Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Homo Soveticus, наблюдения натуралиста

Эти посты я как-то выхватил в журнале у q_w_z, специально сохранил, чтобы потом дать на них ссылку. Речь в них идёт о детдомовских детях, но отдельные формулировки очень напоминают иногда встречающиеся в ЖЖ описания "советских людей, как класса", этакий недобрый взгляд со стороны. Соответственно, семейные и "нормальные" дети - это иностранцы, а мир семей и обычная жизнь - Запад, заграница.

детдомовские дети - особенности (с)
детдомовские дети - особенности (с) - продолжение


Ну вот, к примеру... Классика, советский человек, впервые попавший в Европу:

"Мимикрия, навык которой быстро вырабатывается детдомовцем, распространяется не только на интеграцию в "простые" сообщества (а детдом - это простое сообщество - иерархическое, силовое, общинное). Удивительные картины рисовались взору преподавателя, сопровождавшего детей в поездке в Финляндию (такие поездки детдому выделяются каждый год, но это в Питере). Дети, которые только что с удовольствием ломали во дворе интерната новый турник и плевали под ноги, в Финке враз стали воспитанными, аккуратными детьми, курящими только в строго отведенных местах и бросающими окурки только в урну.
У них изменилось выражение лиц - вместо настороженных взглядов и кривых усмешечек появились любопытные распахнутые глаза и вежливые улыбки. Все это разом исчезло по возвращении".


Или ещё одна классическая тема, наши люди, работающие в западных кампаниях:

"Дети из детского дома гораздо более самостоятельны и независимы, чем дети из мира семей. Правда, эта самостоятельность тоже имеет особую природу. Там, где у родительского ребенка есть авторитет старших, - у детдомовца есть прагматизм, граничащий с цинизмом. Дети из детдома не корреспондируют своих действий с вопросом "разрешат мне или нет". И вообще они не любят контроль - в отличие от родительских детей, которые осознают более или менее выраженный контроль со стороны родителей как норму, детдомовцы растут в ситуации "имитированного контроля", а де-факто почти полной бесконтрольности, и настоящий контроль их повергает в ступор или раздражает".

И далее по списку, вразнобой.

"...У них разное прошлое, настоящее и будущее. Поэтому нельзя считать, что сходство детдомовцев какое-то тотальное, какое-то диагностическое. Отнюдь..."

"Практически во всех стратах, из которых поступают "лишенцы" и сироты, отсутствует образование, уверенность в завтрашнем дне, солидарность и процветает иерархическая культура насилия, цинизма и равнодушия. Под "насилием" я имею в виду не обязательно физическое насилие крайних форм (избиение матери отцом и ребенка обоими), а экзистенциальное насилие любого вида - то, что мы иногда называем "дикостью". "Кто сильнее, тот и прав" - примерно так может звучать ее основной постулат. Большинство детей поступают в детские дома с уже записанной матрицей повседневности - все в твоей жизни зависит от твоего места в иерархии. (Есть, впрочем, и другие дети, их меньшинство.)"

О вкусе "россиян", осуждающе:

"Почти всех этих детей очень тянет ко всему яркому, блестящему, нарядному (обычно "нарядному") - сначала чисто физиологически, потому что их среда обитания очень серая и однообразная, а потом у них формируется такой вкус".

О непонимании нашими людьми природы законов:

"Беззаконие. Я долго думала, откуда в детдомовских такой имморализм - от тотальной бедности, от социального происхождения или от того, что их воспитанием никто не занимается, и решила, что от всего вместе.
Детдомовцы легко берут чужие вещи без спроса (на время и навсегда), воруют в магазинах и на рынках, любят разрушительные действия (разбить стекло, разломать новую ограду и пр), охотно обижают слабых. При всем при том они могут быть вполне добрыми и на свой лад честными ребятами - просто у них очень искаженное и крайне ослабленное представление о морали. Если их поймать на месте преступления, они отпираются только если им грозит наказание, а вообще обычно сразу признаются и видно, что у них нет понимания, что они делают плохо".


И далее...

"Говоря об имморализме детдомовцев, я имею в виду не отсутствие любой морали - как в любом сообществе со своей субкультурой, мораль есть и у них. Я имею в виду некую универсальную среднестатистическую мораль, а-ля "воровать нельзя", "врать нехорошо", "уважай чужой труд" и пр. Вот с этим у большей части контингента проблемс, да-с".

О контактах с заграницей и источниках информации:

"Изоляция. Детский дом крайне мало контактирует с людьми из семей - как с "благополучными", так и с "не". Выходы детдомовцев "в свет" (музеи, театры, спорт и прочее, куда их водят обязательно, периодически) почти никогда не сопряжены с контактами с миром семейных людей. Детдомовцы играют отдельно, растут отдельно, учатся отдельно - короче, живут отдельно. Мир семейных людей остается либо в их воспоминаниях (обычно, как я уже говорила, тяжелых, но всегда ценных для ребенка), либо воспринимается ими опосредованно - через кино, книжки, телевизор, рассказы. Практически ни у кого из детдомовцев нет друзей из мира семей".

О тех, кто ругает выходцев из бывшего СССР:

"Основное различие, о котором любят жужжать тетки, - в том, что детдомовцы якобы лишены чувства любви, эмоционально холодны, равнодушны и т.д. Это неправда. Детдомовская субкультура предполагает большую сдержанность, умение владеть собой, умение "постоять за себя" и пр, от этого дети кажутся холодными и расчетливыми. На самом деле они, как и все люди, эмоциональны и привязчивы, но изоляционная иерархическая субкультура, которую они усваивают в детском доме, требует высокого самоконтроля, с которым ребенок привыкает жить".

Наши люди, уехавшие заграницу, и эмигранты-антисоветчики:

"Большинство детдомовцев стесняются того, что они детдомовцы, и часто пытаются это скрыть. Они многого не знают о жизни семей (например, отмечание дня рождения в кафе Баскин-Роббинс - для них что-то из области сказок), поэтому коммуницировать с миром семей им трудно... Изоляция, в которой растут детдомовцы, по выходе из детдома сменяется либо активнейшей интеграцией в мир семейных людей (невротичной, разумеется, как и любая социализация) и вытеснением своего детдомовского прошлого (человек не просто скрывает его от других, но и сам старается забыть о нем)..."

...Интеграция в западное общество (невротичная, разумеется, как и любая социализация) и вытеснение своего советского прошлого (человек не просто скрывает его от других, но и сам старается забыть о нём)...

И далее, о наших чувствах и мечтах по отношению к Западу:

"Таким образом, изолированная жизнь в детдоме приводит к тому, что детдомовцам в детстве трудно понять мир семейных людей и даже просто получить непосредственную информацию о нем. Впоследствии это ведет либо к активному стремлению интегрироваться в мир семей (девочки и мальчики рано создают собственные семьи и рожают детей), либо к отказу от этих попыток и погружению в криминальные субкультуры".

О трудной жизни в бывшем СССР:

"Дети крайне-крайне ревностно относятся к "своему" - среди мифов о детдомовцах есть миф об их чрезвычайной жадности. Он не отражает реалий, так как детдомовцы не столько жадные, сколько крайне дорожащие "своим" дети. Детдомовская субкультура предполагает, что твое у тебя могут отнять, украсть, сломать из вредности, и наказать обидчика можно либо симметричным действием, либо какой-нибудь пакостью".

"У детдомовцев вырабатывается странное восприятие собственного тела и телесного взаимодействия. Они гораздо больше готовы к драке, чем к ласке, и поглаживание по голове, по плечу даже от близкого человека могут воспринимать как вторжение в их личное пространство. Грубо говоря, их телу комфортно, когда его никто не трогает. Впрочем, я знаю множество родительских детей с тем же свойством".

"Сплетни и обсуждения - важная часть жизни детдома. Каждый из детей знает, что о нем говорят, и часто знает, что именно говорят. Секреты быстро перестают быть таковыми. Детдомовская субкультура как бы предполагает отсутствие секретов, секрет - это слабость, слабость - основание быть побитым, осмеянным".

"Дети очень не любят, когда им лезут в душу, разводят на откровенность. Тщательно оберегаемые идентификационные секреты не должны быть выданы постороннему человеку, потому что тогда возникает опасность, риск. Поэтому есть еще миф о детдомовцах - они скрытные, не доверяют людям и им нельзя доверять. Я не считаю, что этот миф отражает реалии. Дети не столько тотально недоверчивы (часто, увы, бывает наоборот), сколько держатся за свои секреты как за то, что отличает их от других, делает ими".


О советских людях после распада СССР:

"Дальнейшая жизнь детдомовцев бывает разной, и хотя их многое объединяет... личностно они остаются такими же разными, какими были в детдоме. Кому-то нельзя доверить карточку на метро, а кого-то можно спокойно пустить пожить в квартиру, набитую деньгами".

О советской жизни, историческое:

"Субкультура детдома - это, в отличие от субкультур интересов (тех, которые человек выбирает добровольно), навязанная ребенку модель, которую он не может выбрать или не выбрать. Этим она напоминает тюремную субкультуру или своеобразные "временные" субкультуры, локализующиеся в больницах, поездах и других местах, где человек оказывается вынужденно и очень быстро становится "больным" или "попутчиком", но при этом, разумеется, остается сам собой.
Навязанная субкультура предполагает, что от нее нельзя отказаться. И действительно, ни одного ребенка, противостоявшего мэйнстриму, я не наблюдала. Хотя были дети, которые на порядки превосходили основной контингент - и по разуму, и по нравственному развитию, - но и они абсолютно вписывались в общую картину.
Навязанная субкультура - это прежде всего мимикрия. Каким бы ни был ребенок, он очень быстро мимикрирует под среду и, перестав отличаться от нее, оказывается в большей безопасности, чем белая ворона".


Философское, о сути советского опыта:

"Получается своеобразная цепочка: детдомовцы отличаются от родительских детей тем, что они детдомовцы (см. выше про кризис, переживаемый ребенком, лишившимся родителей), и субкультура детдомовцев предназначена одновременно 1) зафиксировать это отличие и 2) сгладить различия детей между собой. То есть субкультура является на самом деле фактором адаптации ребенка к детдому".

Советские люди отличаются от несоветских тем, что они советские. Советская культура стремилась одновременно зафиксировать это отличие и сгладить различия между советскими людьми. В конечном счёте, советская культура была фактором адаптации человека к жизни в СССР.

О тех, кто не любит и ругает отечественные порядки:

"Поэтому, замечу, многие люди, незнакомые с жизнью девиантных групп, бывают шокированы "холодностью", "грубостью", "злостью" детдомовцев и неприязненно воспринимают их, не понимая, что ребенок "просто" закален обстоятельствами своей жизни и не скрывает этого".

О достоинствах выходцев из бывшего СССР:

"Преподаватели со стажем сообщают, что это постоянное явление. Дети из детдома очень быстро, значительно быстрее родительских детей адаптируются к новым условиям. Они гораздо легче переносят адаптацию к студенческой и профессиональной жизни. Как я уже говорила, после выхода из детского дома, если ребенок не криминализуется, отличить экс-детдомовца от родительского ребенка практически не получится".

Ещё раз о жизни в СССР:

"Простое иерархическое общество, которым является детдом, развивает у своих членов истероидные черты. Дети могут быть совершенно любых психотипов, но некая истероидность, которая не развивалась бы у них в других обстоятельствах, здесь получает стимул для развития. Поскольку многое в детдоме - имитировано, а не существует на самом деле - постольку чем больше ребенок научится имитировать, тем легче ему будет избегать неприятностей".

...Многое в СССР лишь имитировалось, а не существовало на самом деле, поэтому чем лучше советский человек умел прикидываться, тем меньше у него было неприятностей.

Грустное:

"Практически все дети в детском доме так или иначе невротичны. Практически всем им требуется помощь специалиста - детского психолога, социального психолога-педагога, а также не специалиста, а просто хорошего человека (например, шефа или уборщицы, или кастелянши - в общем, любого взрослого, кто оказывается рядом). Я считаю, что детям в детдоме можно не дать лишнего бутерброда, но обязательно нужно дать возможность изживать свои неврозы. К сожалению, этого нет".

...Я считаю, что советскому и пост-советскому человеку можно не дать лишнего бутерброда, но обязательно нужно дать возможность изживать свои неврозы и психозы. К сожалению, этого нет (с).

(продолжение следует...)
Tags: психоистория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments