Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Шахматы, игроки и архетип Воина (ч.2)

(начало)

Но колесо продолжает крутится. Можно подняться на вершину, но нельзя на ней удержаться.

"Как и у всех шахматистов активного, комбинационного стиля, успехи Алехина сильно зависели от его формы и здоровья. Стоило ему немного сдать, как начинали сказываться некоторые позиционные недочеты в игре... Иногда он не учитывал свое состояние, играл в прежнем боевом стиле, будучи неспособным считать глубоко и точно, как в лучшие времена.
Александр Александрович вел жизнь одиночки-профессионала, жил вдали от родины, почти не имел друзей. Отсюда и его депрессии 30-х годов, проблемы с алкоголем. Конечно, это сказалось на результатах. Взять хотя бы его матчи с Эйве..."

О, Эйве. Макс Эйве - это персонаж в стиле telserg'а, как я себе это представляю.

"Белая ворона мировых шахмат. Чемпион без чемпионского характера. Гений организации. Эти три тезиса, строго говоря, не новы в шахматной литературе. Возможно, я буду лишь чуть откровеннее других авторов.

Макс... родился и вырос в мирной, благоустроенной, цивилизованной Голландии и был достойным сыном своей родины. Исключительно правильный человек, скромный, достойный во всех отношениях. Благополучное детство в шахматной семье, хороший характер, безупречное воспитание, отличное образование – согласитесь, довольно странный букет для будущего чемпиона. С детства занимался спортом, не пил, не курил, вел себя прилично и т.д. Как мог такой человек стать первым в шахматном мире – совершенно непонятно. Исхожу из принципа, что первый в стае – это самый сильный волк. Хищник! Лидер по натуре, способный в любой момент сомкнуть свои челюсти на шее конкурента. Надеюсь, эти звериные аналогии будут правильно поняты читателями. Но, поверьте, история доказывает их обоснованность".

Воин - это всегда хищник, а Эйве не был хищником, и всё равно сумел стать первым среди волков.

"Светлый образ голландскому чемпиону можно было бы простить, обладай он каким-то сумасшедшим шахматным талантом. Но его не было! На фоне Алехина и уж тем более Капабланки дарование Эйве не выглядит чем-то особенным. Не вижу ни одного чисто шахматного компонента, в котором голландский маэстро превосходил своих предшественников. И все же он по праву стал чемпионом. Доктор математики, преподаватель, профессор – эти нешахматные характеристики Эйве в определенной степени объясняют его успех в шахматах...

Преподаватель математики Эйве оказался замечательным методистом, организатором процесса подготовки, последовательным, целеустремленным человеком. Он первым – еще до Ботвинника, и об этом молчит советская литература – начал полноценно готовиться к соревнованиям. Углубленная дебютная подготовка, занятия физкультурой, привлечение штата помощников, продуманный режим...

Однако всех этих достоинств могло не хватить для восхождения на шахматный престол. Эйве, безусловно, повезло еще в двух вещах.

Во-первых, его соотечественники смогли в нужный момент (а в начале 30-х мировая экономика была в кризисе) собрать солидный призовой фонд для матча на первенство мира. Таких расторопных земляков не хватало многим сильным игрокам, например, Рубинштейну. Во-вторых, Алехин в середине 30-х оказался далек от лучшей формы. Волк-одиночка слишком устал..."

Целеустремлённость, скромность, организованность, финансовая поддержка земляков - да, иногда этого достаточно.

"После обретения высокого титула Эйве достойно нес его по жизни. Часто и очень успешно играл в турнирах, давал сеансы, читал лекции...
В те годы Международная шахматная федерация (ФИДЕ) играла довольно скромную роль. Главное ее предназначение видели в организации командных соревнований – Олимпиад, а также в популяризации шахмат... Став чемпионом мира настоящим, Эйве стал сотрудничать с ФИДЕ и даже задумал передать права на титул чемпиона этой организации!
Уважающий законы, цивилизованный человек, Макс Эйве не считал правильной систему спонтанного выбора претендентов для очередного матча за корону. Когда нет стройной системы, когда все зависит от личных взаимоотношений честолюбивых людей – ситуация выходит из-под контроля".

Главное - создать организацию, объединяющую всех профессиональных воинов, и выработать общие правила боя. Именно с такой структурой Эйве связал свою жизнь.

"Потеря чемпионского звания в 1937 году оказала серьезное влияние не только на жизнь самого Эйве, но и на шахматный мир в целом.... Эйве формально имел возможность не давать реванш Алехину (в контракте не было соответствующей записи). Но как человек честный и благородный, чемпион считал необходимым дать шанс человеку, который оказался явно не в ударе во время первого матча. Впрочем, описывая идеальный характер пятого чемпиона мира, я несколько разбавил краски белым цветом. Эйве был честолюбив и верил в себя. Он верил, что выиграет новый матч!

Однако, объективно говоря, шансов на повторную победу у него было немного. Великий и Ужасный вновь получил стимул заниматься, вернул себя в рабочее состояние, подготовился и очень уверенно взял верх в матче. Наверняка Эйве мог бы подготовиться к матчу лучше, отнестись к поверженному сопернику серьезнее. Но не думаю, что это изменило бы результат в целом. После победы Алехина чемпионский титул вновь оказался вне ФИДЕ. Надолго!"

Волк вернулся. Эйве мог спрятаться за свою организацию и сохранить за ней титул, но он предпочёл принять бой. И прав автор, не в одной принципиальности тут дело - Эйве тоже был воином. Он принял бой... и проиграл.

"Перестав быть чемпионом, Макс Эйве продолжал верой и правдой служить шахматному миру – и реализовал свои организаторские задатки в полной мере. По общему мнению, голландец был одним из лучших, если не лучшим президентом ФИДЕ во всей ее истории! Его роль в успешном решении многих конфликтов 70-х годов невозможно переоценить. К сожалению, эта работа оказалась еще более вредной для здоровья, чем выступления в турнирах, и через год после того, как пост президента ФИДЕ был передан Олафссону, Эйве не стало. Он прожил всего 80 лет… Да, по сравнению с предыдущими чемпионами, это невиданный срок. Но для столь сильного и правильного человека это немного.

Попробую теперь оценить вклад Эйве в шахматную теорию. Здесь он опять же проявил себя как гениальный методист, скрупулезный собиратель знаний. Пятый чемпион мира, действующий игрок(!) не только использовал их в своих партиях, но и сумел передать остальному миру. Его «Теория шахматных дебютов» в 12 томах, вышедшая в 1939 году, стала выдающимся трудом, едва ли не первой фундаментальной энциклопедией дебютов".

Воин стал чиновником, который разрешает конфликты, не вынимая меча из ножен. Прожил 80 лет, написал книгу "Теория стратегического развёртывания" в 12 томах :).

В принципе, этих образов, от Стейница до Эйве, уже достаточно. Можно написать про них роман в жанре фэнтези, не знаю. Но история на этом не кончается, хотя дальше я уже пойду пунктиром.

Вот Ботвинник, с которым закончилась одна эпоха и началась другая - эпоха советской гегемонии.

"Основатель советской шахматной школы. Стратег, для которого шахматы были войной. Шестой чемпион мира, флаг СССР. Человек системы. У каждой эпохи свои герои: Ботвинник, как никто другой, стал олицетворением советского времени – суровый, аскетичный, волевой боец, который четко знал свою цель и не останавливался ни перед чем для ее достижения.

Искусство подготовки к соревнованиям усилиями шестого чемпиона мира было поднято на небывалую высоту. В умении работать по плану, подчинять высшей цели все обстоятельства он не имел себе равных... На партию он настраивался, как на последний бой. В сопернике видел врага, победа над которым – вопрос жизни и смерти. Такой экстремальный, военный подход к шахматам стал весьма популярен после него. Ибо приносил успех".

Естественно, наш инопланетянин не знает, что такое СССР, но описания Ботвинника ему будет достаточно. "Суровый, аскетичный, волевой боец, который не останавливался ни перед чем, работал по плану, подчинял высшей цели все обстоятельства..." Ушло время ритуалов и благородных жестов, теперь война - это только война, каждый бой - как последний, противник - враг, а победа - вопрос жизни и смерти. Такой была эпоха.

Смыслова автор вспоминает в старости:

"Когда в начале 80-х годов 60-летний гроссмейстер решил вновь попытать счастья в борьбе за первенство мира, он в процессе подготовки провел сеанс с часами против восьми молодых кандидатов в мастера. Против советских кандидатов! И, скажу, экс-чемпиону пришлось изрядно потрудиться, чтобы не проиграть тот сеанс... Честно говоря, мы тогда немного недооценивали ветерана, считая, что ему уже не по силам вновь подняться на вершины больших шахмат. Так считали очень многие – и оказались неправы! В условиях жесткой конкуренции на седьмом десятке пробиться в финальный матч претендентов, то есть фактически войти в тройку лучших шахматистов мира, – такой подвиг, видимо, не повторить уже никому. Сейчас уже игроки старше 20 лет считаются ветеранами!"

На фразе "сейчас уже <воины> старше 20 лет считаются ветеранами" инопланетянин поперхнулся.

Что дальше... Последний романтик Таль, мастер позиционной обороны Петросян... Приходит время Фишера. Остаётся только процитировать автора - извините за большую цитату, но она того стоит. Напоминаю, что речь идёт о войне, воинах и воинском искусстве:

"Неистовый фанатик, пленник шахмат...
Фридрих Ницше сказал: "Когда ты заглядываешь в бездну, сама бездна заглядывает в тебя".
Наблюдение великого философа как нельзя лучше подходит к одиннадцатому чемпиону мира по шахматам! Бобби еще в юном возрасте заглянул в бездну шахмат, отдался полностью магической игре, вложил в это дело всю душу! И оказался навеки потерян для всего остального мира. Его физическое обитание в пространстве и времени стало лишь видимостью, оболочкой истинного «Я», которое оказалось во власти шахматных богов.

Раньше это назвали бы: продал душу дьяволу. Какой соблазн – получить в кредит нечеловеческие возможности! Обрести силу, власть, насладиться плодами жизни, достигнуть желанных вершин, а заплатить – потом, когда-нибудь…
У Фишера всё было иначе! Никто свыше (или из преисподней) ему не преподнес волшебный дар и небывалые возможности. Главным тренером Фишера всегда был Фишер. Он сделал себя сам, работая до седьмого пота. И платил за благосклонность бездны уже при жизн...
Кардинальное отличие от других игроков состояло в том, что он видел шахматы изнутри, ибо жил в них. Он не покидал Бездну, которая стала его домом и тюрьмой!

Я не считаю, что Фишер – величайший талант в истории шахмат... Но он был и остается самым фанатичным монахом шахмат. Самозабвенное служение, данные Богом здоровье и энергия, аскетизм и отречение от всего мирского – вот истинные причины и источники величия американского чемпиона...

Именно потому, что Фишер жил ВНУТРИ шахмат, он был значительно выносливей соперников, что сказывалось во время продолжительных, напряженных турниров и матчей. Ничего удивительного: рыба всю жизнь проводит в воде, а птица часами парит в воздухе, не испытывая усталости. Для Бобби шахматы были воздухом, водой, едой, средой обитания. Его сильные и даже подчас более талантливые соперники только за доской работали, выкладывались на сто процентов, погружаясь в шахматную Бездну, с тем чтобы после партии вынырнуть, отдышаться, отдохнуть. Фишер всегда оставался там, на глубине...

К началу 70-х годов, к моменту старта своего восхождения, Фишер стал самым эрудированным игроком в мире, вобравшим в себя все шахматные знания, накопленные человечеством на тот момент...

Шахматное образование, эрудиция, дебютные наработки – всё это можно сравнить с мускулатурой атлета. Фишер был накачан до предела! Причем каждая мышца в его шахматном теле была рабочей, выполняла в бою свою функцию. Ни единой капли жира, ничего лишнего.
Будучи прилежным учеником советских гроссмейстеров, Бобби взял от них всё лучшее. Собрав воедино методичность Ботвинника, технику Смыслова, фантазию Таля, надежность Петросяна, боевые качества Спасского, дебютную глубину Геллера, Фишер добавил в этот великолепный коктейль небывалую энергию и огромные амбиции – в итоге получился идеальный шахматист!

Что произошло с Фишером после завоевания титула в 1972 году? Думаю, его земная оболочка просто не выдержала такого отдаления от духовной субстанции. Невозможно всю жизнь быть одновременно в двух местах. Бездна поглотила чемпиона мира целиком. Он не сыграл ни единой партии в ранге чемпиона мира! Есть талантливый юноша, есть всепобеждающий претендент. А чемпиона мира по фамилии Фишер не было…

В отличие от своего исторического соперника Спасского, одиннадцатый чемпион мира оказался совершенно беспомощен в жизни. Здесь, в миру, вне своей родной стихии – великий шахматист остался всего лишь любителем, так до конца и не освоившим правила игры.
К нему неприменимы наши обычные мерки. Фишер живет в другом измерении..."

Тот самый случай, когда слишком хорошо - тоже плохо. Воин постиг войну, превратил себя в идеального бойца, победил всех соперников - и сошёл с ума. Но, как напишет автор в следующей статье про Карпова, "авторитет Фишера в то время был выше самых высоких гор. Он уже стал богом, легендой, мечтой".

Анатолий Карпов - ещё один близкий Макарову образ, варвар по менталитету :).

"Двенадцатый чемпион мира – исполин, превосходящий по росту своих предшественников. Великий практик с неповторимым стилем игры. Боец до мозга костей, максималист с жестким характером. Карпов в шахматах – капитан Флинт. Он берет то, что считает нужным, играет по своим правилам, не считаясь с соперниками. Весь мир – для него!

Пират не строит, не растит, не создает. Он использует то, что создано другими, силой берет чужие сокровища. Живет своим умением воевать, хитростью и коварством. Он хладнокровен и осторожен. Терпелив в поиске жертвы и безжалостен в борьбе. Карпов – не исследователь, не аналитик, не искатель шахматной истины. Он профессиональный игрок. Игрок с большой буквы! Использует любую ситуацию к своей выгоде, выжимает из нее максимум.

Он не ищет истину, потому что… знает ее! Истина заключается в том, что сильнейший в мире шахматист – Карпов. Не имеет значения, какой дебют разыгран, какая позиция на доске и кто сидит напротив, победа все равно будет за ним. То, что для слабого есть самоуверенность и зазнайство, для чемпиона – непоколебимая вера в себя. Ибо выше него нет никого. Nec Deus intersit! (И пусть Бог не вмешивается - лат.) Психологический щит, броня, которая защищает его от ударов могучих соперников".

Наш инопланетянин не знает, что такое шахматы - но он знает, кто такие пираты.

"Анатолий Карпов великолепно вписался в политическую систему СССР. Он стал, как в свое время и Ботвинник, знаменем страны. Ее гордостью и лицом. Каждая победа Карпова была победой социализма. Первые лица государства благоволили молодому, безупречному во всех отношениях чемпиону. А он оказался весьма искусным игроком не только в шахматах, но и в аппаратных интригах! Фактически стал самым привилегированным спортсменом страны, сочетая выступления в турнирах с политической деятельностью. Был депутатом Верховного Совета СССР, возглавлял (и возглавляет по сей день) Фонд мира".

Инопланетянин уже понял по тексту, что советская гегемония кончилась, с СССР случилось что-то нехорошее. Карпов стал одни из последних советских полководцев, последним символом системы. Жесткая социальная структура, которая поручила защищать свои интересы пирату, азартному игроку? Это что-то новое. Видимо, положение было совсем отчаянным, решит он. Как бы то ни было, переломить ситуацию не удалось. Но настоящий пират нигде не пропадёт.

"После развала Союза Карпов умело использовал свой опыт и связи для новых проектов, в том числе и в сфере бизнеса... В новом веке экс-чемпион мира почти не садится за доску. Но остается Игроком! Будь то бизнес, политика, карты или… шахматы, Анатолий Евгеньевич непременно стремится к максимальному результату и добивается серьезных успехов. Такова его натура. Он – настоящий чемпион".

Представляете себе характер? "А после гибели империи Пират посвятил себя бизнесу, азартным играм и боевым искусствам".

Потом наступает следующая эпоха, эпоха бойцов, воспитанных на виртуальных симуляторах боя - "шахматных программах". Но это уже другая история...

А теперь, наконец, о боге войны. Как представить себе бога войны? Прочтите эти шахматные рассказы "глазами пришельца", вообразите себе эту галерею воинов, полководцев, стратегов. Бог войны был каждым из них - бог войны и есть каждый из них. Он учитель, поэт, пират, одинокий волк, безумец. Когда Эйве принял вызов Алехина, он выбрал судьбу воина - и бог войны был с ним. Опыт воинов, память воинов, эмоции воинов - всё это он, Двуликий.

А в качестве эпилога я тогда (давным-давно) хотел привести следующую сценку.
Встречаются бог войны и адмирал Ито, любимый персонаж Макарова. "Я знаю тебя, Ито", - говорит бог войны. Как известно (я ведь об этом писал, да? ...сто лет назад), Ито отрёкся от воинского посмертия, вместо этого выбрав круг перерождения. А, вот:

"Ито был упёртым дзен-буддистом. Если бы русские солдаты лучше стреляли, если бы армейские заговорщики выделили для устранения старика более серьёзные силы, он мог бы рассчитывать на рай воинов, Вальгаллу. А так он наверняка давно переродился в новом теле, и, в этом смысле, куколка перед алтарём - лишь символ, и ничего более. Оболочка адмирала ушла, её больше не будет, кармический груз достался новой личности".

...Но бог войны начинает выстраивать новую реальность, ту, в которой Ито всё-таки ушёл в Вальгаллу, был воином во многих мирах, стал бессмертным духом, и в конце концов, пройдя Путь до конца - самим богом. Тем, кто сейчас смотрит на адмирала.
"Да, Ито. Я знаю тебя", - скажет он.
Tags: Двуликий, бог войны, шахматы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments