Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Герои, мастера и дипломаты

Я люблю читать людей, которых считаю в той или иной степени сумасшедшими, и чьё видение мира, скажем так, отличается от общепринятого. Порождаемые ими тексты представляют собой настоящий кладезь сюжетов. Я давно хотел привести примеры подобного; сегодня, пожалуй, этим и займусь.
"Трудность вытекает из ложно понимаемого человеком феномена бытия, известного нам как "война". (...)

Этот кусочек фильма очень хорошо и чрезвычайно наглядно описывает то, что мы называем "войной", с ней то же самое - the war is half a war, and half... something else. Понять, что война это не только "война", но ещё и нечто другое - мало. Этой малости недостаточно. Если вы хотите представить себе в каких категориях рассуждает государство, из чего оно исходит и чем оно в своей жизнедеятельности руководствуется, то вам не уйти от осознания того факта, что the war это не только "the war is half a war, and half something else", но и что вот это самое "something else" и является настоящей, истинной войной, войной для государства реальной, войной, прячущейся за тем, что люди принимают за войну. (...)

Да вот возьмём ту же Корейскую Войну. Ну война и война. Не особо интересная, так как там вроде бы всё в результате вернулось на круги своя. "Было восстановлено довоенное status quo." Три года повоевали, побомбили, поартобстреливали, поваэкуировались, повысаживались, в ООН попереругались, резолюций кучу понапринимали, ну, а потом - угомонились. "Break!" Ничья. Стороны разошлись по углам. (...)

На первый взгляд всё и вправду осталось "как было". Был СССР и остался на месте, были где-то там США и им тоже ничего не сделалось, Корея как была разделена, так и осталась разделённой. Да и Китай тоже вроде... Вроде... Гм...

До войны у Китая, где только что закончилась гражданская война, армии не было, то, что было, армией только называлось, вместо армии фактически было "ополчение", были банды оборванцев с "полевыми командирами" во главе. А вот после войны у Китая появилась НОАК, Народно-освободительная Армия Китая. И появилась она не на бумаге, а была она выкована в боях. И в боях не с дурацким "гоминьданом", а с армией одного из победителей во Второй Мировой Войне. Американцы в Корее "учили" китайцев воевать, учили "собою", учили больно, точно так же, как в 1941 году немцы "учили" воевать русских. Разница только в том, что немцы делали это вопреки желанию, в их намерения не входило учить на свою голову смертельного врага, но вот американцы учили китайцев осознанно и делали это тем целенаправленнее, что рождавшаяся на глазах и обретавшая бесценный боевой опыт китайская армия Америке не могла угрожать ни при каких, даже и самых фантастических обстоятельствах.

А теперь (только теперь) помотрите на политическую карту и прикиньте с кем Китай граничит и против кого могла и может быть применена сухопутная армия Китая. Посмотрели? То-то. (...)

Ради усиления Китая и ради возможности создать китайскую армию США не пожалели жизней нескольких десятков тысяч собственных солдат. И исходили они при этом опять же из прагматичнейшего соображения - останься Китай слабым, не получи он армию и в разразившейся через несколько лет в Евразии одной большой войне или множестве малых локальных войн погибло бы куда большее число американских военнослужащих, да и для поддержания стабильности Америке пришлось бы приложить куда большие усилия. А так - сколько-то своих, сколько-то китайцев, да с миллиончик корейцев. Подумаешь! "Кому он нужен, этот Кореец!"

Из Корейской Войны пользу извлёк Китай. Это несомненно. Но ещё большую пользу извлекли США. Для них пользой была даже и китайская польза".

Я, кстати, тоже думаю, что война - это "война и что-то ещё", даже хотел это где-то использовать. Но как бы то ни было.

Итак, США воевали с Китаем в Корее, чтобы китайцы стали круче, и, таким образом, смогли бы в будущем представлять угрозу для СССР. Точнее, американцы сделали так, чтобы СССР начал поставлять Северной Корее оружие, боеприпасы и горючее для войны с Югом, чтобы Северная Корея напала на Южную, чтобы американцы затем могли поддержать южных корейцев и разгромить северян, чтобы на помощь Северу пришли китайцы, с которыми американцы стали бы воевать, чтобы китайцы познакомились с современной войной и могли в дальнейшем угрожать СССР и сдерживать советскую экспансию. Политика!

Тут напрашивается сцена из классического фильма про кунфу/ушу.

Китайский полевой штаб, развёрнутый в каком-то бараке. Над картой склонились три молодых китайских генерала. Внезапно, дверь распахивается. Появившийся в дверном проёме человек быстрым движением скидывает плащ, и мы видим, что перед нами их враг, американский генерал - настоящий белый тигр, воплощение войны. Китайцы замирают в немом удивлении, а затем бросаются вперёд. Мелькают руки и ноги, но американец легко отбивает все удары. Три человека никак не могут с ним справиться, а американец раз за разом обходит их защиту, толкает, сбивает с ног, хватает за одежду, наносит болезненные тычки. При этом, он не забывает выкрикивать названия своих приёмов - "фланговый охват! обход с тыла! концентрация сил! артиллерийская подготовка! удар по коммуникациям! поддержка с воздуха!" Китайцы не сдаются, в какой-то момент вроде даже начинают его теснить. Но американец легко их отбрасывает, после чего китайские генералы замирают в характерных ушуистских стойках. Отступать они не собираются, хотя нападать перестали. Американский генерал тоже не думает продолжать бой. У самого порога он оборачивается, улыбается и говорит: "Вы постигли суть американского военного искусства". А затем он исчезает в ночи, так же внезапно, как появился.

И как возможный эпилог к сцене - те же три китайских генерала, стоя плечом к плечу, изображают стойки и удары, увиденные ими в исполнении американца. А перед ними, на плацу, эти движения повторяют сотни китайских солдат.

Возьмём другой текст.
"Жизнь – это борьба. Эта истина должна быть базовой для того, кто хочет победить в мировом противостоянии. Борьба и, в частности, война – это не какое-то ненормальное состояние человека, но рутина, жизнь. Для англосаксонских высших классов, а вслед за ними и для народа, это очевидная истина. (...)

Важно, что каждый раз держава – соперник Англии... в конце концов была побеждена на суше после тяжелейшей череды войн с проанглийскими континентальными коалициями. После сухопутного поражения и оккупации держава уже не выходила из-под влияния англосаксов. (...)

Эта схема должна была быть применена против России. После того, как СССР победил во Второй Мировой войне (эта победа была запланирована), он был блокирован, и ослаблен в крайне тяжелой Холодной войне. Если вернуться в прошлое, в 70-е годы, будущее покажется нам прогнозируемым. (...)

Еще раньше, в конце сороковых годов, развернулась борьба между СССР и США за Китай. СССР в ней победил, и победа эта имела огромное значение. Однако в 1969 году Америке удалось отколоть Китай от советского блока, и добиться его "нейтралитета". Позже, когда советское наступление по всему миру выдохлось, пришло время приступить к исполнению давно задуманного плана. На рубеже 70-х и 80-х годов Америка приступила к осуществлению мер по подъему китайской экономики. (...)

Итак, вот уже в течение 20 лет Америка прилагает все усилия для усиления Китая. Зачем? Или вернее, против кого? По всей видимости против России.

План таким образом состоял в следующем. Дождаться момента, когда постепенное ослабление СССР и постепенное усиление Китая приведут к примерному равенству сил между ними, после чего спровоцировать войну между СССР и Китаем, в которой СССР проиграет, но Китай будет ослаблен до такой степени, что не сможет воспользоваться плодами своей победы. При этом советское технологическое превосходство над Китаем легко может быть нивелировано поставкой Китаю американского лендлиза. (...)

Все вышеизложенные стратегические соображения должны были быть прекрасно известны аналитикам КГБ еще в 60-70-х годах. Очевидно о них было доложено руководству страны. И Брежнев, и Горбачев, и Ельцин, и Путин прекрасно осознавали и осознают стратегическую ситуацию, в которой оказался СССР, а затем и Россия. Нас загнали в стратегическую ловушку, из которой не могло быть классического выхода.

Если бы Россия была Германией, она принялась бы мрачно точить свой меч для последнего боя. И погибла бы. Нас загнали в ситуацию неизбежной войны со страной, с которой нам вообще не надо воевать.

Однако война эта была назначена приблизительно на 2005 год. Оставалось полно времени и сил. Советская экономика пока работала, технологии были на высоте. Но борьба уже была проиграна.

Если отвлечься от интересов конкретных людей и взглянуть на ситуацию с точки зрения интересов России, мы увидим, что возможен один единственный выход из этой ловушки. Надо отбросить правила и временно выйти из борьбы, пока страна не обессилена. Нельзя участвовать в навязанной противником безнадежной войне. То есть необходимо проиграть Холодную войну, избегнув оккупации, впоследствии вернуть себе независимость в полном объёме и выстроить новую стратегию, уже с развязанными руками и без идеологических шор. В результате сдачи должна развалиться армия, и тем самым на территории России (а главное Сибири) будет создан военный и стратегический вакуум. Необходимо проскочить момент военного паритета с Китаем. Вместо того, чтобы слабеть медленно, самоликвидироваться мгновенно. Это заставит Америку всеми силами сдерживать Китай от нападения на Россию. Ведь такое нападение нарушит краеугольный принцип англосаксонской стратегии – принцип баланса сил. Уравновесить не пострадавший в войне Китай, получивший Сибирь с ее положением и ресурсами, будет уже некому. Однако подобный сценарий требовал осознанного решения верхушки элиты отдать власть.

И высшая советская элита привела к власти Горбачева с заданием сдать страну, выйти из борьбы. (...)

Англосаксы ничего подобного не предвидели. Они не могли предвидеть такого сценария. Их общество основано на господстве "высшей расы", наследственной элиты. Интересы страны отождествляются с интересами элиты. И еще они очень рационально мыслят. Они никогда бы осознанно не погрузили свою страну в анархию. Ведь риск такой операции не просчитывается. Они не могли думать, что элита великой империи, владеющей половиной мира, находящейся на вершине могущества, просто сбежит. (...)

Главное для нас – поддерживать военный вакуум на территории Сибири и Дальнего Востока. Это не позволит Америке задействовать Китай в войне против нас. То есть необходимо воздержаться от реформы армии. (...)

Если в отношениях с Китаем нам нужно быть слабыми, но полезными, то в отношениях с Европой нам надо выглядеть морально слабыми... Россию необходимо представить европейцам как страну европейскую, но слабую и бессильную... Лозунги "Россия в разрухе", "слабая и нерешительная власть" и т.д., в первую очередь в нашей прессе. Необходимо преуменьшать свои успехи и преувеличивать неудачи..."

Это уже что-то вроде японского фэнтези про самураев, манга для взрослых, хотя и с русской спецификой. Соперничество могучих кланов. Стремящийся к власти клан, оставаясь в тени, хитроумными интригами подготавливает поединок великого мастера, своего главного противника, с представителем третьего клана. Поединок неизбежно приведёт к войне, которая уничтожит один клан и предельно ослабит другой. Глава обречённого на заклание клана отказывается "мрачно точить свой меч для последнего боя". Он принимает нелёгкое решение. Единственный способ обеспечить выживание клана - сделать поединок невозможным. А для этого надо максимально ослабить себя и свой клан, опуститься, превратиться в посмешище. Этакие "47 самураев", но не совсем. Речь не о маскировке ради мести, речь о реальном ослаблении и бесчестье - чтобы получить шанс дотянуть до иных времён. Победа над мастером и над его кланом станет слишком простым делом, которое нарушит и баланс сил, и планы клана-интригана, а значит, заинтересованные стороны сделают всё, чтобы отложить войну. Это рассказ о пути человека, который когда-то был мастером меча - и главой клана, который продолжает существовать, но чья судьба ныне вызывает лишь жалость и насмешки. О великом фехтовальщике, который проиграл схватку вину и порокам, расстратил всё своё состояние, и ныне ночует в придорожных канавах. О том, кто должен оставаться слабым - и на словах, и на деле - и кто должен всеми силами стремиться вызывать презрение у окружающих. Это его война, его стратегия, единственная, позволяющая избежать окончательного поражения.

Наконец...
"США сейчас несут основной груз военных расходов, расходов по обеспечению безопасности в мире.
Военный бюджет США составляет более 50% всех военных расходов в мире.
Между развитыми промышленными странами существует неписаное соглашение, по которому США монополизуют военную силу в мире, и принимают на себя ответственность за защиту и гарантии безопасности остальным развитым странам, принимают их как военные протектораты. В обмен развитые страны соглашаются не иметь и не строить масштабных стратегических сил.

Предположим, США отказались бы ответить на призыв европейских стран прийти и вмешаться в Югославии. Отказались бы от своих обязательств выполнять роль главы альянса и решать проблемы безопасности встающие перед этими странами. Это поставило бы перед этими странами вопрос о необходимости самостоятельного военного строительства. К примеру, Германия сейчас соглашается не иметь крупных ВВС, в обмен на обязательства США решать встающие перед Германией оборонные и военно-политические проблемы. Такие как в частности недопустимость для Германии и других западноевропейских стран варварской гражданской войны в центре Европы, подобной той что была развязана в Югославии. Если бы США отказались участвовать в усилиях западноевропейских стран по прекращению этой войны -- это автоматически ввело бы в повестку дня западноевропейских стран вопрос о военном строительстве в Европе, начиная конкретно с приращения ВВС Германии".

Короче, если американцы не будут бомбить сербов, их будут бомбить немцы - а вы же не хотите, чтобы это делали немцы, правда? [Это же раса бога войны, им теперь даже вилок не выдают, а детям запрещают играть в солдатики.]

Здесь мне видится нечто вроде космооперы. Могущественная гуманоидная Цивилизация, удерживающая гегемонию в Ойкумене. Флот Цивилизации поддерживает порядок и решает всевозможные проблемы, что позволяет союзным державам экономить на вооружениях. Затем, у нас есть планета каких-нибудь не совсем людей (или совсем нелюдей), которые в прошлом прославились завоевательными войнами и кровавыми империями, но затем проиграли парочку коалиционных войн подряд, после чего были тотально демилитаризированы и гуманизированы. (Данную роль принято отдавать каким-нибудь разумным хищникам, похожим на земных кошачьих.) И ещё одна планета, человеческая, на которой начались всякие неурядицы. И вот дипломаты Цивилизации объясняют нам: "Поймите, мы хорошие и за добро. Но во времена Империи народ той планеты оказал тем отчаянное сопротивление, а вы же знаете тех... Они такое не забывают. Мятежников необходимо покарать, что-то такое. Да, поэтому теперь мы должны примерно наказать эту планету - или те сделают это сами. А вы же не хотите, чтобы те вновь взяли в руки оружие? Они же... чудовища! Так что, мы вынуждены нанести свой удар. Это лучший вариант, он всех устраивает, понимаете?"

...Такие тексты для меня являются чем-то вроде объекта для медитации. Миры, герои... Какой мир предпочтительней? Какую судьбу выберут выдуманные нами герои в той или иной реальности, какую роль они бы там сыграли? Можно ли сказать, что это сюжеты одного мира, а различаются лишь эпохи? Все эти вопросы образуют полотно, которым я любуюсь.
Tags: бог войны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment