Короче, отечественная школа - кто не был, тот будет, кто был, не забудет. Как я уже сказал, вместо того, чтобы изложить вбитые в голову тезисы - в чём, собственно, и состояла цель сочинения, - я решил выразить протест. Маленький дисциплинированный протест человека, который не решился взять пример с товарищей и на всё забить.

Содержание моего текста было примерно следующим. "Какая, к чертям, трагедия в жизни Печорина? У Печорина всё было хорошо. У него были лошади, ковры и женщины. Всем бы так. Вот те, кто не может так жить, и выдумывают всякие там "трагедии в жизни Печорина"". Никакой оценки я за подобный креатив не получил, и в общем, да - это был Очень Плохой Текст. Плохо написанный. Как постинг Макарова.

Отсюда можно перебросить мостик к другому смысловому блоку. Та же школа, та же литература, но другой учитель - мэтр Левитов. Левитов рассказывал нам о литературе, как об искуссстве, а затём вёл нас в сопредельные пространства музыки, живописи, театра и кинематографа. Он не признавал изложения текста учебника с заранее расставленными акцентами про "луч света в тёмном царстве", он хотел добиться от нас понимания и пробудить тягу к творчеству.

Итог был следующим. Весь начальный период обучения у Левитова я просто-напросто не писал сочинения. Он задавал темы, я ничего не писал и ничего не сдавал. Все сдавали свои листочки-тетрадки, но не я. К чести Левитова, он старался найти этому какое-то рациональное объяснение, и проблем по учебной части у меня не было, учился, как все.

Дело в том, что величие храма, который построил перед нами мэтр Левитов, меня просто-напросто раздавило. Я не был достоин. Я не мог работать на этом уровне. Я не мог писать. Не мог творить. Я до слёз завидовал своим одноклассникам, у которых это выходило легко и безмысленно. Ощущал себя уродом, да - такая, постоянная мысль, где-то до сих пор за ухом тикает. Левитов смог объяснить, что такое настоящее и почему к нему надо стремиться, он только не смог показать, как. Пытаясь оправдать свою позицию, я говорил, что лучше ничего не писать, чем творить плохое, некачественное, лживое. Гнилая позиция, я понимаю, но другой не было. Идейно я был неправ, а по факту мне только это и оставалось.

Вот, оказывается, о чём напомнил мне постинг Макарова. Лучше не писать ничего (о, а я умею ничего не писать!), чем писать такой отстой. Отсутствие постингов лучше, чем плохие постинги. Хотя я был неправ тогда, неправ и сейчас, но другой головы у меня для вас нет. Ошибка, травматический опыт и обстоятельства - вот и вся история.

И с другой стороны (это уже пошло другое щупальце). Концовка, да. "Роршах поставил на человечество самую высокую ставку. Ну а я, простите за некоторый пафос, ставлю на Роршаха". Конечно, хочется сказать - "Макаров, тебе не удаётся пафос и никогда не удавался". (Тут можно было бы дать ссылку на его подростковые креативы, но это удар ниже пояса.) Ну и что?

То есть, "не пиши про пафос"? Ага, пиши про бабло. То есть, кто я такой, чтобы говорить Макарову, о чём ему писать?
Или, не знаю, "учись писать про пафос". Опять же, ну с чего я буду говорить Макарову, чему ему учится, кто я такой?
Всё упирается в меня, а меня-то и нет!

Всё это ненужно, неумно и неактуально, ведь "пипл хавает". Народу нравится. На волне своих постов об отношениях Макаров ко мне периодически стучался именно с этим бесхитростным сообщением - "народу нравится". (Кстати, этот пост действительно представляет определённый интерес, с ним стоит ознакомиться.)

И в самом деле. В конце концов, я же тоже "хаваю", мне тоже нравится. Я "хаваю" Славу, которого знаю и с которым общаюсь, ну а пипл хавает того Славу, который общается с пиплом. Какие у меня могут быть претензии? Было бы наоборот, было бы гораздо хуже. И потом, вот он пишет - "ну то есть понятно, что правильное место женщины - это обнаженная, в ошейнике, у ног своего господина". Может, он написал это специально, чтобы меня порадовать? Я не радуюсь, я бука.

Итак, я мог бы перевернуть Землю, но у меня нет ни противовеса, ни точки опоры. Я голос немого в пустыне. У меня есть только моё мнение, но оно ничего не значит.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments