Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Очередной трёп

Этот тред меня расстравил. Хочется снова писать про этические системы. Хотя нет, такое желание появилось у меня раньше, из-за того обмена репликами. Люди опять забыли, опять надо им напоминать, что такое что и почему... такого рода мысли.

Но помимо всего прочего, мне там был задан вопрос, имеющий непосредственное отношение к теме.
""У Нормана Тэрл это вообще что-то с чем-то"
А можно как-нибудь поподробнее?"

На самом деле, "подробнее" требовало бы набивки цитат, пространных цитат с характерным поведением неподражаемого Тэрла Кэббота... Но, пожалуй, без этого можно обойтись.
[А то я и так уже сразу начал сочинять фанатский диалог между Тэрлом и Дитрихом, с такими характерными репликами, как "ау, Тэрл, это война!" и "не надо меня грузить вашим Кодексом, я танки видел". (Тэрл: "Я тоже видел танки". Дитрих: "Ты танки видел в КИНО, Тэрл!")]

Но что я тогда хотел сказать? Проицитирую свой пост о Лефевре:
В центре каждой этической системы находятся обыватели и герои. Названия условные, как и всё у Лефевра, но что есть, то есть. Обыватель знает, что хорошо, а что плохо (у него правильная этика), но всегда идёт по пути наименьшего сопротивления, подчиняется обстоятельствам. Он "минимизирует страдания" (опять же, термин Лефевра), и в связи с этим испытывает чувство вины. Обыватель преклоняется перед героем.

Герой - это тот, кто не готов поступиться принципами своей этической системы. Он готов перенести страдания, чтобы потом не испытывать чувства вины. Герой всегда чем-то жертвует (в предельном случае - собственной жизнью), зато он может сказать: "Я поступил правильно". Поэтому этический статус героя выше, чем статус обывателя.

К Крылову эти термины тоже вполне применимы. Когда мы говорим об этических системах, мы обычно имеем в виду героическое поведение. Герой всегда стремится поступать правильно, его поступки не расходятся с его морально-этическими принципами. В крайних случаях, герой готов пойти даже на муки или смерть, но не поступиться принципами.
А обыватель не таков. Обыватель знает, что правильно, а что нет, но при этом он далеко не всегда поступает правильно. Но, да, он способен оценить свои действия с точки зрения своей этической системы. Если он чувствует, что поступил недостойно, он испытывает чувство вины, стыд, угрызения совести. И даже пытаясь оправдать свои действия, он всё равно будет опираться на общепринятые в его среде представления о добре и зле. Обыватель смотрит на героя снизу вверх, этический статус героя выше. Конечно, и обыватель иногда способен на героический поступок.

Так вот, герои и обыватели являются носителями этической системы, они поддерживают её информационное поле, так сказать. Просто обыватели, в основном, следуют этическим принципам на словах, а герои - на деле. Но идеалы у них общие.

В этом смысле, героев проще использовать для примеров. Вот герои Роберта Говарда - настоящие герои соответствующих этических систем. Конан, Соломон Кейн, Кулл, Бран мак Морн. У них слова с делом не расходились, это люди-идеалы.

Но Тэрл Кэббот не таков. Он, скажем так, далеко не Павка Корчагин. Он знает Кодекс Воинов наизусть, но всегда ли он ведёт себя по Кодексу? Нетъ. Идеал горианского мужчины-воина в книгах Нормана - это, например, Марленус. Он, да, абсолютный горианский герой. А Тэрл ближе всего к обывателю, хотя иногда может подниматься к герою (или опускаться чуть ли не до лицемера). И да, Тэрл это осознаёт, переживает, восхищается другими, более правильными горианами - короче, полный набор негероического поведения. Единственная героическая черта Тэрла - это его невероятная сила (выносливость, ловкость, etc.) и фантастическое воинское искусство. Я лично считаю, что один на один Тэрл сделает даже Марленуса. Отсюда главный вопрос "горианской саги", кто круче - со всех сторон правильный Марленус, или Тэрл, неправильный, но всё равно величайший воин Гора?

Ладно, это всё фанатские рассуждения. Но суть в том, что по Тэрлу нельзя мерить горианскую этику в каждой этической системе полно обывателей, то есть тот факт, что человек исповедует те или иные ценности, ещё не значит, что он живёт в соответствии с ними. Мягко говоря. Мы, конечно, обычно обсуждаем идеальный вариант, героическое поведение, правильное от и до. Как бы вёл себя человек, если бы формулы Крылова стали его жизненой программой и руководством к действию?

...А, ну да, лицемеры и святые. Конкретные определения Лефевра нам не очень подходят, но принцип использовать можно. Лицемер прикрывается той или иной этической системой, но не принадлежит к ней. На самом деле, ему плевать на её принципы, он спокойно их нарушает, когда это ему выгодно, не испытывая не раскаяний, ни угрызений совести. Лицемер находится ниже этического поля, его этический статус минимален, его презирают даже обыватели.
Святой, наоборот, находится выше этического поля, просто потому, что никто не может подняться до его уровня (кроме других святых). Даже герой смотрит на святого снизу вверх. Этический статус святого максимален.

Кстати, если следовать определениям Крылова, героя и обывателя можно определить ещё одним способом. Герой всегда пользуется полной версией этической формулы, а обыватель обычно обходится сокращённой, упрощённой формой этики, её "полюдьем". И раз уж сквозной темой этический систем Крылова является баланс между человеком и миром (обществом, другими людьми), то герои и обыватели - это как раз те, кто поддерживает этот баланс. Святые, очевидно, несут в мир больше добра (и меньше зла), чем получают извне, а лицемеры, соответственно, наоборот.
Tags: Лефевр, концепция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments