Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

"Ревизор" на американский лад

В антисоветском боевике Ивана Солоневича "Две силы" есть следующий яркий эпизод:

"Имя товарища Кочеткова он слышал. Впрочем, у товарища Кочеткова были и другие имена, как имя Кочеткова иногда носили и другие люди. Все они составляли так называемый штаб личной охраны товарища Сталина. Их не знал почти никто. Говорили, что их было шесть человек, говорили, что их было десять человек. От остальных смертных работников самых узловых пунктов Советской власти они отличались своими удостоверениями. Эти удостоверения были отпечатаны на особой алюминиевой бумаге или, точнее, пластинке и начинались с того, что “предъявитель сего, такой-то, по специальному поручению генералиссимуса Союза Советских Социалистических Республик Иосифа Виссарионовича Сталина, уполномочен”… Полномочия были, практически, неограниченными.

Об этих людях, их называли “личной шестёркой”, хотя, может быть, их было и больше шести, даже самые высокие партийные вельможи не говорили ничего, не было “принято”. Тут сказывалась та неписанная конституция всеобщего страха, которая налагала всеобщий запрет на некоторые темы и вопросы советской жизни".

(См. "пайцза".)

makarovslava это описание тогда дико вставило, он сказал, что вот об этих-то людях надо книги писать и комиксы рисовать.

Как-то на днях я пребывал в дремотном забытьи - то ли засыпал, то ли просыпался - и мне явился образ того, чем бы стал "Ревизор" под пером американского писателя-фэнтезийщика; знаете, из тех, что креативят про "Алису - принцессу воинов". Но всё-таки талантливого, мне в моей мечте хотелось, что бы он был талантлив. И с замахом на многотомную эпопею, естественно :).

Итак, Хлестаков - аферист, мошенник, шулер, беглый каторжник, сугубо положительный персонаж, борец за демократию. Действие происходит в необъятной фэнтезийной стране, достаточно высокоразвитой при этом, где правит жестокий и нехороший тиран. И вот, каким-то чудом, к Хлестакову попадает одна из этих пластинок-пайцз, как у Солоневича. Естественно, они волшебные - их нельзя подделать, отобрать силой или снять с мёртвого тела. Но какая-то лазейка всё-таки обнаружилась: может быть, их в карты можно выиграть, или получить обманом, или ещё как. О, карты; почему-то я увидел на обложке Хлестакова с картами в одной руке (и пистолетом в другой!), и сразу вставил карты в сюжет.

В конце концов, почему бы и нет? Некоторые считают "Игроков" Гоголя чем-то вроде пролога или комментария к "Ревизору". В 1926 году Мейерхольд в своей версии "Ревизора" использовал реплики из "Игроков". А несколько лет назад в Москве была постановка с явными цитатами из Мейерхольда, в которой Хлестакова превратили в шулера. Да, я узнал об этом из Интернета :).

Допустим, ещё до побега, на каторге, Хлестаков изобрёл новую карточную игру, вроде неизвестного в том мире техасского покера, игру страшно азартную и "заразную". Он подсадил на неё других обитателей каторги, включая охрану. Постепенно, модная новинка распространяется по всей Империи, но в свою игру Хлестаков по-прежнему способен обыграть любого.

И именно такому человеку достаётся имперская пайцза, которая формально превращает его в доверенное лицо Тирана, в одного из Шести (Десяти), о которых никто ничего не знает, но которых все боятся. Он получает возможность представляться проверяющим из Центра, действующим по личному приказу Самого, и в таком качестве пользоваться практически неограниченными полномочиями.

Да, почему Тиран не объявит, что пайцза недействительна, что его Имя и Печать больше ничего не значат, что человек, выражающий его Волю - вор и обманщик? На самом деле, наверху просто боятся подорвать авторитет власти. В конце концов, ну сколько вреда может причинить один человек? А на противоположной чаше весов - вера во всемогущего и всеведущего Тирана, в безошибочность и неуязвимость государственного аппарата. (Конечно, это далеко не так, но нельзя позволять людям задумываться на подобные темы.) Поэтому, на Хлестакова тайно охотятся те, кто сам посвящён в тайну, то есть оставшиеся Пять или Девять сотрудников "штаба личной охраны". Полагаю, что несчастный, потерявший удостоверение, давно уже ответил за свою ошибку головой и другими частями дела.

Собственно, это даёт нам метасюжет. Хлестаков путешествует из одного края Империи в другой, меняя имена и маски, стараясь решать проблемы по-честному, то есть жульническим образом. В любом случае, время от времени он всё равно будет вынужден использовать своего неубиваемого туза в рукаве. А за ним следуют молчаливые ищейки с теми же полномочиями, иногда теряя его, а иногда отставая всего на день-полдня. У Хлестакова постепенно растёт идейность, если ему вдруг ранее её недостовало, а путь его ведёт к финальной схватке с Тираном, в которой будет только один победитель. (И это свобода!)

Ну а локальные сюжеты распадаются на три основные составляющие. Во-первых, это Хлестаков, как борец с режимом: его отношения с другими недовольными, диссидентами, членами подполья, его подрывная и вредительская деятельность. Во-вторых, это Хлестаков, как государственный инспектор и ревизор, если он предъявляет пайцзу. Как человек из Центра с неограниченным полномочиями, он вынужден играть свою роль до конца и выполнять соответствующие функции - судьи, следователя, политического советника. Наконец, это Хлестаков сам по себе, ловкий мошенник и авантюрист. Например, он узнаёт, что в крупном южном курортном городе, где многое дозволено, готовится турнир по карточной игре, куда съедутся самые серьёзные игроки... Разве это не повод сделать небольшой крюк - и сорвать большой куш?

И всё это привидилось мне короткой вспышкой, за яркой обложкой выдуманной книги.

P.S. Из вырезанного при редактировании: [...Ну сколько вреда может причинить один человек? (Большая ошибка!)... Книге так в шестой он вообще может оказаться в армии, ведущей боевые действия, на одном из руководящих постов... Ведь местное начальство при его появлении будет каждый раз думать, что Тиран узнал об их грешках, или услышал их молитвы (прочитал доклад), а скорее всего, и то и другое одновременно... Да, и в этом качестве, он ведь даже пользу может приносить. Макаров всё время цитирует какую-то неизвестную мне шуточную книжку, в которой вражеский шпион оказался главным интендантом армии - и несмотря на вредительство и саботаж, оказался более честным и полезным хозяйственником, чем любой из его предшественников...]
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments