Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

Первая этическая система

Формула первична, трактовки Крылова принимаются в тех случаях, когда не противоречат формуле.

Возьмём мою любимую цитату про Южную этику:
"Первая этическая система представляется для живущих по ней людей чем-то вечным. "Такова жизнь, так было всегда" — вот что думают те, кто живет по этим законам. В рамках этой системы безразлично, когда происходит действие — было ли оно совершено, совершается ли сейчас или только предстоит. "Он пытался меня убить, или он пытается меня убить, или он собирается меня убить, он вообще может [имеет возможность, силу или желание] меня убить — значит, и я могу [имею право] его убить": это — типичное рассуждение в рамках первой этической системы"
.
Можно ли это вывести из формулы? Формула Юга - "делай другим то, что другие делают тебе". Отсюда "Юг. Твой поступок хорош, если другие по отношению к тебе поступают также". Этичный поступок - это поступок, который был реакцией на внешнее воздействие; залогом этичного поведения является сама возможность адекватного ответа (добром на добро, ударом на удар). Поэтому, отталкиваясь от Крылова, я записал в базовые ценности Юга "жизнь, волю, силу", как единное понятие или комплекс понятий. Это то, что позволяет нам совершать действия, то, благодаря чему мы можем адекватно реагировать на внешние условия. Чтобы поступать этично, надо быть живым, сильным и обладать волей.

Но, допустим, враги отрезали нам руки, или выкололи глаза. Слепцу и калеке непросто поступить по принципу "око за око"! Лишённый свободы человек не имеет возможности отомстить мучителю, а отправленный в нокаут не ответит ударом на удар. Наконец, если нас убьют, мы точно не сможем убить в ответ: мы будем окончательно лишены возможности поступить этично.

Из этого следует, что если этика требует ждать, пока нам будет нанесён удар, или будет причинено зло, или нас убьют, и только потом разрешает адекватнно ответить, то этика требует от нас неэтичного поведения. В чём я согласен с _dusty_, так это в этом: "[этическая] система не может предписывать одновременно этичные и неэтичные действия".

Следовательно, Крылов прав. Для рационального носителя Первой этической системы разумным выходом будет игнорирование временого фактора. Все события происходят одновременно, намерение и возможность причинить зло являются злом и заслуживают адекватного ответа - ещё до того, как события произойдут. Если в результате адекватного ответа враг утратит саму возможность совершить изначально задуманное действие, то чем хуже для него. Ведь неэтично поступает не тот, кто действует, а тот, кто не способен на действие, не тот, кто бьёт, а тот, кто не может дать сдачи.

Возникает вопрос, а как же понять, когда надо действовать, а когда нет? Крылов:
"В рамках подобного понимания истины самыми верными и надежными знаниями являются хорошие чувственные восприятия. Разумеется, чувства часто обманывают — поэтому их следует изощрять, усиливать и развивать. Это касается как ушей и глаз, так и интуиции.
Знание такого рода слишком конкретно, чтобы быть выразимым и описуемым. Да оно и не нуждается в описании. Это знание охотника, чующего добычу, знание крестьянина, угадывающего завтрашнюю погоду. Поскольку обстоятельства меняются слишком часто, бессмысленно пытаться описывать или передавать это знание кому-то еще. Можно только научить узнавать — что достигается прежде всего опытом".

Ты должен реагировать на будущее так, будто оно настоящее, но при этом само знание будущего является интуитивным, основанным на непосредственном восприятии. На Юге это первое качество, которое необходимо настоящему вождю или лидеру.

["Имперская парадигма Османской Турции заключалась в том, что султан имел право – и даже моральный долг – без суда, следствия и объяснения причин расправиться с любым, кто представлял угрозу его власти".]

Понятно, что
а) для добра действует тот же принцип, что и для зла, но как раз с ответом на добро можно и подождать.
б) отказ от временных рамок действует не только для будущего, но и для прошлого. Благодаря trurle'ю, я узнал замечательную вазиристанскую пословицу: "я отомстил быстро, я ждал всего сто лет".

Идём дальше.
Для Юга время не имеет значения, можно считать, что все события происходят одновременно. Я должен быть готов пожертвовать жизнью за товарища, если у меня есть основания считать, что он когда-нибудь пожертвует жизнью за меня. Понятно, что этот принцип - "желание меня спасти, возможность меня спасти" - относится только к "своим", к своему племени, к людям, с которыми ты живёшь и сражаешься бок о бок. Странно ведь ожидать гипотетического будущего добра и героического самопожертвования от незнакомого, чужого человека? На каком основании? В этом суть "южного" альтруизма - альтруизм по отношению к своим.

Да, "южный" альтруизм. Согласитесь, что у меня есть все основания считать, что люди, с которыми я живу, мои друзья, близкие, знакомые, родственники, имеют возможность и желание сделать для меня что-то хорошее. Скорее всего, они уже не раз это делали, так? Значит, делая им добро, я поступаю этично. С другой стороны, у меня нет никаких оснований ожидать добрых поступков от незнакомого человека. Более того, в ряде случаев имеет смысл заранее ожидать от чужака чего-то нехорошего и действовать соответственно. Так что, здесь мы уже можем провести очевидную грань между "своими" и "чужаками", теми, кому надо делать добро, и теми, кому доверять не следует. (Табуированная, отрицательная эмоция Юга - равнодушие, безразличие к своим и к своему.)

Можно зайти с другого бока. Очевидно, что человек смертен, и смертен внезапно. Рационально мыслящий носитель Южной этики не может не осознавать, что рано или поздно он обречён на поражение - смерть заберёт его, и он нечего не сможет с этим поделать. В конце концов, всегда существует ненулевая вероятность насильственной смерти, а как мы уже сказали, умерев, человек не сможет отомстить убийцам.

Что же остаётся? Ну во-первых, можно верить, что после смерти всё-таки можно будет отомстить, превратившись в злого духа. С этим всё ясно.
Во-вторых, можно придерживаться принципа "умирая, убивай!". Если захватить кого-то с собой на тот свет, то, вроде как, мы всё равно окажемся в плюсе. Впрочем, такая возможность есть далеко не всегда.
Наконец, остаётся делать упор на то, что время не имеет значения. Если "свои" за нас потом отомстят, это всё равно, как если бы мы отомстили. То есть, надо верить в то, что человек продолжает жить в своём роде-племени-социальной группе, в единство потомков и предков. 
"Нет, бессмертия я бы не дал никому. Но в числе прочих я бы непременно сотворил разумных, которые были бы убеждены в смертности собственных душ, но чувствовали бы себя частицей своих родов и искали бы себе - славы, а роду - жизни. Соответственно основополагающие признаки - верность роду, честь..."

Это даёт нам ещё одно определение "своих" в рамках Первой этической системы. Свои - это те, кто готов платить по нашим этическим долгам, даже после нашей смерти. Наши друзья - их друзья, наши враги - их враги, и так далее. Понятно, что из этого следует этичность действий, направленных на сохранение и усиление своего племени ("безразличие к своему" аморально!), поскольку, определённым образом, мы сохраняем способность к действию в своих потомках и преемниках.

Подведём итог.

Во-первых, я хотел показать, что принцип "убей первым", "ударь, чтобы не дать ударить себя" - он "южный", не "северный". Носитель Южной этики вполне способен действовать, отталкиваясь от образа нежелательного будущего в своей голове, в конце концов, это не бином Ньютона. И бессмысленно сводить Северную этику к "южной" идее силы. Конечно, Крылов сам виноват в подобных трактовках, это ведь он написал про Четвёртую этическую систему:
"Виноват прежде всего тот, кто допустил такое обращение с собой. Достаточно ясно, что в рамках данной этической системы сила является источником блага, а человек, который ничего не может, не может быть и хорошим человеком".

Нельзя сказать, что это не имеет никакого отношения к Северу, имеет (человек действительно отвечает за то, что с ним происходит), но формулировка кривая. Да, есть родство между Югом и Севером, есть определённая генетическая связь. В конце концов, есть переслегинская концепция варварского менталитета, который чувствует себя как дома и на Юге, и на Севере - а варваров, безусловно, привлекает тот факт, что и Первая, и Четвёртая этическая система допускают широкую трактовку понятия "самооборона". И всё же, "сила является источником блага, слабый человек - плохой человек" - это Юг. Для Севера благо будет являться источником силы - добро сильно, потому что оно добро, а не добро, потому что оно сильно, понимаете? Базовая ценность другая.

Во-вторых, я хотел показать, почему именно Первая этическая система является первой. Юг - это база, основа, огонь, текущий в наших жилах. Набор самых простых и очевидных принципов: "отвечай добром на добро, злом на зло, выживай, будь сильным, сохраняй способность к действию, помогай своим, не верь чужим". В этом суть. "Чтобы поступить этично, нужно быть живым". Без этого не было бы и других этических систем, они все так или иначе вырастают из Юга.

(В качестве довеска.)
Tags: Юг, варвар, концепция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments