Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

"Свобода или справедливость", как анекдот с бородой; четыре угла Запада и главные вопросы

"У вас, например, толкуют о том, что англичане привязаны к свободе, французы к равенству: но простой человек всегда привязан к равенству, а не к свободе, потому что свобода отвлечённей равенства" - писал знаменитый русский историк 19 века Сергей Соловьёв.

Насколько я понимаю, в 19 веке подобные рассуждения были в моде, и все строились одним и тем же образом: дескать, англосаксы это Икс, а континентальные европейцы (французы) - Игрек. Потом появились немцы, как совершенно особенная категория, а из англосаксов выделили заморских кузенов, американцев.

Продолжая за Соловьёвым, это могло бы звучать так - англичане это свобода, французы - равенство, немцы - порядок, а американцы, допустим, успех. 

Как-то раз я просматривал интернет в поисках определённых материалов, и натолкнулся на цитату, которая порадовала меня своим консерватизмом. Речь шла о том, как реагируют на новую гипотезу в научных сообществах тех или иных стран:
"Гальтунг также анализирует вопросы, которые задают автору гипотезы:


  • саксонский стиль (американский вариант): "Как Вы операционализируете свою гипотезу?";

  • саксонский стиль (британский вариант): "Как Вы ее документируете?";

  • тевтонский стиль: "Как Вы можете вывести ее из Вашей аксиомы?";

  • галльский стиль: "Можете ли Вы выразить гипотезу на хорошем французском языке?".


[Как я понял, операционализация - это сведение имеющихся данных к нескольким переменным, которые могут быть проверены количественными методами, например статистическим анализом. Вот, из сети: "Операционализация понятий - научная процедура установления связи концептуального аппарата исследования с его методическим инструментарием. Операционализация понятий - процесс преобразования абстрактных понятий в конкретные термины" (см.  также 1, 2).]

И далее:
"Различия существуют и в практике научной работы. Британское увлечение документацией, как и американская любовь к статистике, вошли в поговорки. Эти харак­теристики образуют резкий контраст с национальными особенностями тевтонских и галльских интеллектуалов, которые "могут даже не осознавать, что им не хватает документации для обоснования того, что они говорят. Для них суть интеллектуальной деятельности заключается в создании теорий. Эмпирические данные имеют скорее иллюстративную, чем демонстративную функцию. Расхождение между теорией и данными устраняется за счет данных" (Galtung, 1981, с. 828)".

Речь здесь идёт о культурных различиях. С точки зрения этических систем Крылова, всё это будет относится к Западу, и в каждом из четырёх примеров главной ценностью является истина. Просто англичане считают, что истина - это утверждение, доказательства которого должным образом задокументированы, а для американцев истина - это то, что можно измерить и проверить статистически. Немцы верят в абстрактную логику, истинное утверждение вытекает из безупречных логических построений. А французы считают, что истина заложена в самой структуре французского языка. (Поэтому немецкие идеи по умолчанию являются дурацкими и неправильными. :))

Востоком по Крылову было бы следующее, это из описания японского подхода:
"Главное в обсуждении — не испортить сложившихся отношений. Здесь существует уважение "по вертикали": к авторитету, к учителю, кто бы он ни был. Присутствующих объединяет чувство коллективизма и ограниченной солидарности. Главным оказывается вопрос о том, к какой школе ты принадлежишь, откуда взял свою идею и кто ее высказал первым. Спор здесь скорее социальный, чем интеллектуальный, акт".

Видите? Здесь ценностью является социальная иерархия и вертикальные связи, не истина-справедливость.

Ну да, можно заявить, что есть ещё русский стиль - "Для чего это нужно/Как это можно использовать/Как на этом сделать бабки?", и связать его с северной этикой и ценностью пользы. Можно. Но лучше не надо.

В рамках более общего дискурса, посвящённого этическим системам Крылова, мне здесь было важно следующее.
В очередной раз показать разницу между этикой и культурой. Французам не нужен англосаксонский Запад; им предпочитают свой собственный. Европейский Запад отличается от американского, русский Запад, если он сформируется, будет отличаться от европейского, но всё равно будет относиться к Третьей этической системе.
И да, свести всё к главному принципу - "формула первична, если уточнения Крылова соответствуют формуле, их можно использовать, если нет - тем хуже для уточнений... если мы начинаем противоречить самой формуле, значит, речь уже идёт о чём-то другом, не о принципах, по которым индивид строит свои отношения с внешним миром". Я имею в виду, что вряд ли тут кто-то способен излагать мысли на красивом французском языке, так что остаётся использовать немецкий подход - проверять, как то или иное утверждение вытекает из аксиомы.

В качетстве постскриптума. Как-то мы шли со makarovslava, и он сказал: этические системы штука забавная, но, очевидно, ни один человек и ни одно общество не могут считаться их воплощением в чистом виде. Конечно, сказал я, и должен был добавить - размышления насчёт этических систем столь же корректны, как и утверждение, что Вселенная состоит из Огня, Воды, Воздуха и Земли. Ведь в каком-то смысле это действительно так, правда? А практическая польза от понимания концепции этических систем примерно такая же, как от знания (цитируя Кроули), что живучесть змеи и её способность сбрасывать кожу - это Земля, её движения - это Вода, бросок - Воздух, а яд - Огонь. Это знание способно нас духовно обогатить, но лучше не пытаться его операционализировать.
Tags: Восток, Запад
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments