Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Всё дело в осле

Не могу это не процитировать:
"Какое слово в тексте Акеды ближе всего к философской терминологии? Всякий человек, знакомый с ивритом, без труда ответит на этот вопрос. Конечно, это хамор - осел. Дело в том, что слово хамор состоит из тех же букв, что и хомер - материя. Этот удивительный факт оставил неизгладимый след в еврейском мироощущении. Так, например, в комментариях и мидрашах прослеживается тенденция представлять, репрезентировать отношения человека с материальным миром его отношениями со своим ослом.

Для еврейского мудреца и праведника осел является, как правило и в первую очередь, средством передвижения, совершенно послушным его воле. Для праведника управлять ослом так же просто, как совершать небольшие чудеса: посидеть в горящей печи, воскресить нечаянно убитого товарища, разбить вражеское войско, бросая в него горстями землю. Такое впечатление, что проблема взаимоотношения духа с материей полностью решена еврейскими мудрецами, им остается только решать, когда сесть и куда направить своего осла, где остановиться и слезть с него, и с этой задачей они справляются с большим или меньшим успехом, как, например, рабби Тарфон, слезающий со своего осла в соответствии с установлениями школы Шаммая, рабби Шимон бен Элазар, встретивший и оскорбивший уродливого человека, и покинувший своего осла, дабы вымолить прощение, и многие другие.

Другое дело - не праведник, хотя и великий пророк, хотя и сказавший Израилю поэтичнейшее благословение, - Билам (Валаам). Его отношения со своей ослицей сложны и запутаны, можно даже сказать - интимны. Материальный мир - почет, власть, богатство, с детства знакомая ослица влекут к себе Валаама, подобно миражам, отвлекают его внимание от реальных опасностей, которые таит в себе каждый шаг в лабиринте еврейского текста, они заставляют его кружить по холмам вокруг еврейского стана, вовлекают его в свой круговорот и приводят к гибели в 31-й главе книги Чисел. Что ж, средство передвижения должно быть простым и надежным, и не склонным к истерическим аффектам. Если такого нет, лучше ходить пешком...

Но вернемся к Аврааму, седлающему своего осла. Вот он въезжает на нем в Иудейские горы, во главе длинной вериницы мудрецов и праведников, путешествующих на своих ослах по страницам еврейских книг. Где-то вдалеке все ищет и никак не может найти своих потерявшихся ослиц будущий царь Шауль, а навстречу Давиду спускается по склону горы, сопровождая груженных хлебом ослов, красавица Авигайль, и старый погонщик - араб предлагает на рынке ослов: на расстояние десять фарсангов - за одну зузу, на одиннадцать - за две.

Впереди, рядом с Авраамом, едет Моше рабейну - учитель наш Моисей, посадивший на ослика всю свою семью, а замыкает караван, совершающий свой нескончаемый переход, мелех а-машиах - долгожданный царь Мессия. Вот эти трое, говорит мидраш, едут на одном и том же осле, специально сотворенном для этой цели в первые дни Творения".

Бессмертный осёл, самый загадочный и малоизученный персонаж Библии. Вот о ком надо книги писать. Хотя, о нём ведь и написали, получается.

P.S. Я тут вижу очевидную связь с мусульманским бураком.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments