Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

Советская школа боевых искусств, или республиканское фехтование

Опять же, волны интернета вынесли к моим ногам древний советский трактат по фехтованию. (Аркадьев, "Тактика в фехтовании".)

Понятно, что речь о спорте, но забавно представлять, что нет :). Приятно читать подобное. Заодно, великолепное пособие для тех, кто, по тем или иным причинам, соберётся отыгрывать "советское" в хорошем смысле слова.

"Тактика  присутствует везде, где  человек ведет борьбу  с человеком: на войне ли, в  политической  жизни,  в самозащите, в спорте и т. д.  И  везде тактика выступает как специфическое умение или как  способность вести борьбу на основе понимания боевой обстановки в целом, учета действий и возможностей противника,  индивидуальных  особенностей  и  своего  потенциала".


(Близко к "Принятию решений" из AAAS)

"Тактика же  фехтования - это борьба ума, воли  и эмоций  спортсмена.  В интеллектуальной,  тактической  борьбе  человек  раскрывает свои качества, способности и  умение преодолевать "враждебную" волю, вести конфликтную игру ума. Он постоянно готов к внезапно возникающим психологическим и фактическим ситуациям.
Кроме того,  фехтовальщик свободен  от  той  обреченности на постоянный неуспех, которую  испытывают спортсмены  средней силы в других видах спорта. Мастер  "средней  руки"  в  фехтовании  в  тактическом  воодушевлении  может побеждать  в  отдельных  боях противников заведомо более сильных, нежели  он сам".


"Тактическое воодушевление", а! Какой роскошный термин.

"Впервые о  советской  школе фехтования  у нас заговорили в  конце  40-х годов. Не имея спортивных  связей  с зарубежными  фехтовальщиками, некоторая часть наших  тренеров  полагала,  что достаточно  подчинить  этот  старинный "аристократический"  вид  спорта требованиям и основным принципам  передовой советской системы  физического  воспитания,  как  наши  фехтовальщики станут сильнейшими  в  мире. Это  утверждение  сопровождалось  критикой,  но подчас поверхностной,  направленной  в  адрес  французской  и  итальянской  школ фехтования.
Образовались две противоположно мыслящие группы тренеров и спортсменов. Одни утверждали, что фехтовальная классика устарела, стала догматичной,  так как отражает чуждые нам  черты аристократической среды.
Представителей  этой группы  сторонники  классики  прозвали  "новаторами",  те,  в  свою очередь, окрестили  своих  противников "консерваторами"  и "ортодоксами". "Ортодоксы" полагали,  что  пытаться  переделывать  прежние  школы  не стоит,  поскольку французы и итальянцы практически доказывают  превосходство своих школ  (в то время они были сильнейшими в мире фехтовальщиками).

И  действительно,  первая  спортивная  встреча  наших  фехтовальщиков с сильнейшими зарубежными спортсменами показала, что всестороннего физического развития, атлетизма и страстного желания побеждать еще мало для  того, чтобы одерживать  победы  над  искушенными  зарубежными  мастерами  клинка.  Нас разгромили".


Мне так нравится этот отрывок. Тут всё. И "чуждые нам черты аристократической среды" (чистая правда!), и "всестороннего физического развития, атлетизма и страстного желания побеждать еще мало для... победы над искушенными зарубежными мастерами клинка". Вспоминается бессмертное "кунфу бессильно против ружей".

Ладно, переходим к самому интересному - особенностями советской школы БИ:

"Кроме того,  мы имеем свою теорию фехтования, отвечающую гуманным  требованиям  советской системы  физического воспитания.  Однако мы не открещиваемся от  классических  школ  фехтования прошлого, мы изучаем приемлемое для нас и отвергаем все то, что противоречит нашей  идеологии, нашему  пониманию  спорта.  Мы  принимаем,  например, галантность  и  честность  в  процессе  ведения  боя,  культивировавшиеся в соревновательной практике  старых  школ  фехтования.  Принимаем  и  крайнюю скрупулезность в технической подготовке.  Нам не чуждо стремление  к красоте боевых положений и движений, однако мы  отрицаем условный  эстетизм  старого фехтования. Для нас не приемлема узость в трактовке  фехтования  как только искусства владения холодным оружием.
Фехтование  -  разносторонний по  своему  воздействию на  человека  вид спорта. И не следует  сужать его до состязания  в ловкости владения условным холодным  оружием.  Прикладность  фехтования  заключается  в    широком воспитательном  воздействии  его  на  человека,  в  развитии  физических  и психических качеств и умений, в формировании определенных положительных черт характера, а следовательно, и личности  в целом".


Казалось бы, при чём здесь социализм... так и обратно к "аристократической среде" можно скатиться!

""Ортодоксальные"  зарубежные тренеры старались создать у фехтовальщиков представление об универсальной наивыгоднейшей для всех идеальной технике. Но такой техники не существует. Ведь  у каждого спортсмена есть присущие только ему особенности.
Поэтому  советские тренеры  не  пытаются  создавать  у  своих  учеников "идеальный  фехтовальный стандарт".  Научив спортсмена технической грамоте, тренер способствует раскрытию его индивидуальных особенностей. Индивидуализация, как высший этап в творческом становлении мастера, широко культивируется советскими тренерами".


Как мне нравится этот стиль :). Продолжаем с советской книгой "Пяти колец":

"Тактика - душа фехтовального спорта, интеллектуальная основа  искусства побеждать. Борьба  ума, воли и эмоций  рождает драгоценные  качества, дающие наибольший воспитательный эффект перенесения приобретаемого  на фехтовальной дорожке в жизнь.  В тактической  борьбе человек раскрывает  свои  качества, способности и  умение преодолевать "враждебную" волю, вести конфликтную игру ума  и  постоянно  совершенствовать ориентировку  во  внезапно  возникающих фактических  и  психологических  ситуациях. Тактика - этот "интимный" мир спортсмена - впервые в  истории фехтовального спорта стала в Советском Союзе предметом  пристального  внимания  и  изучения.  Техника - выполнение - неотделима" от тактики - управления. Все издаваемые в настоящее время у нас в стране учебные пособия  по фехтованию уделяют равное внимание как вопросам техники, так и тактики,  чего до сих пор нет в зарубежной учебной литературе по фехтованию".


Тактика и техника относятся, как "принятие решений" и "атака".

"Для многих "ортодоксальных"  зарубежных тренеров тактическая подготовка не  является равноценным компонентом  технической.  Некоторые из них  даже полагают,  что  вообще  обучать  тактике  не  стоит,  поскольку  она  очень индивидуальна  и  уходит  своими  корнями  в такое  глубокое существо, что управлять искусством ведения боя невозможно. Наши тренеры отвергают  такую точку  зрения.  Более того, они считают, что тактическая подготовка должна с первых  же  шагов ознакомления с фехтованием пронизывать весь учебно-тренировочный  процесс  подготовки спортсмена от новичка  до мастера. Техническая и тактическая  подготовки должны  слиться в  единый нераздельный процесс  обучения фехтованию. С этой целью наши  тренеры стараются  прежде всего привить ученикам вкус к фехтованию, как к конфликтной игре ума".


"Зарубежники" - отстой, но это мы уже поняли. Между прочим, стремление привить вкус к "конфликтной игре ума" напоминает мне о советских фильмах про разведчиков.

"Тактика в  сознании  советских  фехтовальщиков и тренеров поднялась  на большую высоту. Она стала  объемом всеобщего внимания. Мы поняли, что нельзя в процессе тренировки расторгать боевой  союз между тактикой и техникой, что непрактично  заниматься голой технической  "дрессировкой". В этом  случае высокая техничность,  достигнутая  в уроке, не  принесет успеха в  бою. Урок будет жить самостоятельной  жизнью,  и  в  результате нарушится главная методическая задача  - перенесение  навыков из урока  в  учебный бой, а из учебного боя - в соревновательный".


...А из соревновательного - в реальный!

Об учителях фехтования:

"Типичной    чертой  ортодоксальных  зарубежных    тренеров  является трафаретность  их  работы,  вызванная  беспрекословным,  неукоснительным подчинением догматизированным требованиям своих школ.
У  нас же в стране тренеры, подчиняясь основным требованиям педагогики, физиологии,  психологии  и  биомеханики,  в  своем  творчестве  остаются свободными.  Это  обстоятельство  позволяет  каждому  тренеру  проявить индивидуальность, т. е.  иметь свое тренерское кредо,  и  побуждает тренеров соревноваться  между  собой  в  педагогическом  искусстве,  создавать  новые методические приемы и даже направления.
Так, постепенно  усилиями  отдельных  творчески  одаренных  тренеров  и мастеров  фехтования  кристаллизируется  педагогическое  искусство  наших учителей фехтования, разнообразная  методика которых порождает спортсменов с различной манерой ведения боя, со своеобразным спортивным почерком.

Это  разнообразие  спортивных почерков  украшает советское фехтование и дает  преимущество нашим спортсменам  перед зарубежными. Таким образом наши спортсмены утверждают советский стиль фехтования, сочетающий в себе  высокую двигательную  вариативность,  т.  е.  ловкость  с  атлетизмом, тактическую активность  с  динамичностью,  виртуозность  и  непринужденность с  боевой страстностью.

Говоря о методике специальной  тренировки,  следует упомянуть, что в то время, когда советские фехтовальщики еще не встречались с сильнейшими в мире западноевропейскими фехтовальщиками,  наша  методика уже  прокладывала  себе самостоятельную дорогу, отражая прогрессивные идеи нашей педагогики.
Построение и постановка учебного  процесса у нас поднимает на небывалую высоту роль сознательности, активности  и самостоятельности в познавательных усилиях  обучаемых.  Метод  самостоятельной  проработки  по  заданию  и  под наблюдением тренера стал доминирующим в  групповых упражнениях.  Сложнейшее, многокомпонентное  умение  вести  бой  требовало  органического  синтеза физической подготовки  и техники,  техники и тактики, тактики и "психологии" соревнования.  Чтобы решить эти задачи, тренеры обратились к индивидуальному уроку,  который  в  подготовке фехтовальщиков  высокого класса выступает  в неразрывной  связи  с  учебными боями всех  типов как основная  методическая форма.
Научный  подход  к  фехтованию  освободил  наших  тренеров  от  гнета устаревших догматов фехтовальной "классики", чего  нельзя  сказать  в полной мере  о  многих  зарубежных  тренерах. Наши  ученые,  тренеры  и  спортсмены анализируют фехтование со всех сторон, проникая в его существо и выявляя то, что тормозит и лимитирует его дальнейшее развитие".


Об отношениях мастера и ученика, или о падаванах:

"За  рубежом  учитель  фехтования  для  своих учеников  -  непререкаемый авторитет. Его требования  и  обоснования  не подлежат сомнению и  критике и принимаются  на веру. Такое слепое подчинение авторитету тренера происходит, во-первых, потому, что  обучаемые  фехтованию молодые люди,  как правило, не обладают достаточными специальными знаниями в области физической культуры  и спорта, а во-вторых, потому, что учитель фехтования не стремится и не желает делать из своего ученика знатока фехтования.

Иная  картина  у нас. Советские тренеры  считают,  что  на  современном уровне  развития  спорта  наивысшего  мастерства  можно  достичь  лишь  при совместных усилиях тренера  и ученика,  а  также  при самостоятельной работе спортсмена над собой. Эффективность же самостоятельной работы над повышением своего  спортивного  мастерства возможна  лишь  в  том случае,  если  ученик обладает специальными знаниями в постигаемом им виде спорта.
На этой основе у нас,  у  тренера и ученика, достигшего высокого уровня спортивного  мастерства,  появляются  особые  отношения. Результат  этого - возникновение  творческого  дуэта,  творческой  бригады, в  которой самостоятельная работа младшего  сотрудника бригады - спортсмена - проходит под руководством старшего сотрудника - тренера. Создается глубокий творческий контакт между учителем и учеником".


Спортсмен - младший сотрудник бригады. Извините, не удержался :). Короче, так должны выглядеть правильно-советские отношения между начальником и подчинённым.

"В работе с сильным фехтовальщиком тренер вырабатывает общее направление и  пути к разрешению отдельных конкретных задач  в тренировке,  не игнорируя предложения самого спортсмена. У такого  тренера  фехтовальщик  всегда находится в курсе его педагогических устремлений.
Обстановка  индивидуального  урока  с  паузами  активного  отдыха способствует постоянному  влиянию тренера  на ученика как в вопросах общей и специальной  эрудиции,  так и  воспитания  в спортсмене эстетического вкуса, оптимистического  мировоззрения и правильного  отношения  к своей спортивной деятельности".


Вот так, начнёшь эстетический вкус воспитывать, и покатилось... Это я всё об "аристократической среде" вздыхаю.

"Тренер  - "конструктор"  спортсмена, его воспитатель. Тренер  и сильный фехтовальщик  богаты  по-разному,  и  только глубокий  синтез этих  богатств приводит к  большим спортивным взлетам. Утверждая, что спортсмен  -  главная фигура спорта, мы вовсе не принижаем роли тренера, наоборот, в формировании таких  спортсменов  решающая  роль  принадлежит  педагогическому  мастерству тренера".


Потрясающе. Нет, надо будет это как-нибудь почитать, и, может быть, ещё что-нибудь процитировать.
Tags: СССР, пути
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments